Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Фольклорные традиции линейных казаков как исторический источник



Фольклорные традиции линейных казаков как исторический источник


114

Фольклор – важнейший компонент традиционной культуры. Одним из
объектов его исследования являются тексты произведений устного народного
творчества. Возникнув и функционируя в быту, в них находили отражение
все события исторической действительности, его нельзя рассматривать в
отрыве от исторических и этнографических компонентов.



Фольклор – есть традиция, а традиция всегда исторична, что доказывается
исследованием на стыке истории и фольклористики. Она естественна и
закономерна. М. Горький говорил: «Русская песня – русская история».



Органично вплетаясь в историю, песня отражала время и изменялась в
точном соответствии с жизнью. Адыгейский просветитель Хан Гирей говорил о
фольклоре, как о живой летописи событий земли. Поэзия управляла «умом и
воображением в домашнем быту, в увеселениях, в печали, встречала их
рождение, сопровождала от колыбели до могилы их жизнь, и передавала
потомству их дела»1. Его мнение верно и для характеристики народного
творчества Ставрополья.



В последнее время наметился интерес к такой специфической форме
исторического источника как устная история. Под этим понимается
использование устных свидетельств участников тех или иных событий.
Устная история народного творчества является основополагающей в таких
жанрах, как былина, историческая песня, частушки. Былина, например, по
определению Б.Д. Грекова – история, рассказанная самим народом. В
исследованиях Рыбакова Б. А., по мнению многих фольклористов, лежит
истина в понимании устной истории. Его труд «Древняя Русь. Сказания,
былины, летописи» анализирует былины как разновидность устных
источников, всегда отражающих происходившие в далеком прошлом
действительные исторические события2.



К. В. Чистов основывается на том, что фольклористика наука одновременно
филологическая и историческая, следовательно фольклорные произведения
возникают на почве той же действительности, однако они есть изображение
только отдельных ее сторон. Проводя параллель между историческим
документам и историческим фольклором, он разграничивает произведения об
исторических событиях прошлого и настоящего. И те, и другие выполняли
функцию актуальной информации, но по–своему отражались в исторических
документах.



Творческая деятельность народа в области развития его песенной поэзии
складывалась как многогранное поэтическое отражение различных


115

сторон народной жизни в ее историческом развитии. Основное
содержание фольклора, являющегося частью материальной и духовной
культуры, есть история народа только в художественном преломлении.



Наиболее яркое отражение истории в исторических песнях. В.И. Игнатов в
хрестоматии «Русские исторические песни» подчеркивая значимость этого
жанра, пишет, что в отличие от других жанров устного поэтического
творчества они отражают в основном внутриполитические столкновения
различных общественных групп и классов, внешнюю политику государства.
«Количество исторических песен и их качественные изменения полностью
зависели от событий в общественной жизни в тот или иной период
истории»3.



Особенно тесно с историей связана военная песня. Прежде всего, она
отражает военную службу со всеми ее тяготами, разлукой с семьей,
походами, войнами, гибелью. Казаки – главные пограничники страны всегда
были привязаны к военной песне, в ней была их жизнь. Приверженность не
только казаков, а и крестьян к этим песням, объясняется стремлением
осветить происходящее. В основу песен ложились достоверные факты, точные
географические и историко-бытовые реалии:



Под Старполем дымно, дымно, ничего не видно.



Пошли наши казаченьки чуть шапочки видно.



Генерал В.А. Потто, начальник отдела при штабе Кавказского округа,
высоко оценил сборник М.П. Колотилина «Кавказские военные песни». В
первую очередь отмечалась его значимость в восстановлении слов и мотивов
старых кавказских песен, а пояснения подчеркивали их историческую
ценность.



Военная песня – это памятник истории, анализ которой обнаруживает, что
на протяжении всего существования она не была статична. Традиционные
сюжеты предшествующего времени переосмысливались, становясь формой,
средством воспроизведения и изображения нового исторического материала,
менялись действующие лица, добавлялись новые исторические факты.
Например, песня старого кавказского солдата «Всем уважу – благодарен»,
пелась на любимый русский мотив «Калинка-малинка»:



Крест ли нажен за заслуги – грудью я возьму!



Песню ль надо на досуге – в чуже не займу4.



Более разнообразными являлись те песни, которые слагались на события, участниками или свидетелями которых являлись казаки.



