Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Место провинциального театра в повседневной жизни южнороссийского города (из истории Ставропольского театра периода 1917 года)



Место провинциального театра в повседневной жизни южнороссийского города (из истории Ставропольского театра периода 1917 года)

События 1917г. представляют собой уникальный исторический период в
развитии интеллектуально-нравственного, духовного потенциала российского
общества, оставаясь ключевыми для понимания российской и мировой
истории. Он отражает всю сложность и противоречивость революционной
эпохи, являясь «ярким показателем глубокой трансформации общественного и
художественного сознания», а также индивидуализации личности.

В политической, интеллектуальной и художественной атмосфере России
нарастали желания перемен, ощущение исчерпанности прежних форм
политической и художественной жизни. Это было переломное время, когда в
социокультурной сфере появилось новое восприятие человеком исторической
реальности, иное представление о его месте и роли в истории, что не
могло не сказаться на мироощущении и состоянии культурной среды
общества. В искусстве все больше стали обозначаться совершенно новые
тенденции. Сама историческая действительность требовала выработки нового
метода ее художественного воплощения. В культуре первых
послереволюционных лет условно выделяют два основных течения: одно из
них продолжало поиски в русле традиционного реалистического искусства,
другое – привносило в искусство новые формы.

Ураган октября 1917г. потряс и театральное дело. Никогда еще прежде
картина русской театральной жизни не была столь динамичной, пестрой и
неоднородной, как в первые послеоктябрьские годы. Она характеризовалась
наличием двух процессов – сохранением традиций и восприятием инноваций.
Несмотря на военную обстановку, связанную с Гражданской войной, в стране
действовало большое число театров: бывшие императорские, частные,
муниципальные (содержащиеся на средства местных советов), ведомственные
(финансируемые отдельными наркоматами) красноармейские, сельские,
профсоюзные и т.д. По мнению ряда исследователей общее количество
театров, различных студий и театральных кружков в России в
послереволюционный период достигало 8-9 тыс. Это были годы поистине
театрального бума.

Театральные помещения и залы были национализированы по всей стране.
Советы, как органы власти на местах, взяли на себя заботу не только о
провинциальных театрах, но и о вспомогательных помещениях: декорационных
и костюмерных мастерских, гримерных, библиотеках, складах, а также о
драматических школах. Все театры были переданы в ведение Народного


48

комиссариата просвещения (Наркомпроса), образованного Декретом II
Всероссийского съезда Советов. В июне 1918г. при Наркомпросе был создан
специальный театральный отдел1, призванный заниматься вопросами
режиссуры, организацией рабоче-крестьянских театров. Именно он стал
организационным центром «театральной мысли тех лет»2. Впервые в истории
театр был признан государством средством просвещения и эстетического
воспитания. Новая власть понимала, что сценическое искусство, через язык
художественных образов, понятный для всех слоев населения, способно
утверждать идеи революции: «чего достигает кафедра, трибуна, печать,
клубы, действуя, как разрозненные средства, того же достигает сцена с
гораздо большей силой и с равной длительностью влияния». Ведь нигде
народ «не проявляет большей восприимчивости, чем в театре»3.

В августе 1919г. был подписал декрет «Об объединении театрального дела»,
согласно которому все театральные здания на территории РСФСР
объявлялись национальным достоянием. Государство заявляло, что принимает
на себя обязанность материально поддерживать театры, признаваемые
«полезными и художественными». Этот декрет в принципе не запрещал
частных антреприз, более того частные театры могли получать финансовые
субсидии при условии, что в правление театра войдут представители
Наркомпроса4. Таким образом, частные театры либо попали в руки рабочих
кооперативов (т.е. по существу к той же власти), либо на основе частных
театров возникали многочисленные «советские» и «коммунальные» театры5.

Декрет «Об объединении театрального дела» имел целью юридически оформить
уже осуществленные мероприятия новой власти на местах в отношении
театров. Первоначально Советы стали проводить национализацию театров «на
свой страх и риск», без руководящих указаний из центра. Так, в г.
Ставрополе в виду того, что театральные здания принадлежали городу, этот
переход осуществлялся очень легко6. И.Д.Сургучев в книге «Большевики в
Ставрополе» так рисует общественную атмосферу, царившую в городе:
«Наступил большевистский рай. Начались социализации и национализации
мельниц, кинематографов и театров… Благодаря безнаказанности город
наполнялся ворами и разбойниками. Городское хозяйство начало явно
распадаться и разрушаться»7.

