Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Особенности повседневной жизни первых чешских колонистов Крыма



Особенности повседневной жизни первых чешских колонистов Крыма

Сведения об авторе: Птицын Андрей Николаевич кандидат исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории Ставропольского государственного университета.

Переселение чехов-колонистов в Крым являлось результатом целенаправленной государственной политики. В середине XIXв. российские власти стали активно приглашать для заселения Крыма и Северного Причерноморья иностранных колонистов из числа болгар, чехов и немцев. Потребность в притоке новых переселенцев в эти регионы обуславливалась их редкой заселенностью и необходимостью скорейшего экономического освоения. Важнейшую роль при этом сыграла развернувшаяся в начале 1860-х гг. массовая эмиграция крымских татар и ногайцев в Турцию, в результате которой обезлюдели целые уезды Крымского полуострова.

Для привлечения иностранных колонистов были приняты законы, гарантировавшие им ряд льгот и привилегий. Колонисты обеспечивались  бесплатными земельными наделами в Крыму, им выделялись серьезные денежные субсидии, они освобождались от налогов, воинской повинности, получали права местного самоуправления и т.д.

В чешские земли были направлены российские эмиссары для вербовки будущих колонистов. В беседах с местными крестьянами, в многочисленных газетных объявлениях и агитационных листовках российские представители и сотрудничавшие с ними чешские переселенческие компании не скупились на различные обещания. Крым представлялся ими как некая благословенная земля, где переселенцев ждали непременное богатство. Данные призывы встретили значительный отклик, так как в Богемии и Моравии в XIXв. наблюдалось значительное аграрное перенаселение, которое обуславливало малоземелье и бедность значительной части чешских крестьян. Выход последние видели в эмиграции, а предлагаемые в России условия выглядели достаточно заманчиво [1].

В 60-70-е гг. XIXв. в нашей стране возникли многочисленные чешские колонии в Крыму, Северном Причерноморье, на Черноморском побережье Кавказа и на Волыни. Крым стал первым районом чешской колонизации. Первые переселенцы сталкивались с серьезными трудностями, и испытывали сложности при адаптации. Чехи начали переселяться в Крым в 1861 г. Массовый характер переселение приобрело в 1862 г., и наиболее интенсивно продолжалось до 1865 г., после этого количество переселенцев стало идти на убыль [2].  

Чехи переселялись в Крым различными маршрутами. Первая группа переселенцев двигалась в Крым сухопутным путем – через Галицию и юго-западные губернии до Херсона, а затем в Симферополь. Такое путешествие занимало восемь недель и сопровождалось большими трудностями. По воспоминаниям переселенцев, они перевозили на повозках лишь самое необходимое, сами же, как правило, шли пешком. В повозки запрягали не только лошадей, но даже собак [3]. Все это говорит о том, что первые переселенцы были представителями беднейших слоев чешской деревни.

Но большинство переселенцев воспользовалось более удобным, хотя и более дорогостоящим маршрутом. Они добирались по железной дороге до венгерского порта Базиаш, а остальную часть пути плыли на кораблях по  Дунаю и Черному морю, делая пересадки в румынском Галаце и Одессе. Таким образом, чехи попадали непосредственно в Феодосию, Евпаторию и другие крымские порты, оттуда направлялись вглубь полуострова в поисках земли и работы. Весной 1862 г. таким путем проследовали две первые группы чехов в 80 и 90 семей [4].

По воспоминания первых колонистов, во время переселения они сталкивались с большими трудностями и проблемами. Переселенцам не хватало средств на самое необходимое, в пути они часто голодали. Русское пароходное общество, чьи суда перевозили чехов из Одессы в крымские и кавказские порты, по ходатайству Московского славянского комитета даже организовало для них бесплатные обеды [5].

Чехи переселялись, как правило, группами, по нескольку десятков семей. Прибыв в Крым, они подавали прошения о зачислении их в число иностранных колонистов и о наделении землей. Прошения эти, в лучших традициях российской бюрократии, рассматривались долго, поэтому чехи были вынуждены на первое время селиться на землях крымских помещиков, выступая в качестве сельскохозяйственных рабочих и арендаторов. Крымские помещики, оставшиеся после татарской эмиграции без работников, активно зазывали к себе чехов, но далеко не всегда могли предоставить им необходимые хозяйственные орудия и скот. В поисках лучших условий чехи часто переходили от одного помещика к другому, что вызывало жалобы со стороны землевладельцев.

Чешские колонисты стремились получить землю в горном Крыму, который напоминал им родные земли в гористых местностях Богемии. Однако свободных земель там уже не было, они были розданы российским помещикам. Чешским колонистам для поселения были выделены земли степного Перекопского уезда, откуда эмигрировало 75% местного татарского населения. Они получали от государства бесплатные земельные наделы, размеры которых зависели от качества почвы (от 15 до 25 дес. на душу мужского пола) и материальную помощь в 170 руб. на семью. Кроме того, колонистам выделялись зерно для семенного фонда и для обеспечения продовольствием, рабочий скот, сельскохозяйственный инвентарь, средства для покупки скота и постройки домов, чрезвычайная помощь в случае неурожаев и т.п. Все это служило серьезным подспорьем для колонистов, не имевших, как правило, собственных средств для обустройства на новом месте. Впрочем, размеры помощи и сроки ее предоставления далеко не всегда удовлетворяли нужды колонистов [6].