Во время наместничества на Кавказе князя М. С. Воронцова солдатами была
сложена прославляющая его песня «Славно было нам в отряде», и успехи
борьбы против горцев они приписывали своему главнокомандующему: «Где
князь, там уж верная победа»5.



Как для этой песни, так и для многих других этого периода характерен
бравый тон упоминания о местах боевых походов, славящих мужество


116

казаков, объективно и откровенно выражающих отношение казака к
происходящим событиям: «Веселитеся, ребята, веселись наш командир, мы
разбили супостата, слава нам на целый мир!»6.



Почти в каждой песни выражалось и настроение, и боевая обстановка. Так
на Кавказе, во время войны с горцами, боевые сражения шли почти
непрерывно и сложенные в то время песни живо рисуют картину
происходящего: штык стал товарищем, конь – братом, шашка – подругой:



Шашка острая милее чернобровеньких девчат,



Штык товарища вернее, конь ретивый просто брат7.



Иногда в песне сливаются мотивы боевого настроения и братства: «Молодцы
солдат в солдата туляки и казаки не жалели в битве крови за державного
орла!», и здесь же реалистический рассказ о тяготах службы: «Радость
русского солдата – поле, пушки, да котлы, жизнь копейка, трын-трава, в
бой на пушку и на шашку, и рука и голова!»8.



Когда управление Кавказским краем было поручено Алексею Петровичу
Ермолову, слава о нем гремела на весь Кавказ, и неподдельная любовь
подчиненных объяснялась наличием у Ермолова таких качеств, как мужество,
проницательность, неутомимая деятельность и энергия. В войске он
стремился всегда поддерживать оптимизм. Вот что писал Дибич о русских
войсках времени Ермолова на Кавказе: «Я не видел такого рвения и
мужества, какими были воодушевлены кавказские солдаты. Слова: «Ребята,
поход!» возбуждали в каждом какую-то ребяческую радость»9. В песнях
звучал жизнеутверждающий пафос, подтверждаемый текстом песни:



Скоро к бою зов мы слышим –



Мы опять вперед пойдем:



Генерал Ермолов с нами,



Нас к победам приведет10.



Не было для них большей чести, чем отдать жизнь «за други своя». Храбро
дрались казаки со всеми врагами и жуткое зрелище осталось в тексте
песни:



15 дней мы дралися кровь лилась из нас рекой,



По лощиночкам сливалась, она сделалась рекой11.



С патриотизмом, национальной гордостью, с молодецкой лихостью и
бесстрашием воспринимаются некоторые описания Кавказской войны.
Например, штурм крепости Гуниб. Казак предстает перед нами выносливым,
сметливым:



Но ничто не устояло против наших русаков



И Шамиля уж не стало средь Кавказских гор, лесов12.



На века осталась в песне героическая защита укрепления Михайловского.
Небольшой гарнизон, из четырех рот, мужественно сражался против


117

черкесов, но силы были не равными. Рядовой Архип Осипов, прося
товарищей помнить его дело, взорвал пороховой погреб. В ознаменовании
этого подвига император Николай Павлович приказом по армии 8 ноября 1840
г. за №119 сохранил навсегда имя Архипа Осипова в списках 1-й роты
Тенгинского полка, считая его «первым рядовым»:



Чтоб нам крепость не сдавать



За царя, святую веру,



Стал тенгинец умирать13.



Сохранился в песне и поход на Польшу «Ой, да вспомним братцы 25
сентября». В ней нет полного описания военных и исторических событий,
она о стремлении к победе:



Ой, как дралися мы с поляком



От рассвета до поздна да,



С нами музыка играет, барабаны громко бъют.



Сигналисты заиграли, вынув сабли наголо14.



Безвестными героями сложены казачьи песни в трудных российских походах,
передавая извечную тоску по родной земле, окунаясь в прошлое:



Как на Линии было на Линеюшке…



На славной было на сторонушке…



Там построилась новая редуточка,



В той редуточке команда казацкая,



Все донская команда казацкая…15.



Очень опасной и беспокойной была жизнь на Линии, но казаки считали
долгом чести охранять границы России, сохраняя достоинство. Несмотря на
все трудности они были верны присяге: «Перво-наперво защищать Родину от
лютого врага, честь свою соблюдать, отца-мать слушать и почитать»16.



