Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Экономическое состояние приходов Владикавказско-Моздокской епархии. Владикавказский епархиальный свечной завод (1894-1921 гг.)



Экономическое состояние приходов Владикавказско-Моздокской епархии. Владикавказский епархиальный свечной завод (1894-1921 гг.)

Владикавказская и Моздокская епархия, выделенная из состава Грузинского экзархата во второй половине 1894 года, несмотря на недолгий срок своего существования имеет достаточно интересную историю[1]. В данной статье рассматривается специальный аспект истории епархии - экономический. Предпринята попытка ответить на следующие вопросы - на какие средства существовало духовенство епархии? Какие статьи доходов были для него основными? Что делало руководство для улучшения материального состояния епархии и священнослужителей?
Епархия включила в себя 12 благочиннических округов и одно благочиние единоверческих церквей, территориально включив в себя области Терскую (площадь ее составляла 64235 кв. верст с населением 798898 человек, в т.ч. 319976 православных), Дагестанскую и часть Кубанской (см. Приложение III). Впоследствии появилось еще одно благочиние - Дагестанской области (тринадцатое). Необходимо отметить, что количество приходов в благочинии не оставалось постоянным - происходило как открытие новых, так и в интересах повышения эффективности управления приходы могли переходить в состав других благочиний[2].
Основой экономики Терской области, как и России в целом, был аграрный сектор. Также и благосостояние приходов, самая материальная обеспеченность епархии определялись из трех основных источников: 1) сумм, получаемых за счет эксплуатации земельных участков, выделенных причтам станичными и сельскими обществами (или через натуральную плату - ругу); 2) перечисляемых Святейшим Синодом денег и 3) доброхотных даяний прихожан.
Финансовое благополучие было уделом редкой церкви. Даже городские храмы с большим, по сравнению с сельскими, числом прихожан, были небогаты. В отчете за 1902 г. благочинный церквей Владикавказа о.Алексей Никольский отмечал, что "все церкви округа, кроме Кафедрального Собора и Вознесенской, далеко не отличаются благолепием. Скромные по своим размерам, они не блещут и внутренней отделкой. В последнем отношении в особенности можно указать на Александро-Невскую и Константино-Еленинскую церкви, внутренний вид которых оставляет по себе грустное впечатление. Обстановка их и утварь поражают бедностью"[3].
Жалованье духовенству, учитывая многочисленный состав их семей и то, что главным, а иногда и единственным кормильцем был священник, было явно недостаточным. В 1910 г. после долгих ходатайств архиерея, Св.Синодом оклад был увеличен до 500 р. в год священникам и 150 р. псаломщикам.
Причты горских приходов получали большие, сравнительно с причтами равнинных, деньги - священник получал 600, а псаломщик 200 рублей в год. Однако они были лишены дохода от причтовых земель (ее в горах просто не было) и материальное состояние горских приходов было несравненно хуже плоскостных. В отчете о состоянии XII (горского) округа в 1910 году благочинный священник о.Харитон Сохиев писал, что "вопрос о плате за требы на плоскости, а равно, об удовлетворении причтов местными средствами содержания вообще в горских приходах по настоящее время не урегулирован. В горах руги почти не дают, труд же по отправлению треб и в горах и на плоскости где вовсе не оплачивается, а где крайне скупо и неаккуратно. Самым главным и единственно верным источником содержания причтов является получаемое ими из казны жалованье… Вообще же можно сказать, что средства содержания духовенства округа, по местным условиям жизни и при возрастающей дороговизне жизненных продуктов, являются для него недостаточными"[4].
После революционных событий 1905-1906 гг. ситуация осложнилась. Станичные общества реквизировали прежде арендуемые у духовенства причтовые участки. Благочинный IX округа о.Николай Диомидов писал владыке, что общества отнимают у духовенства участки земли, которыми оно раньше пользовалось и взамен их предоставляют паи при ежегодном делении земли.
Необходимо отметить, что станичные общества, отводя землю, стремились дать "самую худшую землю, иногда прямо таки никуда не годную. При таких условиях ждать от участка многого нельзя и остается только возбудить дело о нарезе причтового участка в другом удобном месте, так как станичные общества, согласно положения Военного Совета, подтвержденного циркулярным приказом Начальника Терской области и Наказного Атамана Терского казачьего войска от 8/10 октября 1898 г. за №25882, обязаны наделять причты при выделении причтовых участков удобною землею"[5]. Однако на практике это положение нарушалось повсеместно.
