Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Учительство в социокультурном пространстве Майкопа (конец XIX - начало XX вв.)



Учительство в социокультурном пространстве Майкопа (конец XIX - начало XX вв.)

Сведения об авторе: Денисова Наталья Николаевна, кандидат исторических наук, зав. отделом славянской культуры Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований имени Т. Керашева, доцент Адыгейского государственного университета. Сфера научных интересов – история управления на Северо-Западном Кавказе, история народного образования.

В качестве предмета исследования  локальной истории выступает категория «место» или «местное сообщество» как «совокупность людей, осуществляющих определенную историческую деятельность», отличающихся «укорененностью во времени, во вмещающем ландшафте и в духовной сфере, т.е. представляет из себя хроно-топонимическую систему» [1]. контексте данного определения город предстает как особая локально-территориальная структура среднего звена,  где «происходит прямая и обратная связь между отдельным индивидом и обществом» [2]. В исследовании истории городов все более приоритетным становится анализ их культурной составляющей, т.е. их «одушевленности» [3].

Большой интерес для исследователей представляют северокавказские города, история возникновения и развития которых весьма своеобразна и связана  с достаточно сложным и противоречивым периодом в истории России – включением Северо-Западного Кавказа в административно-политическую систему  Российской империи. Несмотря на то, что отправная точка у северокавказских городов практически одинакова, они, тем не менее, различаются своей историей (временем и особенностями формирования), административными функциями, степенью,  интенсивностью и направлением развития промышленности и социальной сферы, а также взаимоотношениями городских властей и городского общества.

История создания города Майкопа, с одной стороны,  типична для многих городов Северного Кавказа, с другой – имеет свои достаточно ярко выраженные особенности, которые проявились,  в том числе  в сфере духовной , в отношении городских властей  к культурному строительству, приоритет в котором изначально был отдан народному образованию и просвещению.

Основание города относится к 1857 г., и связано с возведениям военного укрепления, получившего название Майкоп, вокруг которого вскоре  начали селиться нижние воинские чины и гражданские поселенцы, образуя слободку.  В газетах и официальных кругах практически сразу же стали высказываться предположения о перспективах превращения данного укрепления и слободки в город.  Городской статус Майкопа был официально провозглашен, в апреле 1871 г., в 1878 г. введено городовое положение.

Становление города шло достаточно сложно. Это объяснялось тем, что с завершением Кавказской войны российское правительство значительно сократило средства на кавказские нужды. На начальном этапе своей истории Майкоп имел весьма  непрезентабельный вид. Как отмечал один из современников, «… город отличается крайней инертностью духовной жизни. В нем совершенно нет ни приличных газет, читален и библиотек, нет  ни музеев, ни картинных галерей, нет всех тех могучих факторов духовной жизни, которыми отличаются крупные культурные центры» [4]. Но в свой начальный период Майкоп и не претендовал на статус  крупного города, тем более, крупного культурного центра.

В 1871 г. население города составляло всего около 13  тыс. чел., «по национальностям: преимущественно русские и незначительное число грузин, армян, греков, турок и евреев», [5] по социальному составу – земледельцы, ремесленники, купцы и довольно высокий процент (по данным переписи 1897 г. – 18,6%) так называемого «непроизводительного» населения (армейские офицеры, мелкие чиновники, служащие различных канцелярий, писари и др.)[6].

Первым шагом городской администрации в культурном строительстве стало открытие в 1871 г. первого учебного заведения – Майкопской (бывшей Лабинской) горской школы, которая имела своей целью «распространение гражданственности и образования между покорившимися мирными горцами», «вкоренение в молодом поколении горского юношества истинные правила чести, долга, трудолюбия и порядка» [7]  и, одновременно, «доставление служащим на Кавказе семейным офицерам и чиновникам средств к воспитанию и обучению детей…»[8]. Первый шаг оказался весьма успешным, как отметил директор училищ Кубанской области В. Терзиев, «в новом месте ее (горской школы – Н.Д.) нахождения, … она может довольствоваться всеми средствами, обуславливающими всестороннее преуспеяние»,  оценив это как « искреннее сочувствие городского общества… к делу образования», которое выразилось в предоставлении школе помещения и денежных средств от 400 до 700 руб. в год. В год открытия горской школы  в  городском бюджете впервые появляется статья расходов на «учебную часть», к 1911 г. эти расходы уже составят 36,5% всего городского, [9] что было весьма высоким показателем.