Главная опора казака в походе – его верный друг конь. Без коня казак,
хоть плачь, сирота; с ним делил он хлеб и бурку. Ни казак – малолетка
(до 20 лет), ни служилый (до 55 лет), ни домоседный (до 60), ни
отставной казак (свыше 60) – не могли и казаками называться, если не
имели коня, разве что в насмешку:



Ой, ты конь, ты мой конь,



Друг – товарищ боевой17.



Повествование в песнях часто начинается с описания окружающей природы,
вводя в нужное эмоциональное состояние слушателей. Наиболее часто
описание начинается с дороженьки:


118

С по-над лугом, лугом шлях доро…



Шлях дорожун(и)ка, ой, (в)ой, широкая



Она приюби… ой, приюбитая18.



Казачьи войска олицетворяют то черный ворон, несущий неминуемую смерть
для врага: «Черный ворон бьет крылами, чует солнечный восход», то орел –
сильный, всегда побеждающий: «Вы не бойтесь, ребята, закаспийские
орлы»19.



Кавказская война наложила отпечаток на все Предкавказье. Военная
тематика повсеместно нашла отражение в жанре военно-бытовых песен. Все
их можно разделить на две группы. Одна, самая многочисленная – смерть
казака, воспоминания о доме, жене, родной стороне. Другая – казачий быт
на линии и в походе. Эти группы различны не только содержанием, но и
настроем. Музыкально-поэтическая сторона песен первой группы выражена
минорностью напева, взволнованность передается речитативным запевом:



Ой, да не кукуй да рябая моя куку…



Все кукушач(и)ка ои,



Не кукуй жа ты али во зеленом саду20.



Оптимистичные произведения второй группы подчеркивали достоинство и все лучшие качества казака:



Из-за леса, леса копий и мечей



Едет сотня казаков(ы) – лихачей.



Эй! Пусть говорят:



Едет сотня казаков лихачей21.



В этих песнях минорность текста контрастирует с мажорностью напева, его
четкой ритмической пульсацией. Казаки вздыхают о том, что дома опустели,
жены овдовели, дети осиротели, а песня о безысходности исполняется
лихо, энергично, маршеобразно:



Пошли наши казаченьки, чуть шапочки видно



Остаются наши жены – жены молодые.



Наши жены овдавели, дети – сиротели22.



В станице Расшеватской нами была записана военно-бытовая песня плясового
характера, исполняемая мужчинами во время отдыха, на привале:



Полно вам, снежочки, на талой земле лежать,



Полно вам, казаченьки, горе горевать.



Оставим тоску-печаль во темных во лесах,



Будем привыкать мы к чужой дальней стороне23.


119

Большинство военно-бытовых и исторических песен, особенно те,
которые связаны с лицами и событиями позднейшего времени, составляют
продукт песнетворчества в среде солдат и казаков: «Оседлаю коня, коня
быстрова, я помчусь, полечу, легче сокола». «Эти песни, хотя и лишены
поэтического достоинства, но заслуживают самого серьезного внимания в
бытовом и историческом отношениях как памятники времени», – писал Н.
Иваницкий24.



Весьма интересные сведения о целой эпохе опубликовал Г. Прозрителев по
воспоминаниям Мефодия Степановича Солодуна. Его семья переехала в село
Жуково Ставропольского уезда в 1844 году из Полтавской губернии, а в
1854 г. в возрасте 15 лет он пошел охотником за своего брата на военную
службу. После назначения в пехотный полк, вступил в отряд генерала
Бакланова. От него записана песня о взятии Ведено, сочиненная запевалой
Соколовым:



Мы строили ложементы, с хворосту плели туры



И поставили мортиры, на Видень их навели25.



Расставание казака с родным домом на большой срок полный тревог и
опасностей передан в военных песнях с тоской, печалью, безысходностью:



На площади широкой казак в оружие одет.



Казак гарцует по неволе на резвом своем скакуне,



Он поводом играет как будто на струне26.



В песнях есть и такие строки: «Поехал казак на чужбину далеко, ему не вернуться в отеческий дом».



Одна из них была записанна в 1968 г. в ст. Темнолесской Шпаковского
района «Да вот томно мне». Вспоминал казак родной дом, родителей,
оставленную невесту, жену:



Ой, куды да я полетел, ой да, я куда ж бы я,



Ой, дай полетел?



