Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Роль Кизляра в развитии виноградарства в левобережных казачьих станицах по Тереку в первой половине XIX века в контексте локальной истории пограничья



Роль Кизляра в развитии виноградарства в левобережных казачьих станицах по Тереку в первой половине XIX века в контексте локальной истории пограничья

Емельянов Олег Борисович преподаватель кафедры Общенаучных и Общеинженерных (ОН и ОИД) дисциплин Георгиевского Технологического Института (филиал СевКавГТУ) - соискатель научной степени кандидата исторический наук.

Создание кордонной линии на левом берегу Терека из казачьих поселений начинается с царствования Петра I. В 1711 г. гребенцы переселяются с правобережья и строят первые станицы: Червлённую, Щедринскую, Старогладовскую, Новогладовскую и Курдюковскую, ставшие основой будущей Азово-Моздокской пограничной линии. В 1735 г. с основанием города Кизляр, из крепости Святого Креста были переведены служащие казаки, образовавшие Кизлярское войско. На следующий год между Кизляром и гребенцами, в станицах Каргалинской, Дубовской и Бороздинской были поселены 452 семьи донских казаков, получивших название терско-семейных.
Наиболее плодородные почвы простирались узкой полосой шириной не более двух километров вдоль левого берега Терека. Именно на Терском левобережье проживала основная часть населения Восточного Предкавказья. Политическая ситуация сложилась так, что водораздел Терека долгое время являлся государственной границей России и естественным рубежом между народами, населяющими берега реки. Природно-климатические условия левобережья оказались наиболее благоприятными для культивирования виноградной лозы. Сады разбивались в непосредственной близости от Терека на «наносном грунте, образовавшемся от размельчения горных пород» [1]. Прибрежная полоска земли была настолько плодородной, что отпадала необходимость в удобрениях. Наличие же полноводной реки полностью исключало орошение, т. к. подпочвенные воды регулярно подпитывали корневую систему.
На рубеже XVIII-XIX вв. не только все окрестности Кизляра превратились в сплошные виноградные сады количеством до 4830, но и берега Терека на многие километры оказались заняты виноградниками, особенно в гребенских станицах, где было 1317 садов, «из коих добывалось до двух миллионов ведер вина» [2]. К 1804 г. гребенцы располагали уже 1832 виноградниками, а именно: в Червлённой - 782, Новогладовской - 200, Курдюковской - 307, Старогладовской - 185, Щедринской - 358 [3]. При этом урожай из них доводился до товарного состояния в Кизляре [4]. Наличие крупного политического и экономического центра рядом со станицами являлось дополнительным стимулом для развития виноградарства. В то же время выполнение служебных обязанностей отвлекало большую часть казачества от хозяйства. Пока одна часть казаков находилась в походах, то другая круглосуточно привлекалась к «содержанию кордона по Тереку» [5].
Начало XIX в. характеризуется бурным развитием виноградарства в низовьях Терека, благодаря хорошему и устойчивому спросу на внутреннем рынке, близостью дешевого водного пути в центральные районы страны. А также отсутствием конкуренции, вызванной еще и тем, что начался период наполеоновских войн в Европе и континентальной блокадой. Данное обстоятельство крайне отрицательно сказалось на ввозе зарубежных вин в Россию. Используя благоприятную ситуацию, жители Терского левобережья еще более увеличили площади под виноградные сады.
Российское правительство, заинтересованное в дальнейшем увеличение продукции отечественного виноделия, принимало широкомасштабные меры по его улучшению. В 1807 г. в Кизляре открылось первое в России Кавказское казенное училище виноградарства [6], которое проводило эксперименты по выращиванию и разведению различных сортов винограда и бесплатно наделяло желающих всевозможным посадочным материалом [7]. Но жители станиц, также как и кизлярцы, в основном культивировали сорта, которые главным образом использовались на спиртокурильнях.
Первоначально виноградно-водочные и спиртокурительные предприятия появились в Кизляре. Местные власти всячески поощряли развитие новой отрасли [8]. Действия правительства, также благотворно влияли на увеличение выгонки из виноградного сырья водки и спирта. В отличие от выкуривания «хлебного вина» (пшеничная водка) за приготовление виноградной - налог практически не взимался [9]. Только в 1807 г. был установлен «умеренный акциз» на продукцию винокурения, «давший значительный доход казне». Но введение налога мало отразилось на благополучии виноградарей по причине постоянного спроса и высоких цен на их продукцию [10].