В 1878 г. в городе при активном содействии попечителя Кавказского учебного округа Я. Неверова открывается первое городское училище, через два года преобразованное в трехклассное с присвоением имени «Александровское» «в ознаменование 25-летия царствования» императора Александра II». Город направил в училище лучших педагогов, в их числе: учителя-инспектора С.Г. Потапова, учителей С.О. Домашевского и Н.И. Семенова. Обязанность Почетного смотрителя взял на себя голова города Д.И. Зинковецкий.

Все свидетельствовало о том, что городские власти намерены и в дальнейшем заботиться не только «о повышении благосостояния», но и о «поднятии культурности населения», «достижении всеобщей грамотности» [10]. С этой целью Майкопская городская дума добивалась повышения процента освобожденных от платы за обучение (20% вместо 10% разрешенных центром). Город совместно с учительской общественностью настойчиво пытался решить проблему общедоступности, введения всеобщего начального образования, улучшения материального обеспечения педагогов, заработная плата которых составляла 200–250 руб., что было выше, чем в целом по стране.

Внимание городского руководства к развитию системы народного образования и просвещения (которое неоднократно с похвалой отмечалось руководством Кавказского учебного округа и Кубанской дирекции народных училищ), понимание того, что привлечение  в городские учебные заведения  выпускников высших  и средних учебных заведений страны и Кавказского учебного округа позволили городу решить в рассматриваемый период многие вопросы не только народного образования, но и культурного строительства в целом, а также создать благоприятные условия для формирования педагогического корпуса.  Город становился все более притягательным для учительства из других регионов.

С открытием в 70-х гг. XIXв. первых учебных заведений в городе начинает образовываться слой собственно городской интеллигенции, ядром которого стало, местное учительство, прежде всего, педагоги горской школы и городского Александровского училища [11].

К концу XIX в. в Майкопе усилиями городских властей и общественности была создана сеть начальных учебных заведений различного типа. Учительство принимало в этом самое активное участие, составляя проекты учебных программ для новых учебных заведений, оказывая методическую помощь, открывая частные учебные заведения, которые занимали свою нишу в образовательном пространстве. Майкопский учительский союз содержал частное бесправное реальное училище, Майкопское общество распространения школьного образования  – 2-ю смешанную гимназию, деятельность частных учебных заведений весьма высоко оценивалась областной администрацией[12]  и находила поддержку у населения области.

В 1880 г. собственную школу учредила Е.И. Маркович, супруга Богдана Марковича, сына известной украинской писательницы и общественной деятельницы Марко Вовчок, выпускника Санкт-Петербургского университета, кандидата математических наук.

В 1884 г. частное учебное заведение открыла и выпускница Ставропольской Ольгинской женской гимназии М. Голубенкова. Образцовой школой считалась частная школа, открытая в 1887 г. Екатериной Дмитриевной Домашевской, выпускницей  Керченского учительского института.

Учителя города практически бесплатно работали и в воскресной школе для взрослых, которая  находилась в ведении Свято-Осиевского братства, в   при Мариинском женском начальном училище.

На качественный состав учительства  и культурный облик самого города повлияло открытие в конце XIX в.  мужского (Алексеевского) реального училища  и Пушкинской женской прогимназии. Бессменным директором и председателем педагогического совета реального училища со дня его основания являлся Василий Соломонович Истаманов – воспитанник Д.И. Менделеева, убежденный приверженец демократических принципов педагогической системы К.Д. Ушинского. Педагоги реального училища активно занимались исследовательской работой, явившись, по сути, первыми историографами города. В 1910 г. в СМОМПК была напечатана статья преподавателя отечественной истории училища С.В. Фарфоровского «Статистико-географическое описание г. Майкопа и Майкопского отдела». М.А. Харламов, выпускник историко-филологического факультета Московского университета, учителями которого были В.О. Ключевский и Ф.Ф. Фортунатов, написал работы: «Суеверия, поверья, приметы и заговоры, собранные в городе Майкопе» (1902 г.), «Некоторые особенности живого говора города Майкопа Кубанской области (1909 гг.),  «История возникновения и развития города Майкопа в связи с историей Закубанского края» (1911 г.). По мнению специалистов, «История Майкопа…» М.А. Харламова «стала вкладом  в русское историческое регионоведение и кавказоведение», а сам автор явился одним из первых и наиболее авторитетных историографов и бытописателей Майкопа» [13].