В 1862-1863 гг. чехи основали в Перекопском уезде четыре колонии: Богемку, Табор, Александровку и Цареквич. Названия их были весьма символичными, отражая как географическую номенклатуру родины переселенцев, так и их «верноподданнические чувства» в отношении царя Александра II. Примечательно, что в Крыму и Северной Таврии было отмечено появление чисто чешских топонимов, в то время как на Волыни все чешские колонии получили названия от местных украинских и польских сел и имений.   

Колония Богемка была основана в 1862 г. на месте татарского села Джадра (нынешнее название этого села – Лобаново). После ухода татар в этом селе первоначально поселились болгарские колонисты, а затем они перешли в другое место, и село заняли чехи. Общий земельный надел новой колонии, составил 2318 дес. Первоначально в Богемке поселилось 60 семей чехов – 303 человека (152 мужчины и 151 женщина) [7].

Чешское поселение Табор было основано в начале 1862 г. на месте бывшего татарского селения Кирей. Оно получило свое название в честь родины переселенцев – чешского города Табор. Часто использовалось двойное название села Кирей-Табор (нынешнее его название – Макаровка). Первоначально в новой колонии поселилось 39 чешских семей (191 человек, в том числе 90 мужчин и 101 женщина), затем – еще 18 семей (91 человек, в том числе 33 мужчины и 58 женщин). Данной колонии было выделено 1467 десятин земли [8].

Колония Александровка, названная в честь царствовавшего российского императора, возникла в апреле 1862 г. на землях татарской деревни Кемельчи. Первоначально там поселилось 45 чешских семей (183 человека, в том числе 98 мужчин и 85 женщин). К 1869 г. в ней насчитывалось уже 65 семей и 144 душ мужского пола. Александровка была обеспечена землей лучше, чем другие чешские колонии. Всего община колонистов этого села владела 3397 дес. земли, средний размер надела составил 23,5 дес. на душу [9]. В дальнейшем в Александровке были поселены немецкие колонисты, и она стала единственной в Крыму смешанной, чешско-немецкой колонией. Александровка также единственное из чешских поселений, сохранившее свое первоначальное название (остальные были переименованы в советские годы, когда менялись иностранные и «старорежимные» названия).

Четвертой чешской колонией в Перекопском уезде стало поселение Цареквич (ныне – Пушкино), основанное одновременно с другими, но являвшееся самым малочисленным. Оно возникло на месте татарского селения Курман-Кемельчи. Число чешских первопоселенцев составило там 67 человек (36 мужчин и 31 женщина, 15 семей). Земли им было выделено 878 дес. [10].

За два первых года колонизации Перекопского уезда (1862-1863 гг.) там поселилось  615 чехов (309 мужчин и 306 женщин). В 1869 г. в Перекопском уезде проживало уже 1038 чехов.Им было выделено, в общей сложности, 8060 дес. земли [11].

В 1869 г. возникла чешская колония с громким названием Чехоград в Северной Таврии, на землях Мелитопольского уезда. Туда переселились 92 чешских семьи (207 человек), ранее поселившихся в Крыму. Побудительным мотивом переселения в Северную Таврию являлась нехватка земли  в Крыму. Современное название этого села – Новгородковка (Запорожская область) [12].

Ландшафты и климат степного Крыма и Северной Таврии были весьма непривычны для чехов, что затрудняло их адаптацию. Переселенцы столкнулись с необходимостью выработать новые хозяйственные навыки, приспособить привычные земледельческие технологии к новым условиям. Так, в Перекопском уезде плодородный слой почвы был во многих местах очень тонким, что требовало применения соответствующих земледельческих орудий. Там плохо росли пшеница и многие овощи, было затруднено садоводство. Переселенцы часто сталкивались с эрозией почв. В регионе был острый дефицит воды. Много сил первые поселенцы тратили на рытье колодцев. Неважное качество почвы и климат обуславливали частые неурожаи, когда переселенцы терпели нужду и голод. Поэтому они неоднократно обращались за помощью к российским властям.

В Крыму чехи селились в бывших татарских деревнях и в первые годы жили в брошенных татарами домах, зачастую уже полуразвалившихся. Много усилий требовало строительство новых домов. В Чехограде первые поселенцы были вынуждены вначале жить в землянках [13].    

