Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Провинциальная печать России XIX века в контексте истории литературного процесса: вопросы историографии



Провинциальная печать России XIX века в контексте истории литературного процесса: вопросы историографии

Исходя из понимания своеобразия российской журналистики XIX вв. как
внеакадемической среды бытования науки, чего нельзя сказать о
журналистике других европейских государств, российские СМИ являют собою
уникальный источниковый пласт. Российские СМИ изначально были призваны
освещать повседневность исторического знания, его «жизнь» в обществе
современников и потомков и по праву являются наиболее подвижной средой
объективации самосознания российской науки, и, следовательно, наиболее
мобильной сферой поиска ресурсов ее дальнейшего развития.



История журналистики всегда воспринималась как неразрывная часть
литературного процесса и литературной традиции письма. В контексте
историографической традиции ученые обращались к журналистике обычно в
значении «места» публикации исторических материалов, а также как к
источнику, несущему преимущественно вторичную информацию, причем скорее
популяризаторского, чем собственно (подлинно) научного толка и значения.
Такой аспект истории журналистики как механизм саморазвития в структуре
научной деятельности, научного творчества и научно-исторического знания
специально не изучался.



После долгого – более 100 лет – изучения знаменитых журналов признанных
центров российской печати, Петербурга и Москвы, отечественная
историография обратилась к исследованию местной печати. В 1970-е гг.
появились первые сборники статей и материалов, а также первые обобщающие
исследования, посвященные региональной и местной печати.



Наиболее впечатляющие результаты достигнуты в освещении истории
дореволюционной периодики Грузии и Кавказа. Отметим монографию Д.Л.
Ватейшвили «Русская общественная мысль и печать на Кавказе в первой
трети XIX века» (М., 1973), а также двухтомное издание «Новые материалы к
истории русской литературы и журналистики второй половины XIX века»
(Тбилиси, 1977), приуроченное к 175-летию присоединения Грузии к России.
В 1978 г. в издательстве Ростовского университета вышли сборники статей
«Публицисты Дона и Северного Кавказа» и «Публицистика Дона и Северного
Кавказа». Аналогичный по составу сборник вышел в издательстве
Белорусского университета в 1983 г. Он называется «Публицистика
белорусских народников. Нелегальные издания белорусских народников
(1881-1884)».



Следует особо отметить вышедшую в 1990 г. книгу А.И. Станько
«Журналистика Дона и Северного Кавказа (допролетарский период)». Автор


125

намечает здесь пути дальнейшего изучения местной и региональной
периодики, ее историко-культурного, идеологического и образовательного
воздействия на российского читателя. Ярким событием в истории
литературного краеведения явилась работа Г.В. Антюхина «Очерки истории
печати Воронежского края. 1798-1917» (1973). За ней последовала
докторская диссертация автора «Основные этапы истории и некоторые
закономерности развития местной печати России XIX – начала XX века»
(1981).



Успешно разрабатывается история периодической печати Сибири и Дальнего
Востока. В 1971 г. во Владивостоке вышел «Краткий очерк истории
журналистики на Дальнем Востоке в XIX – начале XX в.» Л.М. Сквирской.
Тогда же в Москве Л.Л. Ермолинская защитила кандидатскую диссертацию на
тему «Сибирские газеты 70-80-х годов XIX века». Спустя 10 лет в
издательстве Ленинградского университета вышла небольшая книжка Х.С.
Буланцева «Пионеры провинциальной печати», где впервые рассматривалось
содержание иркутской газеты «Амур» (1860-1862), астраханской газеты
«Волга» (1862-1865), казанской «Камско-Волжской газеты» (1872-1874),
«Тифлисского вестника» (1873-1882) и сибирского «Восточного обозрения»
(1882-1906). На базе материалов, опубликованных в демократической прессе
российской провинции второй половины XIX в., автор защитил в 1982 г.
докторскую диссертацию на тему «Революционное движение в России второй
половины XIX – начала XX в. и местная демократическая печать». Это одна
из первых диссертационных работ междисциплинарного плана, выполненная по
специальности 07.00.10 – «История науки и техники».



На рубеже 80-90-х гг. изучение центральной, региональной и местной
периодической печати получает новый импульс развития. Исследователи
стремятся выявить основные типологические черты и особенности российской
периодики XIX в. (См.: Журналистика. Наука. Образование. Практика: Сб.
статей. Л., 1971. См. также: Методика изучения периодической печати: Сб.
статей. – М., 1977). В плане теории истории журналистики это показатель
поиска новых методических приемов в осмыслении исторических
закономерностей и перспектив функционирования российских СМИ в научном и
околонаучном пространстве, показатель перехода от
информационно-коммуникативной парадигмы к качественно новой в
организации логико-гносеологического построения. В рамках прикладного
источниковедения – признак того, что газетная и журнальная периодика
обретает в работах гуманитариев подобающее место в кругу исторических
источников XIX в. Отсюда неизбежно возникает потребность, во-первых,
уточнить характер разграничения полномочий между журнальными и газетными
изданиями XIX столетия в научном и литературном процессе, а также в


126

истории российской культуры. И, во-вторых, осмыслить специфические
особенности развития журналистики в качестве самостоятельной и притом
весьма деятельной сферы исторической науки.



