Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Письменные и визуальные источники изучения повседневности в истории Ставропольского края



Письменные и визуальные источники изучения повседневности в истории Ставропольского края

Тема повседневности является в отечественной истории одной из самых
актуальных, малоизученных и интересных. В исследованиях отечественных
историков традиционно рассматривались вопросы макроистории:
внешнеполитические процессы, войны, революции; политические,
экономические, социальные процессы. Их влияние друг на друга и на
дальнейшие исторические перспективы развития страны или отдельного
региона. Отдельный человек, личность рассматривались, если они имели
определенное влияние на исторический процесс, как, например, крупные
исторические деятели (глава государства, государственный деятель,
реформатор, революционер, лидер народных выступлений) или как деятели
культуры. В таком случае исследователей интересовало, как происходило
формирование этой личности, её развитие, изменения.



Народ в макроистории рассматривался как «двигатель прогресса»,
«созидатель», как активный или пассивный участник различных социальных,
политических процессов. Народ являлся создателем сказок, песен, былин,
пословиц, поговорок, того, что принято называть народной культурой,
фольклором. В этих произведениях народного творчества отражается
народная мудрость и оценка, отношение к происходящим событиям и
историческим личностям; закладывается нравственный фундамент,
передающийся из поколения в поколение, который был основой для
воспитания. Разумеется, все это создавали конкретные люди, чьи имена, в
большинстве случаев, не сохранялись. Отдельной личностью в России не
интересовалось ни государство, ни власть.



История нашего региона и края, в сознании большинства начинается с
момента прихода на эти земли армии и власти Российской империи, и
насчитывает она, в сравнении с тысячелетней историей самой России, не
так уж много. Освоение нашего региона, вовлечение его в общероссийские
процессы, можно сравнить с колонизацией Америки, когда с приходом
европейцев, начинается новый этап в развитии. Несмотря на столь короткий
промежуток развития в историческом времени, на этой земле произошло
много событий, как общероссийского масштаба, так и местного.



Все эти многочисленные события отражались на жизни, как коренного
населения, так и переселенцев. Но как именно они жили, что составляло их
ежедневное существование – это и есть те вопросы, на которые необходимо
ответить исследователям истории повседневности.



92

Разумеется, историю развития региона можно проследить на
общероссийском уровне, по многочисленным указам правящих лиц, переписке
ведомств и министерств, создании новых законов, касающихся управления и
административного устройства. Историю колонизации и обыденной жизни
жителей Кавказа можно увидеть в литературных произведениях русских
писателей: Пушкина, Лермонтова, Толстого, декабристов.



К местной истории Кавказа стали обращаться впервые в специализированных
работах только во II половине XIX века. Причины такого позднего интереса
к изучению региона лежат в многолетней войне на Кавказе, неразберихе
из-за разделения полномочий между военными и гражданскими властями,
несовершенной системе управления, частыми административными
«перекройками» региона, недостатке образованных чиновников. С
установлением стабильной обстановки на Кавказе государству необходимо
было навести порядок в существующем укладе.



Появляются земские, статистические комитеты, собирающие обширный
материал по различным направлениям: развитие здравоохранения,
образования, экономики, общественного уклада, сбор статистических
сведений. Лишь немногие из просвещенных чиновников брали на себя труд
обработать полученный материал, сделать его более доступным для широкой
аудитории. К числу таких работ относятся «Очерк хозяйственной
деятельности Ставропольской губернии к концу XIX века». М.Смирнова, «Из
быта чиновничества на Кавказе (по архивным материалам)» С.
Фарфоровского, «О переселении В Терскую область из внутренних губерний
России» А.А. Долгушина. В своих работах авторы старались
проанализировать исторические предпосылки нынешнего состояния земель и
общества, дать оценку дню сегодняшнему. Но все они рассматривают лишь
общие вопросы, а частности или жизнь отдельных людей идет как
иллюстрация, пример к высказанному мнению или оценке, как их
подтверждение или исключение.



Одновременно появляются материалы этнографического содержания. Северный
Кавказ – регион, где проживают различные этносы, с разным уровнем
развития экономики, культуры, исповедующие различные религии, верования,
имеющие особые традиции и жизненный уклад. Всё это вызывает несомненный
интерес. Появляются работы разные по своим целям и поставленным
задачам. Такого рода работам можно отнести ежегодные выпуски
«Кавказского календаря», «Сборника материалов для описания местностей и
племён Кавказа», труды отдельных историков, как, например работу
И.Бородина «Историко-статистическое описание с. Надежды Ставропольской
губернии».


93

Много внимания было уделено описанию населенных пунктов, как в
«Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа».
Занимались этой работой либо учителя, либо чиновники. Именно эти
сведения дают наиболее обширный материал по изучению повседневности,
т.к. многие из этих добровольных исследователей имели возможность
общаться с людьми, которые были в первом или втором поколении от первых
поселенцев и могли рассказать о трудностях, опасностях и особенностях их
жизни. Помимо прочего, они старались достаточно полно и реалистично
описать тот быт и уклад, который могли наблюдать на период написания
своей работы.