Во внутренних губерниях России «кизлярка» пользовалась заслуженной славой. При качественном приготовлении и соответствующей выдержке, водка по вкусу напоминала коньяк. При этом стоимость ее была на порядок ниже импортируемой продукции. Для увеличения производства винокурения немаловажное значение имело и то, что в среднем ведро водки получалось из восьми, а спирта, из двенадцати ведер вина [11]. Соответственно снижались и дорожные расходы на продукцию низовьев Терека, особенно сухопутным транспортом из Кизляра до Астрахани.
Вслед за кизлярцами и жители левобережных станиц свои взоры обратили на винокурение. Первоначально, используя конъюнктуру рынка, на выпуск спиртоводочной продукции перешли в казачьих войсках Кизлярском и Терско-Семейном. Во время сбора урожая виноградных садов, скупщики предпочитали скупать виноград грубых сортов. Поэтому казаки низовых станиц, расположенных в непосредственной близости от Кизляра, стали засаживать новые площади соответствующими сортами. Главным образом, наиболее зарекомендовавшим себя - «Алым терским», в ущерб винным «культурным и нежным сортам» [12].
Следует отметить, что ситуация, при которой казаки Кизлярского округа продавали полуфабрикат из собственных садов, их устраивала. Занятость станичников военной службой приобретала все большие размеры. Но выгодность и перспективность этой отрасли производства была очевидной. Поэтому и гребенцы частично переходят на производство сырья для винокурения. Посетивший низовья Терека И.В.Ровинский отмечал, что цена спирта в Кизляре доходила до 8 руб. за ведро, большая часть которого изготовлялась из винограда казачьих станиц [13].
Во внутренних районах страны стоимость ведра водки возрастала до 14 руб. серебром. Подобные цены позволяли садовладельцам получать в удачные годы от 50 до 80 % прибыли [14]. По этой причине станичники значительную часть виноградников продолжали засаживать грубыми сортами. Уход за ними требовал гораздо меньше времени и средств, при этом прибыль была гарантирована. В 1815 г. в Кавказской области (без Кизляра) было выкурено, главным образом в низовых станицах 20000 ведер спирта [15].
В 1817 г. была предпринята попытка обложить продукцию винокурения непомерными поборами. В Санкт-Петербурге приняли закон о питейном сборе, по которому каждое ведро водки облагалось акцизным налогом в 6 руб. При такой фискальной политике не только жители станиц, но и кизлярцы, должны были понести значительные потери. Лишь усилиями ген. А.П.Ермолова, сумевшего убедить Сенат, акцизный налог был снижен до 2 руб. [16], что и позволило спиртоводочному производству еще некоторое время оставаться рентабельным.
К 1825 г. количество виноградников составило: в Кизлярском войске - 10 дес. 325 саж., в Терско-Семейном войске - 281 дес. 1435 саж. (Каргалинская - 155 дес. 600 саж., Дубовская - 75 дес. 860 саж., Бороздинская - 50 дес. 2375 саж.), в Гребенском войске - 453 дес. 2111 саж. (Червлённая - 159 дес. 92 саж., Щедринская - 105 дес. 1300 саж., Новогладовская - 75 дес. 1034 саж., Старогладовская - 23 дес. 2222 саж., Курдюковская - 89 дес. 2263 саж.). На которых соответственно было получено - 1960, 15338, 101907 ведер красного вина, а также спирта - 44558 ведер в терско-семейных станицах и 2180 в гребенских [17].
Обнаруженные нами архивные материалы свидетельствуют, что в станицах, расположенных в непосредственной близости от Кизляра, предпочтение отдавали спиртокурению. А виноградную водку производили в незначительном количестве только в ст. Дубовской. У гребенцов же, только в ст. Червлённой не много занимались приготовлением спирта, а в основном приоритет оставляли за производством водочной продукции. Подобная специализация связана с тем, что гребенцы в большом количестве занимались виноделием, остатки которого использовали на винокурение. И виноградные выжимки перед разогревом в чанах разбавляли водой для быстрейшего отделения компонентов. В результате этого готовый продукт был значительно ниже по крепости и отличался от произведенного в низовьях Терека.
Дальнейшее развитие винокурения в станицах затормозилось в начале третьего десятилетия XIX в. В 1831 г. был значительно повышен акциз на изготовляемую водку, а также введен штраф и запрещение ее производства, если она была больше или меньше установленной государством крепости [18]. Выдерживать установленные нормативы было весьма трудно при работе на полукустарных заводиках. Поэтому закупочные цены на сырье для винокурения заметно сократились. Современник, посетивший Терское левобережье отмечал, что кизлярцы, имевшие «по станицам большие винокуренные заводы», остановили производство на них. И казаки были вынуждены сами перерабатывать основную массу урожая виноградных садов и самостоятельно «выделывать водку» [19].