Первые переселенцы испытывали неизбежное чувство разочарования, когда «… встретились с такой Россией, какой она была в действительности, и которая довольно быстро показалась им не такой розовой, как им многие расписывали еще в Чехии» [14]. Спустя десятилетия пионеры чешского переселения в Крым вспоминали свои первые годы на новом месте как время, наполненное различными жизненными трудностями. Собравший их воспоминания в начале ХХ в. чешский учитель И. Непраш в этой связи отмечал: «Была такая большая нищета и всяческие страдания, что их рассказ и сравнение с сегодняшним благополучием иногда даже сказке подобно… Когда смотришь на сегодняшнюю жизнь переселенцев и их потомков, тяжело вериться в то, что это тягостное время было меньше, чем полстолетия назад» [15]. Трудности адаптации в Крыму вели к тому, что некоторые переселенцы  были вынуждены возвращаться на родину [16].

Серьезным подспорьем для обустройства переселенцев являлась помощь со стороны российских властей. Так, в 1866 г. чешским переселенцам Перекопского уезда Таврической губернии было выделено 4.303 руб. на закупку хлеба в связи с неурожаем. Эта сумма по колониям распределялась следующим образом – колонисты Цареквича получили 455 руб. 62 коп., Табора – 921 руб. 37 коп., Александровки – 1533 руб. 93 коп., Богемки – 1392 руб. В 1867 г., в связи с новым неурожаем, жители четырех чешских колоний Перекопского уезда вновь получили денежную ссуду, на этот раз в большем размере – 9 тыс. руб. Первым поселенцам Чехограда была выделена для покупки продовольствия сумма в 1070 руб.  [17].

Со временем чехам-колонистам удалось наладить хозяйство в экстремальных природных условиях степного Крыма. Они смогли освоить целинные земли, и стали получать хорошие урожаи зерновых. Колонистам удалось обзавестись достаточным количеством рабочего и домашнего скота. Они использовали прогрессивные методы земледелия, современные по тем временам сельскохозяйственные орудия. Много внимания чехи уделяли посадкам деревьев, разбивке садов, устройству огородов. Росту материального благосостояния колонистов способствовали такие качества чешского национального характера, как трудолюбие, энергичность, бережливость.

Существование чешских колоний, как мест компактного проживания представителей данного этноса, способствовало сохранению этнической специфики, традиций материальной и духовной культуры. Крымские чехи сохраняли свои традиционные обряды и праздники. Так, например, свадебный обряд в чешских колониях Крыма полностью соответствовал свадебным традициям их родины [18].

Географические и социально-экономические условия проживания чехов в Крыму, где чешские колонии были окружены русскими, украинскими, немецкими и болгарскими поселениями, обусловили формирование этнокультурных особенностей в материальной и духовной культуре переселенцев. Эти особенности отразились в быту, обрядовой культуре, фольклоре и т.п. Долгое время сохранялись национальные особенности в убранстве домов и одежде. Поэтому села Крыма и Северной Таврии, где до сих пор проживают потомки чешских переселенцев, являются привлекательными объектами для изучения этнографов и фольклористов. 

 

 

Примечания

1. Vaculík J. K počátkům českého zemědělského vystěhovalectví do Ruska ve 2. polovině 19. století // 150 let Slovanského sjezdu (1848). Historie a současnost.  Praha, 2002.S. 198.

2. Волкова С.А. Чехи на пiвднiУкраїни (друга половина XIX– перша третина ХХ столiття). Сiмферополь, 2006. С. 76.

3. Непраш И.Переселение чехов в Крым и основание Чехограда // Чехи в Крыму. Очерки истории и культуры. Симферополь, 2005.С. 147.

4. Волкова С.А. Чехи на пiвднiУкраїни. С. 74-75.

5. ГАРФ. Ф. 1750. Оп. 1. Д. 353. Л. 1 об.

6. Волкова С.А. Новые документы Российского государственного исторического архива по истории чешской колонизации Таврической губернии в XIXвеке // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. 2003. Т. 16. № 2. С. 10.

7 Волкова С.А. Чехи на пiвднiУкраїни. С. 83.

8. Клаус А.А. Наши колонии. Опыты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. Вып. I. СПб., 1869. Приложение. С. 41.

9. Там же.

10. Там же.

11. Там же.

12. Курiнна М.А. Формування чеських поселень на ПiвднiУкраїни: чехи Пiвнiчного Приазов'я (60-iроки XIXст. – початок ХХ ст.) // Народна творчiсть та етнографiя. 2008. № 5. С. 69.

13. Непраш И. Указ. соч. С. 151-152.

14. Там же. С. 148.

15. Там же. С. 149, 152.

16. Doubek V. Čecká emigrace do Ruska v druhé polovinĕ 19. století. Dobové interpritace // 150 let Slovanského sjezdu (1848). Historie a současnost. Praha, 2002. S. 187.

17. РГИА. Ф. 381. Оп. 11. Д. 20974; Оп. 44. Д. 20647.

18. Лаптев Ю.Н. Чехи Крыма в культурно-этнографическом аспекте (1861-1920 гг.) // Чехи в Крыму. Очерки истории и культуры. С. 49.