Какой материал можно почерпнуть из такого источника? Прежде всего, это
история создания населенного пункта, его внешний вид, способы застройки
домов; нрав и характер жителей, их внешний вид (в некоторых работах даже
есть попытки сделать антропологический вывод о происхождении жителей),
традиции в семейных отношениях и воспитании детей, особенности
времяпровождения (традиционные праздники и описание рабочего дня семьи),
материальное положение семьи; статистические сведения: количество
проживающих душ, к какому сословию относятся и какую религию исповедуют,
их основные занятия, ремесла, описание основных сельскохозяйственных
приемов.



Такие работы позволяют сравнить различные населенные пункты друг с
другом (поселения крестьян и казачья станица, аул и постоянные поселения
кочевников), выяснить их особенности и общие черты, провести сравнения
между традиционными укладами, жителями. Но надо помнить, что такого рода
исследования были, не всегда профессиональны и к выводам и наблюдениям,
которые приводит автор работы, необходимо относится критично, т.к. они
субъективны и часто противоречат истинному положению вещей.



Продолжая характеристику письменных источников, нужно отметить работы
местных историков. В 1906 году начинает свою работу Ставропольская
Ученая архивная комиссия, ежегодно выпускаются «Труды Ставропольской
Ученой Архивной комиссии». Председателем комиссии, редактором и автором
многих публикуемых статей в «Трудах…» становится местный краевед
Григорий Николаевич Прозрителев. В «Трудах…» публикуются статьи разного
уровня (работы историков, статистиков; воспоминания военных,
обывателей), содержания (публицистика и нарратив) и направления
(история, этнография и археология). Хочется обратить внимание на то, что
исследователи-историки столкнулись с такой проблемой, которая является
актуальной и сейчас, для тех, кто обращается к ранней истории
колонизации края – утрата архивов, которые могли бы пролить свет на
первые годы освоения Кавказа. Уже к тому времени многие из фактов


94

истории вынуждены подтверждать сведениями из источников, носящих
косвенный характер. Вот что отмечал по этому поводу Прозрителев: «…К
сожалению, в этом отношении имеется очень скудный материал, т.к. архивы
Ставропольской крепости и станицы до сих пор не найдены, и приходится
довольствоваться теми данными, какие встречаются в переписке по разным
делам в других учреждениях и архивах…»



Довольно интересный материал о социальной жизни населения губерний даёт
периодическая печать XIX – XX вв. «Ставропольские губернские ведомости»,
«Северный Кавказ», «Терские ведомости».



При изучении повседневной жизни в городах Ставропольской губернии,
необходимо знать историю их появления, заселения и выполнения этими
городами различных административных, экономических, культурных функций.
Так, например, город Ставрополь формировался как крепость
Азово-Моздокской линии, затем приобретает значение
военно-организационного и административного центра. Через него проходили
войска, здесь находился штаб командующего Кавказской армией,
интендантство. В 1785 г. он превращён в уездный город Кавказской
области, в 1822 г. становится центром Кавказской области, в 1847 г. –
губернский город. Все эти преобразования оказывали влияние на жизнь
обывателей города.



Наиболее доступным источником для изучения и реконструкции повседневной
жизни горожан Ставрополя конца XIX века, являются постановления
Ставропольской государственной думы. Постановления эти касаются наиболее
типичных, бытовых, обыденных вопросов в жизнедеятельности города,
которые являлись актуальными для каждого горожанина. Например: «По
предмету содержания в чистоте улиц, площадей, тротуаров, водосточных
канав, дворов и устройстве и очистке помойных ям и отхожих мест», «Об
ограничении производства торговли в праздничные и воскресные дни в
губернском городе Ставрополе», «О заграждении временными заборами мест
постройки новых и перестройки старых зданий, выходящих фасадами на улицу
и об устройстве тротуаров», «О мерах безопасности против домашних
животных», «Об ограничении езды на велосипедах по городу Ставрополю».



Другим источником изучения повседневной жизни населения может быть
личная переписка и мемуары. Специфика этого источника заключается в том,
что он редко встречается, т.к. письма, бумаги уничтожались первыми в
ходе различных социальных потрясений. Этот источник связан исключительно
с образованной частью общества в России, т.к. из-за низкого
образовательного уровня не все слои населения вели переписку. Письма и
мемуары сугубо индивидуальны, т.к. передают внутренний мир человека, его
культуру, мировоззрение, личные переживания. Они позволяют


95

выяснить круг общения и наиболее острые и интересующие вопросы из
повседневной окружающей жизни, с которыми приходится сталкиваться
авторам этого рода источника.



