Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Повседневность советской деревни в зеркале художественного кинематографа: новые источники и подходы к изучению сельской истории[1]



Повседневность советской деревни в зеркале художественного кинематографа: новые источники и подходы к изучению сельской истории[1]

Сведения об авторе: Мазур Людмила Николаевна, доктор исторических наук, зав. кафедрой документационного и информационного обеспечения управления Уральского государственного университета им. А.М. Горького. Область научных интересов: сельская история России XX века, методы исторического исследования, источниковедение массовых источников, историческая география.

В отечественной историографии, когда речь заходит об изучении сельской проблематики, обычно используется термин аграрная история. Он достаточно точно отражает те направления исследований, которые получили развитие в советской исторической науке во второй половине XX в. – это история аграрного производства, социальной структуры сельского сообщества, демографических процессов, а также уровня жизни крестьянского населения, т.е. это, преимущественно, социально-экономическая проблематика.

Наряду с термином «аграрная история» сегодня все чаще употребляют понятие «сельская история», коренное отличие которого состоит в его ориентации на антропологические принципы исследования. Человек – деревенский житель – становится центральной фигурой новой истории с его представлениями и ценностями, поведением, образом жизни.

Изменение условий и образа жизни российского крестьянства в XX в. определялось двумя основными факторами: социалистическое строительство (идеологический) и урбанизация (глобальный). Под влиянием индустриализации, информационной революции грань между сельским и городским образом жизни начинает постепенно исчезать. Подобная трансформация сельского образа жизни выступает как отражение глобальной закономерности, но имеет и свои цивилизационные особенности, связанные с политическими, экономическими и социально-культурными макроусловиями ее реализации.

Антропологический подход к изучению сельской истории заставляет по-новому взглянуть на методические и источниковедческие вопросы исследования. Необходимо привлечь такие материалы, которые позволили бы визуализировать перемены, произошедшие в условиях и образе жизни крестьянства, получить комплексное представление о материальных и поведенческих аспектах жизнедеятельности сельского социума. В этом случае письменные источники, обычно используемые историками-аграрниками (статистические, делопроизводственные учетные документы, а также материалы периодической печати и проч.), недостаточны, т.к. в них слабо представлен личностный контекст истории. Документы личного происхождения (дневники, воспоминания, письма и проч.), более соответствуют задачам сельской истории, однако в силу ряда причин они практически не сохранились.

Важную роль в формировании информационной базы сельской истории  могут  сыграть методы oralhistory (устной истории), которые вызывают сегодня живой интерес историков, позволяя получать уникальные свидетельства о повседневности, ментальности, поведении крестьян, однако затратность проведения полевых исследований, а также методические и организационные проблемы тормозят развитие этого направления.

Что же остается исследователям, работающим в русле сельской истории? Не так уж и мало! Помимо традиционных письменных источников по истории XX в. сегодня мы имеем возможность использовать для реконструкции образа советской деревни и основных этапов ее развития аудиовизуальные источники, включающие, преимущественно профессионально созданные документальные и художественные кинодокументы. Авторские  видеозаписи мы в данной статье рассматривать не будем, т.к. они представляют собой новое специфическое явление.

Кинодокументы традиционно выделяются в  самостоятельную группу исторических источников, обладающих определенными свойствами, отличными от письменных, в том числе иконографических источников –  это особенности документирования, воспроизводства информации и ее характер. Важнейшей чертой кинодокументов является возможность визуализации прошлого.

Ощущение реальности, которое вызывает кинематограф у зрителя на подсознательном уровне, дополненное эмоциональным восприятием, превращает его в грозное оружие влияния на массовое сознание. Сила кино заключается в том, что у зрителя присутствует доверие и убеждение в подлинности того, что он видит своими глазами на экране, он становится очевидцем и как бы соучастником происходящего. По мере роста искушенности зрителя это чувство притупляется, но не пропадает совсем. Влияние кино возрастает вместе с техническим прогрессом. Так появление телевидения приблизило кинопроизведения к зрителю, сделало их более потребляемыми. Впоследствии воздействие его еще более возрастает благодаря созданию общедоступных технологий видеозаписи и тиражирования фильмов.

Роль индустрии кино в современном обществе трудно переоценить. Кинематограф является способом документирования реальных и вымышленных событий, важнейшим информационным каналом, транспортирующим и моделирующим определенные стереотипы поведения, а также  обладает механизмом закрепления их на личностном уровне, определяя шкалу ценностей человека и его образ жизни. Сила влияния зависит и от числа каналов восприятия информации: немое кино воздействует на зоны визуального восприятия, звуковое – подключает слуховой канал, современные 4D-технологии задействуют тактильные ощущения, повышая достоверность передаваемой информации на уровне подсознания.