Документы середины 30-х гг. сообщают, что гребенцы в прошении на имя Николая I обращали внимание правительства на винодельческую промышленность, как на единственную возможность содержать свои семьи и снаряжать себя на службу. Казаки не имели достаточно посуды и часто находились на службе вдали от своих домов «против горских хищных народов, принуждены были продавать на корню приезжающим кизлярским жителям за бесценок» по 9-11 руб. сорокаведерную бочку виноградного сусла. Позднее цены еще больше уменьшились и составляли 7-10 руб. за сорокапятиведерную бочку [20].
Видя бесперспективность дальнейшего развития виноградарства, казаки переключились на другие отрасли хозяйства. Но природно-климатические условия и военная обстановка в Восточном Предкавказье не оставляли выбора для станичников. Для получения средств, они были вынуждены заниматься культивированием виноградной лозы. В 1834 г. современник отмечал, «что от Моздока до Тамани мало разводится винограда и вновь ничего не посажено. По казачьим станицам от Моздока до Кизляра, хотя по нахождению большей части казаков на службе и невозможности женам и дочерям, при всем их чрезвычайном трудолюбии, успевать - сады также не распространяются, но, по крайней мере, они не приходят в худшее состояние и содержатся в исправности» [21].
В январе 1839 г. «Комитет, учрежденный для составления положения об управлении Кавказского линейного казачьего войска», от имени ген. С.С.Николаева затребовал себе «некоторые предварительные сведения» о казачьих полках. Но «не получив долго времени таковых сведений и заботясь о скорейшем окончании своих действий», Комитет вновь от имени Наказного атамана 4 марта просит казачьих командиров «поспешить доставить оные в непродолжительном времени» [22]. Получив необходимые данные о казачьих подразделениях Кавказской линии, председатель комитета ген. Халанский сделал интересные выводы. Так, в разделе «Хозяйственная часть» отмечалось, что хлебопашество являлось «главным способом» жизнеобеспечения казачества, «а в двух полках Кизлярском и Гребенском виноградные сады» [23].
Однако в начале 40-х гг. XIX в. виноградарство стало нерентабельным производством. Станичники Терского левобережья, в условиях крайнего обострения военно-политической ситуации в северокавказском регионе все меньше времени посвящали уходу за виноградниками. В погоне за скоротечной прибылью горожане Кизляра, а за ними и казаки близлежащих станиц значительно перепрофилировали виноградарство на производство спиртоводочных напитков. И пока полностью отсутствовала конкуренция на внутреннем рынке, их продукция пользовалась спросом. Но стремительное развитие новых отечественных районов виноградарства, в первую очередь в Таврической (Крым), Херсонской и других губерниях, значительно уменьшили спрос на продукцию терских виноградников. Поэтому в условиях крайне неблагоприятной обстановки, не только жители казачьих станиц, но и кизлярцы не могли быстро заменить одни сорта винограда на другие. На это требовалось более десяти лет, т. к. лучшим временем для хорошего урожая считается период между двенадцатью и шестнадцатью годами. [24].
Принято считать, что упадок виноградарства в левобережных станицах к середине XIX в., главным образом связан с культивированием сорта - «Алый терский», который, по отзывам современников по своим качествам уступал «даже дикорастущему винограду», в изобилии произраставшему в пойменных терских лесах [25]. Но помимо различных экономических и политических факторов, необходимо учитывать и то обстоятельство, что станичники в сложившихся условиях, в первую очередь были вынуждены ориентироваться на сложившуюся конъюнктуру рынка, задаваемую кизлярцами. И если для последних спад производства продукции виноградарства оказался результатом их собственных недальновидных действий [26], то жители станиц оказались втянутыми в этот процесс по независящим от них обстоятельствам.
В пользу подобного суждения говорит тот факт, что в середине XX в., в момент организации винодельческих хозяйств на Тереке, основные площади отводились под все тот же сорт - «Алый терский». Как видно, не только в условиях военного времени, но и через много десятилетий, этот сорт винограда полностью соответствовал природно-климатическим условиям Восточного Предкавказья. Во-первых, он довольно устойчив к зимним морозам и весенним заморозкам. Во-вторых, мало подвержен различным болезням. И, в-третьих, имеет сильный рост и высокую урожайность (15-18 тонн с гектара). Поэтому и в наши дни из него готовят «высококачественные коньячные виноматериалы» [27].
