Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Из опыта самоидентификации личности исследователя



Из опыта самоидентификации личности исследователя

Сведения об авторе Дударев Сергей Леонидович, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории Армавирского государственного педагогического университета.

Реализуя подходы «новой локальной истории», специалисты обращаются к вопросу о формировании региональной  и множественной идентичности в рамках Северного Кавказа (Булыгина Т.А., 2011, с.240).  Подобные вопросы интересуют и автора (Дударев С.Л., 2007, 2011). Сегодня мы стремимся, на основе самоанализа, продемонстрировать одну из сторон формирования собственной идентичности, и полагаем, что эта работа, которая только начинается, может послужить ориентиром для других современников.

Правы те, которые утверждают, что в процессе самоидентификации большую роль играет песенная культура. Ниже мы обратимся к оценке ее роли для формирования мировосприятия и самоидентификации автора.

1.Раннее детство (3-6 лет:1954-1957). Детсадовский фольклор, «общесоветские» песни («Родина слышит, Родина знает…»), мировой культурный пласт («Кармен») и т.д.

2.Позднее детство и отрочество (7-14 лет:1958-1965). Пионерский, комсомольский, «общесоветский» и российский (русский) пласты (они, особенно два последних, были практически синонимичны и шли в «едином потоке»),   мировая классика (арии из опер, оперетт), элементы рок-культуры в конце периода («Битлз») и др. Влияние советской составляющей во многом за счет дошкольных и школьных учреждений.

3.Юность и молодость (15-25 лет: 1966-1976). Заметный компонент рок-культуры («Битлз», Т.Джонс, Э. Хампердинк, Д. Руссос), реже – музыки соцстран. С 1970 г. - сильное влияние яркой  и своеобразной молодежной субкультуры археологических экспедиций В.Б. Виноградова, включавшей в себя в песенном отношении целый ряд равноправных компонентов, иногда с шуточной маркировкой. Жанры «отрядного фольклора»: «Славянский угар» (великорусские, «монархические» элементы) («Из-за острова на стрежень…», «Как ныне сбирается вещий Олег…»); Советский патриотический («На братских могилах…», песни из к/ф «Щит и меч» и др.); «Шансон» («Цыганка старая…»); «Восточный» («Турок-1», «Турок-2»);Улично-лирический («Голуби целуются на крыше»); «Дембельский»; и др. Толерантное восприятие местной чечено-ингушской музыки, запоминание ее мелодий на долгие годы.

4.Молодость (26-35 лет:1977-1986). Включение в репертуар «отрядного фольклора» городского романса и творчества бардов (Б. Окуджава, В. Высоцкий). На личном срезе - лирика  Ю.Антонова и т.д. Специфически «советская» составляющая внешне не доминирует, но лежит в подоснове мировосприятия: реакция автора на исполнение советского гимна на русском языке американским певцом после победы хоккейной команды СССР над американо-канадскими профессионалами (14.10.81).

5.Зрелость (36-45 лет: 1987-1996). Музыкальные составляющие 3 и 4 этапов: «отрядный фольклор», городской романс, лирика -  дополняются,  с одной стороны, зарубежными элементами (Дж. Дассен, Т. Кутуньо и др.). С другой, на протяжении всего этапа идет постепенный, а во второй его половине -  явный рост позитивного восприятия и все более душевного понимания  русской национальной музыкальной культуры, в том числе, ее симфонического пласта (особенно творчества Г. Свиридова), казачьей песенной тематики.

6.Зрелость и начало старости (46-60 лет: 1997-2011).  Сохранение и укрепление части ранее возникших предпочтений. Новое увлечение – греческая музыка. Безусловное одобрение и поддержка русского национального  (в т.ч. казачьего) компонента,  лучшее понимание отдельных его особенностей (как музыки, так языка и фольклора), осознаваемых через перипетии личной судьбы и судеб страны, понимание и опыт ученого. Восприятие мелодии сегодняшнего гимна России на фоне ее прежнего текстового оформления.  Реминисценция «Интернационала» и социальная ситуация в стране. Стойкая память о вайнахской музыкальной составляющей в условиях Кубани. Положительное восприятие армянских мелодий, как  части культурного фона Армавира.

Итог.К 5 периоду советский пласт постепенно занял «периферийное» положение. Однако связка в сознании (российский-русский-советский) осталась («навеки сплотила Великая Русь»). На первый план в 3-4 периодах выходили «гетерогенные» многонациональные, зарубежные, меньше -  маргинальные элементы. Затем стал наблюдаться рост русского национального компонента (при сохранении «интернациональности» и неприятии в целом «шансона»). Возможные причины: его «компенсаторно-ностальгическая» роль в условиях ухода из эфира тематики советских лет, рост соответствующего личностного самосознания в контексте депопуляции России.

Сегодня можно сказать, что в ощущении мира через музыку автор воспринимает себя как человека, несущего в себе российско-русские, советские, интернациональные черты (с маркирующей кавказской компонентой). В этом видится часть ментального спектра современных россиян-русских, отражение феномена «российскости» в его южнороссийско-кавказском варианте.