Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Прошения об открытии типографий, книжных лавок, библиотек, как источник по истории регионального книжного дела



Прошения об открытии типографий, книжных лавок, библиотек, как источник по истории регионального книжного дела

Одним из наиболее интересных источников по истории книжного дела
региона являются ежегодные ведомости и рапорты о существующих в области
(губернии) типографиях, книжных лавках и библиотеках, прошения и
свидетельства об открытии все тех же типографий, книжных лавок,
библиотек, отчеты по надзору за ними. В основном они сконцентрированы в
двух фондах: в фонде Канцелярии Начальника Кубанской области и Наказного
атамана Кубанского казачьего войска. (ГАКК. Ф. 454) и в фонде
Кубанского областного жандармского управления (ГАКК. Ф.583).



Нам хотелось остановиться на одной группе документов – прошениях об
открытии частных типографий, библиотек, книжных магазинов. Сама форма
прошения предполагала обязательную информацию о сословном происхождении,
возрасте, поле, образовании, конфессиональной принадлежности
«просителя», о том, откуда он приехал, чем занимался «до того». (Эту же
информацию, но о заведующих государственных официальных типографий и
библиотек, редакторах официальных периодических изданий можно найти в
формулярных листах и послужных списках.) Все это представляет
безусловный интерес для социальной статистики, дает возможность
проанализировать социальный состав работников книжного дела региона.



С этой точки зрения была просмотрена группа дел 454 фонда, в которые
включены прошения об открытии предприятий книжного дела. Дела можно
разбить на две группы. Дела, в названиях которых эта проблематика не
отражается (она присутствует наряду с документами совершенно иной
тематики, не касающейся проблем книжного дела), и дела, в названия
которых эта проблематика вынесена как основная. Структурно были
проанализированы только 15 дел фонда 454, названия которых включали в
себя формулировки «Дела об открытии…», «Прошения об открытии…»,
«Прошения о разрешении на открытие…» типографий, литографий, библиотек,
книжных магазинов и так


220

далее. Как правило, каждое дело включало в себя не одно прошение (со
всей сопровождающейся документацией), а группу, несколько комплексов
документов. Говорить о постоянном количестве таких комплексов в
различных делах трудно: их было разное количество в разных делах.



В 15 проанализированных делах было зарегистрировано 93 прошения.
Хронологически прошения приходились на 1885 – 1917 годы. Они
распределились следующим образом.



[ ] Квадратными скобками отмечены неудовлетворенные прошения.



Из 93 прошений 57 было связано с открытием типографий, 21 – с открытием
книжной торговли (книжных магазинов, книжных лавок), 5 – с открытием
библиотек. Ряд прошений включали в себя одновременно просьбы об
открытии, например, библиотеки и книжной лавки. Поэтому тематически (или
предметно) прошений было больше чем 93. 10 «просительных комплексов»
были посвящены самым различным проблемам «книжного дела»: просьбам о раз


221

решении приобретения нового печатного станка, новых шрифтов, шрифтов для переплетной мастерской, арендным отношениям.



По полу податели прошений распределились следующим образом – 84 прошения
подали мужчины, 12 женщины. По социальному составу среди открывающих
типографии: мещан – 31, крестьян – 6, казаков – 4, учителей (и жен
учителей) – 6, купцов – 5, священников (и их дочерей) – 3, дворян – 2.
Порой вдовы (и дочери) хотят наследовать типографии, продолжать дело
мужей, отцов. Почему-то никогда не сыновья. Порой оформление документов
на имя жены связано с «неблагонадежностью» имени мужа для полиции или же
тем, что муж уже является владельцем нескольких небольших
полиграфических предприятий. Чаще всего просили об открытии типографии
по месту проживания, но не всегда. Иногда типографии одного владельца
располагались в нескольких соседних уездах или населенных пунктах.



По национальному составу мы встречаем – русских и украинцев (подавляющее
большинство), по несколько человек армян, евреев, немцев.



Кроме того, владелец типографии обязан информировать полицию о каждом
вновь приобретенном печатающем устройстве. Одновременно и фирма –
поставщик должна была информировать городскую полицию о поставке.
Комплекс документов, как правило, состоял из шести документов: 1)
заявление – прошение; 2) запрос о поведении и нравственных качествах; 3)
ответ на запрос о поведении; 4) копии свидетельств на открытые прежде
(если таковые были) типографии, библиотеки, книжные магазины; 5) копия
выдаваемого свидетельства; 6) расписка о вручении свидетельства. Порой
справку о благонадежности просители – зная правила – прилагают сразу к
прошению.



«Прошение [Проживающего в станице Тихорецкой Кавказского Отдела мещанина
города Екатеринодара Ивана Яковлева Сердюкова] Имея желание открыть в
хуторе Тихорецком, расположенном при железнодорожной станции Тихорецкой
Владикавказской железной дороги типографию, как необходимую для
удовлетворения печатного дела местного и соседнего населения, покорнейше
прошу распоряжения Вашего Превосходительства о разрешении мне открыть в
хуторе Тихорецком Кавказского отдела типографию и выдать мне об этом
надлежащее разрешительное свидетельство, которое для вручения мне
выслать в Тихорецкое станичное правление. При сем предоставляю
удостоверение станичного правления о моем поведении и блогонадежности за
№ 665 и гербовых марок на 2 рубля 50 коп. Января 27 дня 1910 года….»



«Удостоверение № 665. Дано сие от тихорецкого станичного правления
Кавказского отдела, мещанину города Екатеринодара Ивану Яковлевичу
Сердюкову в том, что он издавна проживает в этой станице, под судом и
следствием ни за что и никогда не был и ныне не состоит, политически


222

вполне благонадежен, что подписью и приложением печати удостоверяется. Атаман станицы. Писарь».



Тем не менее, запрос о благонадежности высылается: «Канцелярия
Начальника области и Наказного атамана просит Вас сообщить о поведении и
нравственных качествах мещанина Ивана Яковлева Сердюкова, проживающего в
станице Тихорецкой, для предоставления права открыть типографию…» Ответ
на запрос (справка Атамана Кавказского отдела от 16 февраля сего года
за № 126 о хорошем поведении Сердюкова) подшивается к делу.



Свидетельство. «Дано сие Екатеринодарскому мещанину Ивану Яковлевичу
Сердюкову, вследствие прошения о том, что ему под личную его
ответственность, разрешается открыть в хуторе Тихорецком типографию при
условии соблюдения правил на сей предмет законом установленных…»
Жандармы писали по-разному: «Поведения хорошего…», «В недозволенном не
замечен….», «Замечен в связях с неблагонадежными…