Ой да, я полетел, полетел бы



Во ту сторону я, полетел, ой, где милая моя27.



В силу резкого изменения общественного сознания и всего жизненного
уклада военно-бытовая, историческая песня вышла из повседневного
употребления. Однако во время полевых экспедиций ансамбли исполняют
произведения этих жанров. Глубина чувств в них, искренность и
естественность передается уже новым поколением. И существуют они чаще в
репертуаре женских коллективов, сохраняющих стиль мужского исполнения:
тесситуру, ритм, настроение, манеру исполнения. Фольклористами принято
считать, что это является простым подражанием. Нам же представляется,
что в этом следует видеть преемственность, так как система жанров
возникла на основе


120

общих норм хозяйственного и культурного уклада, в результате
исторически сложившихся взаимоотношений между жанрами, стремления
целостного художественного воспроизведения действительности.



Население Ставрополья складывалось из переселенцев различных губерний, в
том числе и с Волги. Историческая достоверность этого факта
подтверждается исполняемой в XIX в. песней о походе волжских казаков на
Кубань в станице Александровской. Ее текст был опубликован И. Бирюковым в
приложении к Терским ведомостям:



Так шли-то, прошли Волжские казаки:



Шли они из походу,



Из того ли походу со реченьки со Кубани…28.



В станице Баклановской во время экспедиции нами была записана песня
волжской тематики о Степане Разине: «Вниз по матушке, по Волге».
Варианты этой песни встречаются во многих областях. Здесь на Ставрополье
она приобретает характерные черты местной песенной традиции: широкие
внутрислоговые распевы в сочетании с компактным звучанием в грудном
регистре, эпизодически возникающим трехголосием. Несмотря на различия,
образцы вариантов близки как по поэтическому тексту, так и по
музыкальной стилистике:



Вниз по матушке было по Волге, ой,



По широкому было ши да раздолью



Разыграласи на море ши да невзгодушка29.



Принимая во внимание специфику предмета (иногда это еще живая и
действительная народная культура), фольклористика занимается изучением
материала собранного экспедициями непосредственно на местах путем так
называемого полевого собирания. Особенно это часть работы необходима для
характеристики современного состояния фольклорной традиции.



Любые события происходящие в жизни казака находили отражение в народных
произведениях. Новая фольклорная песня о событиях гражданской войны
развивалась согласно веками выработанным традициям и законам, по которым
развивается народное творчество. В годы гражданской войны была огромная
потребность в новых по содержанию бытовых походных песнях, исполняемых
под «шаг». Об этих песнях маршал Советского Союза С. Буденный писал:
«Собранные в разных местах нашей Родины, многообразные по форме и
содержанию, народные произведения могут являться замечательным
памятником гражданской войны, воздвигнутым самим народом»30. В станице
Расшеватской Ставропольского края, как и в творчестве других линейных
казаков, ярким примером могут служить


121

песни созданные во второй половине 30-х годов. Во время фольклорно –
этнографической экспедиции была записана мужественная песня казаков:
«Над горами тучи вьются», сложенная после посещения маршалом С. Буденным
партизан гражданской войны:



Над горами тучи вьются, эх, братцы, поднимается туман.



Навещал Семен Буденный славных терских партизан31.



В основе этой замечательной песни лежит типовой казачий напев местной традиции.



На Ставрополье в репертуар фольклорных коллективов входят трагические
песни и баллады («На опушке леса»), героико-патриотические («На коне
вороном»). Сохраняя связь с типовыми напевами традиционных крестьянских
песен, особенно в жанре солдатской песни, в советский период происходит
обновление песенного текста применительно к новой исторической
обстановке. Например, «Из-за леса, леса копий и мечей», «Вдоль по линии
Кавказа»:



Старая солдатская Красноармейская



Из-за леса, леса копий и мечей Из-за леса, леса копий и мечей



Едет сотня казаков лихачей, Едет сотня казаков лихачей,



Еще раз и скажем два, – Е-ей, жги, говори!



Едет сотня казаков лихачей. Едет сотня казаков лихачей.