Анализируя такой источник, следует учитывать двойственность информации,
которую он в себе несёт, и устанавливать степень адекватности отражения
действительности. Переписка и мемуары, с одной стороны, отражают
существующую реальность (описываемые события, люди, явления), с другой
стороны, непосредственно характеризуют автора, т.к. человек сам выбирает
наиболее ценное и значимое для себя в окружающей его действительности,
даёт личную оценку происходящему.



Совершенно иным источником изучения повседневности являются фотографии.
На рубеже веков фотографии не были распространены как в настоящее время.
Фотографические снимки делали по поводу наиболее крупных семейных
событий и торжеств: свадьба, похороны, проводы на военную службу,
окончание курса обучения в учебных заведениях. Само посещение фотоателье
также было целым семейным событием. Услугами фотографа могли
воспользоваться более широкие слои населения, поэтому в семейных архивах
можно увидеть изображения семей чиновников, казаков, крестьян,
городских обывателей.



Семья, как правило, на таких событиях присутствовала в полном составе,
можно легко установить количество поколений в этой семье, главу семьи
(традиционно их помещали либо в центре семейной группы, либо на первом
плане). Так как все домашние надевали лучшую одежду, то можно по ней
судить о достатке семьи (изготавливали одежду сами или только часть её
элементов; одежду приобретали), изменениях в моде, сохранении
традиционных элементов костюма (например, вышивка в костюме крестьян,
традиционный покрой).



Среди городского населения были наиболее популярны снимки сделанные на
открытом воздухе, в парке, на природе во время отдыха, в интерьере дома.
Эти снимки могут дать представление о способах развлечения городского
населения, особенностях и традициях обстановки дома, жилых комнат.
Сравнивая семейные фотографии различных слоев населения, сделанные в
один временной промежуток, можно увидеть различия во внешнем виде,
одежде, материальном достатке, которые были присущи исключительно тому
или иному сословию, являлись отличительной чертой характеризующей это
сословие.



Семейные фотографии городского и сельского слоев населения дают картину
об эволюции института семьи. Как правило, фотография семьи сельского
жителя демонстрирует сохранение большой семьи, присутствие многих
поколений родственников. Городские же семьи малочисленны, но на семейных
торжествах присутствуют знакомые, сослуживцы, коллеги,


96

друзья, ученики, что указывает на более широкий круг общения. К
сожалению, в конце XIX – начале XX в.в. очень редки фотографии,
отражающие трудовые будни. Но если они и встречаются, то фотографии
такого типа, дают представление о преобладании ручного или машинного
производства в сельском хозяйстве, об орудиях труда, разделении труда
между мужчиной и женщиной, участии подростков; представление о способах
постройки подсобных помещений.



Для исследования повседневной жизни можно привлекать сведения о жилищных
условиях семьи, предметах обихода, утвари, мебели – всего того, что
ежедневно окружает человека, создаёт ему чувство комфорта, удобства.



По внутреннему убранству дома, предметам, которые окружали человека,
можно судить о достатке семьи, социальной принадлежности владельцев
этого дома. Изменения, которые происходили в связи со сменой тех или
иных вещей ежедневного употребления, указывают на изменения в развитии
техники, уровня производства, достатка населения, представлении о моде.
За быстро меняющейся модой в одежде, предметах дизайна жилища следили
те, кто имел достаточно средств и времени в поисках и приобретении таких
новинок. Такая группа населения была малочисленной. Рядовой обыватель
приобретал предметы, без которых невозможно было обойтись в быту,
стараясь учитывать их качество, практичность и долговечность. Предметы
роскоши или новинки техники (фотоаппараты, патефоны) требовали
значительных издержек в семейных бюджетах и не всегда им отдавали
предпочтение.



Что же касается сельского жителя, то предметы мебели, обихода, орудия
труда могли не подвергаться изменениям на протяжении очень длительного
времени и здесь можно говорить об архаичности и традиционности уклада
жизни. Крестьяне Ставропольской губернии приобретали то, что не могли
произвести сами. Анализируя предметы быта, орудия труда можно получить
сведения об основных традициях в изготовлении и применении этих
предметов, материале их изготовления, их назначении. Если в домашнем
семейном укладе городского населения разных поколений можно увидеть
много бытовых различий, то в сельской местности в семьях разных
поколений таких больших различий обнаружить невозможно.



Подводя итог вышесказанному, хочется отметить, что повседневность в
северокавказском регионе имеет много отличительных черт и особенностей, в
сравнении с обыденной жизнью российской глубинки, т.к. только здесь
имели место такие социокультурные и экономические процессы, которые
характерны исключительно Кавказу. Для получения более полной картины
обыденной жизни населения, необходимо использовать как архивные и
письменные источники, так и фотоархивы, переписку, мемуары, архивы
отдельных семей.