Кино обладает своим языком, символьным рядом, технологиями – все это затрудняет адекватную интерпретацию, заложенной в фильмах информации и требует разработки особых методик анализа кинодокументов с учетом задач исторического исследования. Перевод образов кино в язык исторических понятий и суждений представляет собой методическую задачу нового уровня, т.к. требует совмещения разных по характеру рядов символов – изобразительных и словесных.

Кинодокументы подразделяются на 2 группы – документальные и художественные. Их надежность которых, по мнению большинства исследователей, различается: наиболее достоверными и, соответственно, ценными (не вполне обоснованно) считаются  документальные фильмы, особенно хроника. Другая разновидность кинодокументов – художественное кино – всегда вызывала трудности с интерпретацией, поскольку в них представлена вымышленная реальность, организованная по законам художественного произведения. При этом возникает парадоксальная ситуация: по умолчанию за художественными кинолентами признается право на  «историческую правду», но в практике работы историка они практически не востребованы. Фундаментальная работа  В.М. Магидова, посвященная характеристике информационного потенциала кинофотодокументов, в частности документального кино, фактически это подтвердила[2].

Такая ситуация сложилась в силу ряда причин: 1) основная масса историков ориентирована на изучение письменных источников;  2) привычные для историков методы анализа письменных документов не соответствуют специфике аудиовизуальных материалов; 3) до недавнего времени  кинодокументы были малодоступны для рядового исследователя.

Последняя проблема постепенно решается, благодаря развитию технологий цифровой видеозаписи и формированию новой информационной среды, основным ресурсом которой становится Интернет. Сегодня в русскоязычном сегменте Интернета имеются десятки сайтов, содержащих информацию о фильмах и облегчающих доступ к их текстам [3]. Помимо ресурсов удаленного доступа появились мультимедийные информационно-справочные системы о кино, в частности «Энциклопедия кино Кирилла и Мефодия» (2003 г., 2-е изд.), где собрано 22135 статей по истории кино. Появление подобных информационных ресурсов обеспечивает возможность для привлечения фильмов в качестве источников по исторической тематике, в частности по проблемам урбанизации советской деревни.

Много сложнее проблема, связанная с разработкой методики изучения кинодокументов. В исследовательской практике преобладают подходы, основанные на восприятии фильма как определенного художественно феномена и, соответственно, весь анализ направлен на выявление его художественных достоинств и ценности, типичности создаваемых образов, места и роли картины в культурной жизни общества или творчестве его создателей. Эти методики воспроизводятся историками, нарушая в известной степени принцип историзма и превращая исторический дискурс в киноведческий[4].  Под влиянием кинокритики в поле зрения историков попадают, как правило, наиболее значимые в художественном отношении фильмы, объективно сужая круг привлекаемых документов и оставляя в стороне сотни картин, которые могут представлять научный интерес.

Сложность разработки методики анализа аудиовизуальных источников определяется особенностями представления информации и необходимостью обращения к другим, не характерным для исторической науки, технологиям – методам сбора и анализа визуальной и звуковой информации, основанным на приемах наблюдения. Данный метод нашел применение в социологии,  а также в этнографии, где были разработаны приемы описания жилищ, поселений, одежды, украшений и т.д. Однако для изучения кино метод наблюдения  нуждается в серьезной адаптации.

Предлагаемая в данной статье комплексная методика изучения фильмов основана на приемах структурированного контролируемого наблюдения определенных элементов изображения (герой, поведение, одежда, речь, взаимоотношения с семьей, сельским сообществом, поселение, жилье, обстановка и т.д.). Для проведения массового наблюдения необходимо разработать анкету наблюдателя, в которой все элементы наблюдения будут формализованы и систематизированы.

Кроме того, нужно решить проблему отбора фильмов для анализа, поскольку их количество по отдельным периодам, жанрам, тематике достигает тысяч единиц. В качестве основы выборки можно использовать справочные материалы о фильмах, достаточно полно представленные в Энциклопедии кино Кирилла и Мефодия»[5]. По сведениям энциклопедии в 1920–1991 гг. было создано в СССР (включая союзные республики) 6426 фильмов.  В результате целевого отбора фильмов по сельской тематике был сформирован массив, состоящий из 482 описаний, что составило 7,5% от общего количества. При отборе фильмов помимо тематики соблюдался принцип отражения событий в режиме реального времени. Ретроспективные фильмы, в которых воспроизводились события прошлого, т.е. исторические образы, не были включены в выборку.

Метаданные об отобранных фильмах были систематизированы в базе, на основе которой был проведен первичный анализ их распределения по историческим периодам, жанру, проблематике и получена общая картина развития сельского кинематографа, проведена оценка степени его историчности (см. табл.1).

Таблица 1.