Перед ними есаул да молодой Попереди наш Буденный удалой



Ведет сотню казаков за собой. Ведет в дело казаков за собой. Народно –
бытовые песни о Великой Отечественной войне – ценнейший материал,
повествующий о мировоззрении советских людей, его мыслях и чувствах. С
этих позиций данный фольклорный пласт представляет собой подлинный
исторический материал, с психологической точностью фиксировавший
трагическую и величественную эпоху. В настоящее время мы еще не можем в
полной мере охарактеризовать эти песни. Им еще предстоит «отшлифоваться»
в достаточной мере, обрести законченную художественную форму. Песни
войны с научной точки зрения представляют сам процесс творчества, а не
его результат. Народное песенное творчество Великой Отечественной войны –
правдивая музыкально-поэтическая летопись, запечатлевшая многие
исторические события того времени, переживания и чувства людей, их
ненависть к врагам и беззаветную любовь к Родине:



То не тучи черные в небе собиралися,



То не волны хмурые в море разгулялися.



Это наши недруги войной собиралися,



Они отнять вздумали нашу волю вольную.



Вы забыли, коршуны, как стоим за Родину,


122

За наше Отечество, не жалея силушки.



Люди мы свободные, не пойдем за помощью.



Встанем мы за Родину силой всенародною!



Историзм – один из кардинальных методологических вопросов науки о
фольклоре. Историческая проблематика музыкальной фольклористики
многогранна и, к сожалению, все еще мало разработана. Чтобы осветить
хотя бы самые общие черты, необходимо обращаться к живой народно –
песенной традиции в ее современном состоянии, фиксируемой в нотных
записях.



Народное творчество, имеющее богатейшие традиции, переживает новый этап в
своем историческом развитии. Многие ученые указывают на возникновение
«вторичных» форм фольклора, требующих для своего исследования
соответствующих методов.







Примечания



1. Хан Гирей Избранные произведения. Эльбрус. Нальчик, 1974. – с. 120 – 121.



2. Рыбаков Б.А. «Древняя Русь. Сказания, былины, летописи» – М., 1963.



3. Игнатов В.И. Русские исторические песни. Хрестоматия – М., 1985, с. 3.



4. Колотилин М. П. Кавказские военные песни – Тифлис, 1907. – №3, с. 10.



5. Там же, № 24, с. 25.



6. Там же, № 36, с. 38.



7. Там же, №20, с. 21.



8. Там же, № 35, с. 37.



9. Надеждин П. Природа и люди на Кавказе и за Кавказом, с. 356 – 371.



10. Колотилин М. П. Кавказские военные песни. – Тифлис, 1907. – №3.



11. Там же, №9. – с. 10



12. там же, №44. – с. 46 – 47.



13. Там же, №12. – с. 13



14. там же, №



15. там же, №3. – с.1



16. Гнеденко А. – М., Гнеденко В. М. За други своя или все о казачестве.
– М.: Международный фонд славянской письменности и культуры. АРП Инт.
Ко., 1993.



17. С Разгиру гора. Сост. Бобрышова Л. Ф., Дмитриева Н. В. Сб. фольклорных песен. – Ставрополь, 1997. – 10. – с. 18



18. МПФЭЭ ст. Григорополисская Новоалександровского р-на, 1986.



19. МПФЭЭ ст. Расшеватская Новоалександровского района, 1992.



20. МПФЭЭ ст. Расшеватская, 1992.


123

21. МПФЭЭ ст. Расшеватская, 1992.



22. МПФЭЭ ст. Баклановская Изобильненского р – на, 1991.



23. МПФЭЭ ст. Расшеватская, 1992.



24. Иваницкий Н. СМОМПК, Тифлис, 1893. – Вып. 15



25. Прозрителев Г. Н. Из прошлого Северного Кавказа. Воспоминания
старого кавказца отставного вахтера М. С. Солодуна. – Ставрополь, 1914. –
с. 12.



26. МПФЭЭ ст. Марьинская Новопавловского р-на, 1995.



27. Поет хор. Сост. Антипова Л. А. (библиотечка «В помощь художественной
самодеятельности») – М.: Советская Россия, 1987. – С. 27 – 31.



28. Бирюков И. Несколько глав из истории Волжского казачьего войска
(численный состав и служба) // Приложение к Терским ведомостям. Сб-к
общества любителей казачьей старины №2. – Владикавказ, 1912. – с.22



29. МПФЭЭ ст Баклановская Изобильненского р – на, 1987.



30. Комсомольская правда, 21 апреля, 1936.



31. МПФЭЭ ст. Расшеватскую Новоалександровского р-на, 199