Таким образом, к началу XIX в. развитие виноградарства на левобережье Терека достигло впечатляющих масштабов. Кизлярцы и жители близлежащих станиц на несколько десятилетий стали монополистами в производстве вина, водки и спирта на территории России. Этому благоприятствовали целый ряд субъективных и объективных факторов сложившихся не только на территории Восточного Предкавказья, но и на внутреннем рынке страны.
В дальнейшем ситуация изменилась кардинальным образом, что в первую очередь связано с ухудшением военно-политической обстановки в регионе и законодательными актами правительства, направленными на изыскание финансовых средств, для продолжения дорогостоящей войны с горцами. К тому же занятость казачества, особенно мужской части приобрела такие размеры, что уже не представлялось возможным собирать и перерабатывать урожай виноградных садов самостоятельно. По этой причине станичники были вынуждены продавать урожай виноградников кизлярцам, которые предпочитали приобретать грубые сорта.
Развитие виноградарства в других губерниях страны привело к стремительному сокращению спроса на спиртоводочную продукцию Терских виноградарей. В результате грозди ягод грубых сортов с сотен десятин виноградных садов значительно упали в стоимости, что отрицательно отразилось на благополучии большинства семей в Кизляре и левобережных станицах.

Примечания

1. Дзюбенко П.В. Виноделие на Кавказе (Экономический очерк) // Русская мысль. № 8. - М., 1886. C.114.
2. Дейчман. Несколько слов о Кавказе в сельскохозяйственном отношении. // Записки Кавказского общества сельского хозяйства за 1856 год. Ч.II. C.101.
3. Очерк виноделия Кавказа // Сборник сведений о Кавказе. Т.III. - Тифлис, 1875. С.352.
4. Ровинский И.В. Хозяйственное описание Астраханской и Кавказской губерний. - СПб., 1809. С.449-450.
5. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) Ф.13. Оп.2/110. Св.169. Д.41. Лл. 6-6 об.
6. Джахиева Э.Г. Из истории экономической интеграции народов Северного Кавказа во второй половине XVIII-первой трети XIX в. // Вопросы северокавказской истории. Вып.9. - Армавир, 2004. С.35.
7. Гриценко Н.П. Города Северо-Восточного Кавказа и производительные силы края V-середины XIX века. - Изд-во Ростовского университета, 1984. С.97.
8. Гарунова Н.Н. Кизляр в XVIII-первой половине XIX века: проблемы политического, социально-экономического и культурного развития // Автореф. дис. …канд. ист. наук. - Махачкала, 1999. С.19.
9. Максимов Е. Терское казачье войско. Историко-статистический очерк. - Владикавказ, 1890. С.113.
10. Васильев Д.С. Очерки истории низовьев Терека. - Махачкала, 1986. С.141.
11. Акты, собранные Кавказскою археографическою комиссиею (АКАК). - Тифлис, 1875. - Т.VI. Ч.II. С.653.
12. Омельченко И.Л. Терское казачество - Владикавказ:, 1991. С.211-212.
Ровинский И.В. Указ. соч. С.449-450.
13. АКАК. - Тифлис, 1875. - Т.VI. Ч.II. С.682.
14. Васильев Д.С. Указ. соч. С.141-142.
15. Клычников Ю.Ю. Российская политика на Северном Кавказе (1827-1840 гг.). - Пятигорск, 2002. С.129.
16. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК) Ф.79. Оп.1. Д.342. Лл. 13 об.-14, 14 об.-15.
17. Гриценко Н.П. Социально-экономическое развитие Притеречных районов в XVIII-первой половине XIX вв. ЧИ НИИ ИЯЛ. Т.IV. - Грозный, 1961. С.50.
18. Обозрение успехов виноделия в полуденных странах России в 1834 году // Журнал Министерства внутренних дел за 1835 год. Ч.XV. С.287.
19. Попко И.Д. Терские казаки со стародавних времен. Гребенское войско. Вып.5. (Репр. изд. 1880 года). - Нальчик, 2001. С.452-454.
20. Обозрение успехов виноделия… С.286-287.
21. РГВИА Ф.15044. Оп.1. Д.5. Лл. 3, 5.
22. РГВИА Ф.15044. Оп.1. Д.21. Лл. 8 об.-9.
23. Статистические монографии по исследованию станичного быта Терского казачьего войска. - Владикавказ, 1881. С.344-345.
24. «Земляк» Заметки к истории виноделия и виноградарства в Кизляре // Труды Кавказского общества сельского хозяйства за 1885 год. № 5. С.350.
Баллас М. Указ. соч. С.24.
25. Негруль А.М. Виноградарство с основами ампелографии и селекции. - М., 1959. С.308.