В открытии женской гимназии большую роль сыграла известная и авторитетная в городе учительница Екатерина Дмитриевна Домашевская, выпускница Керченского женского института. Ее деятельность в этом направлении высоко оценивалась городской думой, выразившей ей  признательность за подготовленный проект по организации женского образования в городе.

В конце XIX в. в среду учительской интеллигенции города влились представители технической интеллигенции, преподаватели низшего, впоследствии преобразованного в среднее,  войскового механико-технического училища, открытого в городе в 1899 г.  В их числе были выпускники Киевского и Донского политехнических, Петроградского технологического, Феодосийского учительского институтов и Московского промышленного училища.

Учителя города вели активную общественно-политическую и культурную деятельность. Создание первой частной, преобразованной в городскую, библиотеки, положившей начало развитию библиотечной сети в городе, связано  с именем И.И.Петрожицкого – учителя по образованию и народовольца по убеждениям.

В 1893 г. усилиями учителя, избранного в городскую думу Ф.О. Домашевского, которого М. Харламов аттестовал как неутомимого труженика и просвещенного человека, в городе действовала городская комиссия народных чтений, целью которой  была популяризация среди взрослого населения общеобразовательных, профессиональных и элементарных научно-прикладных знаний и сведений.

Как орган государственно-общественного управления школой в 1900 г. была создана училищная комиссия, в состав которой вошли представители городского самоуправления и наиболее авторитетные школьные работники. В ее ведение перешел широкий круг вопросов, касающихся непосредственно организации и деятельности городской сети начальных учреждений.

Активное участие приняли учителя города в подготовке и проведении в 1899 г. «Пушкинских дней». Ими было внесено предложение об увековечении памяти поэта открытием в городе Пушкинской прогимназии и учреждении пушкинских педагогических курсов.

 В Национальном архиве Республики Адыгея отложился  документ, характеризующий  гражданскую позицию учительства, – рапорт  инспектору народных училищ Кубанской области следующего содержания: «Я, законоучитель – священник С. Лобанов  и 2-я учительница Е. Шапошникова постановили отчислять каждый месяц из своего содержания по 1% на нужды русско-японской войны до ее окончания…». Этому примеру последовали  учителя и других учебных заведений города [14].

Учителя не оставались в стороне от политических событий в стране. В городской избирательной комиссии по делам Учредительного собрания успешно работал П.И. Удовенко, преподаватель Майкопского учительского института, впоследствии избранный секретарем этой комиссии [15].

В начале ХХ в. активизировалась благотворительная и социально-педагогическая работа. В этот период действовало городское «Общество вспомощенствования нуждающимся учащимся», к участию в работе которого педагогам удалось привлечь крупных промышленников и купцов города: Д. Зинковецкого, А. Никольского, М. Терзиева, А. Родича, Г. Гаврилова, директора Майкопского отделения Азовско-Донского коммерческого банка Н.И. Комарова, лесопромышленника Т.К. Филенко, лесничего Махошевского войскового лесничества П.П. Кокунько и др.

3 марта 1908 г. было учреждено общество народных университетов, в числе организаторов которого были директор реального училища В.С. Истаматов, инспектор народных училищ Ф.И. Делекторский, инспектор Майкопского реального училища М.А. Харламов.  Преследуя «исключительно просветительные цели», общество решало задачи  устройства «научно-просветительных учреждений, … образовательных и профессиональных курсов», а также «предоставление неимущему элементу городского населения внешкольного образования» [16].

На предоставление «лицам педагогической профессии возможности совместного обсуждения разных вопросов школьно-воспитательного дела» была направлена деятельность Майкопского педагогического кружка [17].

Педагогами создавались союзы по защите учительства, улучшению его материального и правового положения, фонды: «Нуждающимся членам», «Пострадавшим от гражданской войны» и др.

В начале 1916 г. стараниями гласного думы врача В.Ф. Соловьева и его супруги, учительницы по образованию, В.К. Соловьевой в городе был открыт детский приют Всероссийского земского союза, предназначенный для призрения и воспитания сирот и детей, оставшихся без родительского попечения.

В результате  к началу ХХ в. в городе сформировалась относительно широкая сеть просветительных учреждений и обществ, способствовавших распространению среди городского населения культуры, грамотности, общеобразовательных, естественнонаучных и специальных знаний и сведений, а также оказанию помощи, в том числе материальной, учителям и учащимся.