Для регулирования театрального дела в стране Декретом 1919 г. при
Наркомпросе был учрежден Центральный театральный комитет (Центротеатр).
Он занимался широким кругом вопросов от установления цен на билеты до
материально-технического оснащения театров. В его ведение переходило
театральное имущество: здания, реквизит, костюмы и т.д. Все театры


49

страны подразделялись на несколько категорий: а) «полезные и
художественные», финансируемые государством (это так называемые
академические государственные театры); б) автономные; в) частные.

После Октябрьских событий 1917г. в г.Ставрополе был создан союз
сценических деятелей. Продолжил свою работу Ставропольский театр
«Пассаж», занимаясь устройством спектаклей, концертов, вечеров.
Начавшаяся Гражданская война наложила свой отпечаток на общественное
сознание, придав ему еще большую жестокость и бескомпромиссность, что не
могло не найти отражения в театральном искусстве. Странным образом в
нем уживалось стремление к светлым идеалам, революционный романтизм и
пренебрежение к «буржуазной» культуре. Так, в ноябре 1918г. для бойцов
Таманской армии, был поставлен спектакль «Павел I». Зрители были
настолько захвачены происходившим на сцене, что при появлении артиста,
исполнявшего роль императора, в генеральской форме, один из
красноармейцев крикнул на весь зал: «Ось де кадет заховался», прицелился
в актера и чуть не застрелил8.

В рассматриваемый период художественным руководителем и директором
Ставропольского театра был Вульф Исаакович Тункель (1884-1940гг.) –
талантливый организатор театрального дела. До приезда в г.Ставрополь он
работал у виднейших антрепренеров России: Н.А. Ростовцева, Н.Н.
Синельникова, Н.И. Собольщикова-Самарина, в Симбирске и Нижнем
Новгороде, Ростове и Владикавказе, был режиссером Уфимского театра9. В
середине ноября 1918г. после захвата г. Ставрополя частями
Добровольческой армии В.И. Тункель, как руководитель театра и
председатель союза Рабиса как и другие работники театра, не раз
допрашивался в контрразведке. «Нет нужды говорить о том, что коротенькая
спайка с таманской армией нам не прошла даром» – писал В.И. Тункель в
своих воспоминаниях10. Однако В.И. Тункелю удалось наладить отношения с
военно-гражданской властью Добровольческой армией. Так, с Новогоднего
спектакля, благодаря женской хитрости актрис Е. Евгеньевой, Н. Ормег и
Н. Загорской, очаровавших губернатора генерала Глазенапа были собраны
значительные средства, которые пошли в фонд Союза сценических деятелей.
Спектаклю предшествовала довольно оригинальная реклама11. Она была
выполнена в форме официальных приказов Добровольческой армии (цвет
бумаги, шрифт, формат) и наделала много шума в день выхода, за эту
вольность В.И. Тункель чуть не поплатился жизнью. Однако спектакль
кабаре удался на славу, в пользу Союза было отчислено 12000 рублей. Этот
вечер узаконил право на существование Союза, чего не смогла добиться ни
одна из подобных общественных организаций Ставрополя12.


50

Еще с 1917г. в стране стал ощущаться недостаток денежных запасов.
Все это косвенно влияло на посещаемость театра. В.И. Тункель прибег к
печатанию собственных разменных театральных денежных знаков достоинством
в 50 копеек, 1 рубль и 3 рубля. Эти деньги настолько «прижились», что
даже вошли в оборот на Нижнем рынке города, около которого находилось
здание театра «Пассаж». Этими разменными бонами театр продолжал
пользоваться вплоть до 1920г13. В апреле 1920г. коллегией
Губнаробразования г. Ставрополя за заслуги в деле воспитания населения и
сценическое мастерство театру «Пассаж», было присвоено название Первого
Советского театра им. В.И.Ленина14. В этом же году летний театр Мартына
Пахалова в г. Ставрополе, был переименован в театр им. Луначарского.
Характерным различием в репертуарах театров города было то, что на сцене
театра им. Ленина ставились пьесы отвечающие «духу времени»:
«Королевский брадобрей» Луначарского, «Власть тьмы» Толстого, «На дне»
Горького, «Потонувший колокол» Гаупмана, «Ревизор» Гоголя. В театре им.
Луначарского ставили преимущественно классику: «Корневильские колокола»
Планкета, «Сильва» Кальмана, «Цыганский барон» Штрауса, «Аскольдова
могила» Верстовского, балет «Коппелия». Здесь же существовала балетная
студия под руководством Михаила Моисеева15.