В 1910 г. на станичных сходах было объявлено определение Правления Терской области по вопросу о наделении землей причтов, в результате которого почти у всех причтов земля была отобрана и духовенство лишилось этого источника содержания. "Не входя в обсуждение постановления Областного Начальства, вызвавшего усиленное отбирание причтовой земли, свидетельствую, что оно не только причинило материальный ущерб духовенству, но отозвалось вредно и с другой стороны. Оно породило в духовенстве затаенное недовольство, оно вызывает глухой ропот. А все это вместе невыгодно может отразиться на отношениях духовенства к своим прихожанам и, без сомнения, послужит лишним поводом к обострению взаимных их отношений", - писал тот же отец Николай[6]. Священник Михаил Ремезов для решения этой проблем предложил нанять адвоката для защиты перед Сенатом прав духовенства на причтовую землю[7].
На отчет Н.Диомидова вскоре последовала архипастырская реакция: владыка Агапит предложил Владикавказской Духовной Консистории составить проект прошения к Начальнику области о том, что "бесконтрольное заведывание станичными управлениями церковными землями крайне вредно отражается на благосостоянии приходских храмов, церковных школ и причтов"[8]. Однако, несмотря на просьбы епископа и в последующем иных владык епархии, причтовые земли остались в пользовании станичных и сельских обществ.
Определением Синода от 13 апреля-23 мая 1907 г. духовенству было воспрещено участие в управлении или заведывании делами ссудно-сберегательных товариществ на правах директоров или членов совета. Но в январе 1909 г., "имея в виду изложенные Министром Финансов обстоятельства, во всей полноте не бывшие ранее в рассмотрении Синода, о значении участия православного духовенства в учреждениях мелкого кредита, а также и о том, что учреждения эти отличны от кредитных учреждений других категорий, так как в основу первых положены не материальные интересы, а главным образом товарищеские начала, взаимной ответственности и доверия, которые не могут существовать без укрепления в сознании участников той мысли, что экономические интересы должны объединять людей между собою на почве христианских взаимных отношений, Св.Синод признает возможным, в отмену состоявшихся ранее определений от 13 Апреля-23 Мая 1907 года и 21/28 Августа того же года, изложенных в циркулярных указах его от 30 Мая и 10 Сентября 1907 года за №10 и 17, допустить духовенство к участию в мелких кредитных товариществах не только на правах пайщиков и попечителей, но и членов правлений и советов"[9]. Целью этой поправки было улучшение материального положения духовенства и большая демократизация жизни приходов.
Для обеспечения экономической основы жизнедеятельности епархии был основан Владикавказский епархиальный свечной завод, важнейший, а порой и единственный источник материального обеспечения.
Дискуссия о выгодах основания своего завода велась с момента выделения епархии в самостоятельную. Так, например, в 1896 г. "ВЕВ" опубликовали выдержку из Курских епархиальных ведомостей такого содержания: "Не имея основного капитала, ведя дело в кредит, Курский епархиальный свечной завод в течение 10-ти лет дал: 1) Курскому епарх. женск. училищу 57888 р.; 2) Курской духовной семинарии 41703 р.; епархиальному попечительству уплатил долг в 16000 р. и % 11171 р. и г) за покрытием всех долгов, кроме построек и заводского имущества, имеет собственный капитал в 184118 р."[10].
Результатом обсуждений стал благочиннический съезд, состоявшийся 26 августа 1899 г. во Владикавказе. Делегаты съезда изъявили единодушное желание к открытию завода[11]. Приходам было предложено приступить к сбору средств на строительство.
В декабре 1902 г. завод начал свою деятельность. На строительство его было затрачено около 15 тысяч рублей. Располагалось предприятие на окраине города по улице Северно-Степной, на берегу Терека: "Одноэтажное, кирпичное, железом покрытое здание производит хорошее впечатление по своей солидности и приспособленности для данной цели. Завод заключает в себе, кроме заводского собственного помещения с кладовками и отделением для парового котла, квартиру для смотрителя завода в четыре комнаты, кухню с комнатой для прислуги, казарму для рабочих и двумя при ней комнатами для мастера, сарай для дров и каменную стену-забор до 50 саженей длины при высоте до четырех с половиной аршин"[12].
Епархиальный завод, как церковное предприятие, не подлежал обложению пошлинами. Получаемая вследствие его деятельности прибыль шла "на образование основного капитала завода, на содержание духовно-учебных заведений и на другие нужды епархии по усмотрению епархиального Съезда духовенства"[13]. Руководство заводом принадлежало епархиальному съезду, а непосредственное управление вверялось выбранному на срок в три года на епархиальном съезде духовенства Правлению. Без согласия епархиального Съезда Правление не могло давать деньгам, принадлежащим заводу, иного, чем оговоренные в уставе назначения, а также приобретать недвижимого имущества. Устав завода мог быть изменен только с согласия главы епархии.
Правление состояло из трех лиц духовного звания (председатель, казначей и делопроизводитель), "известных своей опытностью в данном деле". Все дела по управлению заводом решались или Правлением, или членом Правления, если вопрос находился в сфере его компетенции. Первыми на этот пост были избраны священники П.Обновленский и И.Попов и А.Филипповский.