Несмотря на все сложности и трудности, городу за довольно короткий срок удалось создать устойчивую  и достаточно оптимальную систему образования включающую 15 одноклассных городских смешанных училищ, 3 приходских училища, находившихся в ведении МНП. Общим начальным образованием было охвачено по состоянию на начало 1917 г. почти 3000 чел. [18]. Вместе с учениками 4 церковно-приходских школ, армянского, еврейского и греческого училищ это составляло более половины детей школьного возраста города.

Повышенное начальное образование предоставляли два смешанных высших начальных училища, среднее –  восьмиклассная Пушкинская женская гимназия и семиклассное мужское Алексеевское реальное училище.

Подготовка народных учителей и учительниц осуществлялась на двухгодичных педагогических курсах при 1-м высшем начальном училище, в педагогическом классе женской гимназии и в мужской учительской семинарии; педагогов для повышенного типа учебных заведений готовил Майкопский учительский институт. Была сформирована и система профессиональногообразования.

В результате всех принятых мер в рассматриваемый период  в Майкопе сложился довольно квалифицированный и активный педагогический корпус. В истории города навсегда останутся имена его лучших представителей  М.Ракова, А. Бакрадзе, А. Каракешиев, Г. Шкиля, С.Г. Потапова, С.О. Домашевского, Н.И. Семенова, А.В. и З.В. Петровых, А.Д. Мациенко, Е.Н. Соколова, К.К. Шапошникова, Ю. Потаповой, Е. Есаулова, П. Тамбиева, Я. Лобановского, Т. Эльдарханова, А Панчиковского, В. Тедешвили, Н. Девдориане, М. Голубенковой, Е.Д. Домашевской, В.С. Истаманова, С. Фарфоровского, М. Харламова, П. Махровского, Ю. Вышемирского, Б. Клемпнер, В.К. Соловьевой, Н.И. Кириченко, А.И. Дзасохова и мн. др.

Проведенный анализ позволяет поставить под сомнение тезис о пассивности и консерватизме учительства дооктябрьского периода.

Примечания

1. Гомаюнов С.А. Местная история: проблемы методологии // Вопросы истории. 1996. № 9. С. 161 – 162.

2. Тяпкина О.А. Локальный подход к изучению истории малых городов Западной Сибири второй половины XIX в.  Режим доступа: http:// izvestia. аsu. ru /2003/ 4 /hist/ The News OFASU- 2003 -4 hist -02. pdf

3. Цит. по: Дмитриенко Н.М. Локальный метод и его использование в истории Сибири // Сибирь в составе России: Сборник историко-статистических материалов. Томск, 1999. С. 59.

4. Государственное учреждение  «Нациорнальный архив Республики Адыгея (далее ГУ НАРА). Ф.Р-5. Оп. 1. Д. 68. Л. 19 об.

5. ГУ НАРА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 244.  Л. 27.

6. Куприянова Л.В. Города Северного Кавказа во второй половине XIX века. М.: Наука, 1981.  С. 175.

7. Государственный архив Краснодарского края (далее ГА КК).  Ф. 454. Оп. 2. Д. 800. Л. 8 об.

8. ГА КК.  Ф. 454. Оп. 2. Д. 800. Лл. 5, 5 об.

9. ГА КК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 243-а Лл. 12, 12 об

10. Г.Г. Майкоп // КОВ. 1898. № 81.

11. Бузаров Аз. К. Школьное дело в Майкопе во второй половине XIX века // Рукопись. С. 8

12. ГА КК Ф.Р-5. Оп.1. Д. 139. Л. 22 об.

13. Бузаров Аз. К. Краткий обзор источников XIX-начала ХХ вв. по истории Майкопа и его историографии. Рукопись. С. 18.

14. ГУ НАРА. Ф. 20. Оп. 1. Д. 84. Л. 6.

15. ГУ НАРА. Ф.1. Оп. 2. Д. 9. Л. 9.

16. ГА КК. Ф. 454. Оп. 2. Д. 402. Лл. 1, 14; ГУ НАРА. Ф. 1. Оп.1. Д. 298. Л. 22.

17. ГА КК.  Ф. 454. Оп. 2. Д. 3875. Л. 2.

18. ГА КК. Ф. 454. Оп. 2. Д. 402. Лл. 1, 14; ГУ НАРА. Ф. 1. Оп.1. Д. 298. Л. 22; ГА КК.  Ф. 454. Оп. 2. Д. 3875. Л. 2.