Однако, по мнению современников эти пьесы мало отражали величайшие
изменения, происходившие в стране, не показывали ход революционных
событий: «пьесы Островского, Толстого, Тургенева являются всего лишь
печальным остатком давно минувших эпох, отражающих настроение нам
совершенно чуждое, артисты калечат себя в этих никчемных истерических
пьесах отражав болезненную и никчемную полосу нашего исторического
развития. Это не театр, а музей, а музей не может творить искусство… В
театре сняты вензеля и короны…в царской ложе сидят простые граждане, но
могучая вековая традиция все же владычествует над всем…»16. Необходим
был длительный период приобщения народа к сценической культуре.

Задачи, которые ставила новая власть – создание нового драматического
театра, выполняющего функцию обслуживания победившего в революции
рабочего класса, пока еще не готового к восприятию этого эстетически
сложного вида искусства. «Революция сказала театру: «Театр, ты мне
нужен…, ты мне нужен для того, чтобы я могла свежо посмеяться и «отвести
душу». Ты мне нужен как помощник, как прожектор, как советник»17. Уже в
начале 1920-х гг. на сценах столичных и провинциальных театров стали
ставиться первые пьесы советских драматургов, написанные по следам
революционных событий: «Огненный мост» Б.Ромашова, «Шторм»
В.Билль-Белоцерковского и др.


51

Репертуар нового театра стал складываться из таких спектаклей как:
«Великий коммунар», «Рабочая слободка» Карпова, «Зори» Верарна». С
постановкой пьесы К.Тренева «Любовь Яровая» считается, что
Ставропольский театр начал утверждаться как подлинно советский театр.
Вместе с тем, ставились и сложные классические оперы, такие как «Кармен»
и «Царская невеста», «Риголетто», «Сибирский цирюльник», «Руслан и
Людмила» и «Паяцы».

Союз сценических деятелей занимался просветительской работой,
организовывал различные курсы, кружки, вовлекая жителей города в
культурно-просветительскую деятельность.



Примечания

1.История русского советского драматического театра. Кн.I. (1917-1945гг.) / Под общ. Ред. Ю.А.Дмитриева и др. – М., 1984. С. 10.

2.Марков П.А. О театре. В 4-х т. Т. 1. Из истории русского и советского театра. М. 1974. С. 427.

3.Видман В. Театр и революция. М.-Пг., 1923. С.1, 15.

4.История русского советского драматического театра... С.11-12; Юфгей А. Революция и театр. Л.,1977. С.180-183.

5.Керженцев В. Творческий театр. Пг., 1920. С. 143.

6. Там же. С.142-143.

7. Кругов А.И. Ставропольский край в истории России (конец XVIII-XX вв.). Ставрополь, 2001. С.152.

8.СГКМ.Ф.133. Д.50. Л.29.

9.СГКМ.Ф.143.Д.3.Л.1-3.

10.СГКМ.Ф.143.Д.1.Л.17.

11.СГКМ.Ф.133.Д.50.Л.29

12.СГКМ.Ф.143.Д.1.Л.18.

13.СГКМ.Ф.143.Д.1Л.19.

14.ГАСК.Ф.164.Оп.1. Д.12.Л.20.

15.Репертуар Ставропольских Советских Народных театров // Власть Советов. 1920. 17 апреля. С.1.

16.Керженцев В. Указ. соч. С. 138-148.

17.Жидков В.С. Театр и власть. 1917-1927. От свободы до «осознанной необходимости». М. 2003. С. 287.