До конца 70-х гг. журнальная историография разрабатывалась эпизодически,
на примере одного, реже нескольких журнальных изданий, причем их отбор
осуществлялся по принципу единства, общих целей либо антитезы
политической платформы этих органов печати. В определенном смысле
избранный подход был результатом идеологического прессинга, выводившего в
число приоритетных среди историографических проблем борьбу идейных
течений, а среди источниковедческих – анализ демократической печати
середины – второй половины XIX в. как носительницы
революционно-демократических мысли.



На периферии научно-исторического процесса, автономно от осмысления
общих тенденций и специфики бытования историографической традиции в
России, еще в середине 50-х годов, скорее как продолжение разработки
историко-библиографической и книговедческой тематики началось изучение
газеты «Губернские ведомости» в качестве источника по истории российской
провинции (См.: Амитин-Шапиро З.Л., Морозов О.Д. «Туркестанские
ведомости» как источник по истории Киргизии // Труды Института истории
АН Киргиз. ССР. Вып. 1. 1955, С. 113-123; Озерова Г.А. Источники
краеведческой библиографии (губернские ведомости и указатели их
содержания) // Труды ГПИБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1957. Т. 3(6).
С. 123-141; Улащик Н.Н. Минские губернские ведомости как исторический
источник // Проблемы источниковедения. – М., 1959. Т. 7. Бурмистрова
Л.П. Губернские ведомости как исторический источник эпохи падения
крепостного права (по материалам Поволжья и Урала). Автореф. канд. дис.
Казань, 1868; она же. К изучению корреспондентского состава «Губернских
ведомостей» Поволжья и Урала (конец 50-х – начало 60-х гг. XIX в.) //
Очерки истории Поволжья и Приуралья. Вып. 2-3. Казань, 1969. С. 97-111;
Литвина Ф.А. Губернские ведомости как источник для изучения литературных
вечеров эпохи падения крепостного права // Там же. С. 130-133; Иванов
А.Н. «Ярославские губернские ведомости» // В помощь краеведческой работе
библиотек. Ярославль, 1971. С. 19-21; Кустов В.А.
Фольклорно-этнографический материал в газете «Пермские губернские
ведомости» в 1870 г. // Фольклор и литература Урала. Пермь. 1971; он же.
Газета «Пермские губернские ведомости». 1838-1917. Краеведческий очерк
// Язык и ономастика Прикамья. Пермь, 1973; Чмыхало Б.А. К истории
становления печати Енисейской губернии // Из истории литературы Сибири.
Вып. 1


127

Красноярск, 1976. С. 45-49; Воронина Ф.Н. Первая губернская газета
(Из истории нижегородской печати) // Записки краеведов. Горький, 1981.
С. 74-81; Дейч Г.М. Губернские ведомости как исторический источник //
Вспомогательные исторические дисциплины. 1978. № 9. С. 236-253;
Дементьева В.В. Губернские ведомости Верхнего Поволжья. 1831-1861 как
источник по социально-экономической истории России. Автореф. канд. дис. –
М., 1985. Это практически вся известная нам отечественная литература о
газете «Губернские ведомости»).



Примечательно, что, наряду с изданиями Москвы и Петербурга,
провинциальная периодическая печать России проявила серьезный интерес к
европейской журналистике и ее сообщениям о России. С середины 1840-х гг.
в «Губернских ведомостях» время от времени печаталась статистика
журналов, издаваемых в европейских государствах и сообщалось о наиболее
интересных зарубежных изданиях по русской истории (см. напр.: Нечто о
журналах: Статистика журналов, издаваемых в каждом государстве //
Тамбовские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1844. № 42. См.
также: Исаков С.Г. Журналы «Estona» (1828-1930) и «Der Refraktor»
(1836-1837) как пропагандисты русской литературы // Учен. зап. Тартуск.
ун-та. Вып. 266: Труды по русской и славянской филологии. № 18. Тарту,
1971. С. 18-52.



В 1852 г с целью межгосударственного обмена текущей научной информацией
по материалам газеты «Губернские ведомости» в Петербурге был издан
специальный указатель «Versuch eines Quellen-Anzeigers altere und neuer
Leit fiir das Studium der Jeographic. Topographic. Ethrogrephie und
Statistuk des Russischer Reicher», предназначавшийся для университетских
библиотек Германии. Один из его экземпляров бережно хранится в
Институте книговедения при университете им. Гутенберга в Майнце. К
сожалению, история исторической науки и история журналистики еще не
проявили внимания к этим неординарным явлениям; быть может их
интерпретация входит в сферу формирующейся локальной истории