Динамика кинопроизводства в СССР в 1920–1991 гг.*

Годы

Всего фильмов

Фильмы о деревне

Удельный вес к общему количеству фильмов

Выпущено фильмов о селе в среднем за год

1920 – 1928

228

11

4,8

1,2

1929 – 1940

412

65

15,8

5,9

1941 – 1945

159

9

5,7

1,8

1946 – 1952

110

10

9,1

1,4

1953 – 1964

809

87

10,7

7,2

1965 – 1985

3214

224

7,0

10,6

1986 – 1991

1494

64

4,3

10,6

Итого

6426

482

7,5

6,8

*Составлено по материалам Энциклопедии  кино Кирилла и Мефодия (изд-ние 2-е, 2003)

 

По сведениям табл. 1 очевидно, что сельская тематика на протяжении всего изучаемого периода была на периферии интересов кинематографического сообщества и это несмотря на то, что вплоть до 1950-х гг. СССР была сельской страной. Будучи детищем городской культуры, кинематограф фиксировал, прежде всего, жизнь города, снимался горожанами и для городских жителей. Удельный вес фильмов о селе в советский период колеблется от 4 до 15% к общему числу фильмов, достигая максимальных значений в 1930-е гг. и  в хрущевское десятилетие, когда задачи реформирования сельского хозяйства находились в центре внимания правительства и советского общества. 

Несопоставимость временных интервалов, представленных в таблице, позволяет сгладить показатель среднего количества «деревенских картин» в год. Очевидно, что вплоть до 1950-х гг. сельская тематика не рассматривалась как социально значимая: другие проблемы (индустриализация, строительство социализма, война) казались более актуальными. Фильмы о селе 1930-х гг. выполняли агитационную, пропагандистскую функцию, не отражая жизнь деревни, а скорее моделируя образы, необходимые для решения задач социалистического строительства. В жанровой терминологии тех лет широко использовалось понятие «агитпропфильм», под которым выходила значительная часть кинопродукции этих лет, подчеркивая их идеологическую заданность.

Только в 1950-е гг. сельская тематика приобретает общественный резонанс и значимость. Определенную роль в этом сыграло новое поколение режиссеров, многие из которых были выходцами из деревни. Кино в этот период переориентируется с производства агитфильмов на картины, воссоздающие сельскую реальность с большей степенью достоверности. Это заметно и по проблематике картин и по жанровому разнообразию. В дальнейшем эта тенденция усиливается и приводит к становлению в 1960-1970-е гг. самостоятельного направления, которое можно обозначить как «деревенского кино», рассказывающего о проблемах села и предназначенного не только для городских, но и сельских жителей.

Данное направление исчезло в 1990-е гг. Скорее всего, оно осталось в прошлом: пришло новое поколение продюсеров и режиссеров, полностью потерявших связь с деревней и не знакомых с ее проблемами и бедами, а само российское село оказалось отброшенным на обочину политики и экономики и сегодня переживает не лучшие времена. Катастрофа сельской местности и российской деревни в результате утверждения неокапитализма, возможно, еще найдет отражение в российском кинематографе, но, скорее всего, в ретроспективном режиме, как попытка рефлексии пройденного пути. Феномен деревенского кино, как и советскую деревню, можно считать  уже элементом прошлого, истории.

В заключении следует подчеркнуть огромный информационный потенциал фильмов, который может быть использован для изучения сельской истории и, прежде всего, проблем повседневности. Более того, объективно складывается так, что материальная культура XX века исчезает и меняется гораздо быстрее, чем в прошлом. Сохранить и визуализировать элементы быта, повседневности советского времени – традиций труда, праздников, семейных отношений и проч. – помогают кинодокументы.

Примечания:

1. Тема поддержана грантом РГНФ 08-01-00418а «Урбанизация российской деревни в конце XIX - XX вв. в контексте государственной политики (по материалам Урала)»

2. Магидов В.М. Кинофотодокументы в контексте исторического знания. М., 2005

3. Кино-театр [электронный ресурс]: режим доступа: http://www.kino-teatr.ru; Русское кино [электронный ресурс]: режим доступа: http://www.ruskino.ru (включает аннотированные описания 6619советских фильмов, снятых в период с 1927 по 1991 гг.; Официальные информационные порталы киностудий, в том числе киноконцерна «Мосфильм» (www.mosfilm.ru), «Ленфильма» (www.lenfilm.ru), киностудии им. М. Горького (www.gorkyfilm.ru), Свердловской киностудии (www.stranamedia.com) и др.

4. См., например: Отечественная история, 2003, №6

5. Энциклопедия представляет собой достаточное полное изложение описаний фильмов советского времени, основанное не только на открытых источниках информации (каталогах киностудий, материалах киножурналов), но и на  архивных данных. Однако говорить об абсолютной полноте не приходится. Сравнение описаний энциклопедии с сайтами «Кино-театр», «Русское кино», «Мосфильм, «Ленфильм» и др. свидетельствует, что в базе данных энциклопедии есть пропуски, однако они находятся в пределах статистической погрешности и позволяют получить достаточно полное представление о динамике и объемах кинопроизводства.