Для постоянного и непосредственного надзора за зданиями, мастерской, воскобелильней и заводским имуществом, технологическим процессом и материальными потребностями завода; отпуска товара на заводе и иных хозяйственных операций Съездом духовенства или правлением был назначаем смотритель. "Смотритель завода есть непосредственный начальник всех рабочих при заводе; в его ведении состоит и мастер завода" - оговаривалось в Уставе[14].
Современник отмечал: "С этого момента история управления епархией Преосвященнейшим Владимиром украсится очерком возникновения нового полезного начинания Архипастыря, так много сделавшего уже для епархии. Ожидаемая польза от завода, осуществляясь фактически, внесет немало облегчения в дело содержания духовно-учебных наших заведений, посократит значительно сумму обложения церквей на общеепархиальные потребности. Но для того, чтобы от завода получился ожидаемый результат, необходимы участливое и дружное отношение к нему всего епархиального духовенства и добросовестная охрана интересов церкви со стороны церковных старост"[15].
Многие епархиальные проекты осуществлялись на средства завода. Так, например, на епархиальный съезд духовенства в 1913 г. завод ассигновал 500 р. - на проезд и проживание депутатов[16].
Завод прекратил свое существование вскоре после революции. В 1918 г. большевики нанесли заводу ущерб, оцененный более чем в миллион рублей. В июле 1919 г. Правление завода обратилось от лица епископа Макария к Терскому Краевому Правительству, причтам и Приходским советам более состоятельный церквей епархии с просьбой о займе денег[17]. Однако изменяющаяся политическая обстановка не позволила реанимировать производство.
Богоборческой власти церковный завод был ни к чему. Поэтому в сентябре 1921 г. по т.н. "делу протоиерея Малиновского", по сфабрикованному обвинению в "систематических хищениях со свечного завода" перед советским судом предстали члены Правления священники А.Малиновский, А.Никольский и И.Окладнов[18]. Тогда же завод прекратил свою деятельность.

Примечания
1. См., например: Андрей (Мороз). История Владикавказской епархии // www.ive1875.narod.ru; Сланов И.А. Ардонская духовная семинария (К 100-летию основания). - Владикавказ, 1999; Канукова З.В., Хубулова С.А. Дорога к храму (из истории конфессиональной жизни Владикавказа во второй половине XIX - начале XX вв.): Монография / Под ред. д.и.н., проф. М.М. Блиева. - Владикавказ, 2000; Канукова З.В. Старый Владикавказ. Историко-этнологическое исследование: Монография / Под ред. докт. ист. наук, проф. М.М. Блиева. Владикавказ, 2001; Шахбазов В.А. Греки Владикавказа. Изд. второе, дораб. и доп. - Владикавказ, 2001; Бирагова Ф.Р. Церковная интеллигенция Осетии во второй половине XIX - в начале XX вв. Дис. ... канд. истор. наук. Владикавказ, 2003.
2. 14 октября 1912 г. епископ Питирим упразднил единоверческий округ. Приходы, находившиеся в составе благочиния, были подчинены непосредственно архипастырю.
3. Центральный государственный архив республики Северная Осетия-Алания [далее ЦГА РСО-А]. Ф.143. Оп.2. Д.130. Л.79.
4. ЦГА РСО-А. Ф.143. Оп.2. Д.229. Лл.94об.-95.
5. Священник А.Стефанов. Кое-что о материальном положении станичного духовенства и как его улучшить // Владикавказские Епархиальные Ведомости [далее ВЕВ]. 1910. 15 марта.
6. ЦГА РСО-А. Ф.143. Оп.2. Д. 229. Лл.21-21об.
7. Священник Мих.Ремезов. Письмо в редакцию // ВЕВ. 1910. 15 дек.
8. ЦГА РСО-А. Фр.143. Оп.2. Д. 229, Лл.15-15об.
9. Указ Святейшего Синода об участии православного духовенства в учреждениях мелкого кредита // ВЕВ. 1909. 15 марта.
10. Плоды операций епархиальных свечных заводов // ВЕВ. 1896. 1 мая.
11. ЦГА РСО-А. Фр.143. Оп.2. Д.443. Л.24.
12. Владикавказский Епархиальный Свечной Завод // ВЕВ. 1902. 15 дек.
13. Устав Владикавказского Епархиального Свечного завода // ВЕВ. 1902. 15 нояб.
14. Устав Владикавказского Епархиального Свечного завода // ВЕВ. 1902. 15 нояб.
15. Владикавказский Епархиальный Свечной Завод // ВЕВ. 1902. 15 дек.
16. ЦГА РСО-А. Фр.143. Оп.2. Д.292. Л.28.
17. ЦГА РСО-А. Фр.143. Оп.2. Д.341. Л.29.
18. Вл.Шмулевич. Два лагеря // Горская правда. 1921. 22 сент.