Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > История региональной культуры: проблемы методологии исследования и практики преподавания



История региональной культуры: проблемы методологии исследования и практики преподавания

Единство многообразия, свойственное мировой культуре в целом,
отмечается и при анализе локальных культур. Особую трудность, на наш
взгляд, вызывает анализ культуры России, которая по разнообразию
культурно-исторических типов, живших и живущих на ее территории,
типологически близка мировой культуре в целом. Обращаясь к культуре
Отечества, можно выделить несколько плоскостей исследования, в
современной социокультурной ситуации приобретающих особую актуальность:
Россия как многонациональное единство (с акцентом на рассмотрении
проблем межкультурной коммуникации), Россия как много конфессиональная
страна (с акцентом на толерантное отношение к представителям иной,
нежели твоя собственная, системы верований), Россия как общее
пространство для жизни представителей многих народов (с акцентом на
исторически сложившемся территориальном единстве). Доминантой анализа в
любой из названных плоскостей должно стать представление о единстве
многообразия, о необходимости преодоления межэтнических и
меконфессиональных противоречий, о ценности каждой культуры, возникшей
на территории огромной страны. Представление о культуре России как
сложной гетерогенной системе тесно связанных между собой элементов
приводит к тому, что ее можно описать как исторически сложившуюся
целостность, взаимосвязь и взаимообусловленность элементов которой
приводят к признанию множественности существующих (или существовавших)
моделей культурного развития. Однако такой истории культуры России до
сих пор нет. Более того, сомневается самая возможность описания столь
сложной системы. При всем разнообразии конкретных исследований (от
описания культур отдельных народов или отдельных социальных групп,
проблем межкультурных связей разного уровня, способов организации
социальной жизни до анализа социально-психологических особенностей
представителей того или иного сообщества, их политических или
экономических предпочтений) остается ощущение отсутствия единства в
понимании, что такое Россия (которое к тому же постоянно изменяется, в
том числе и от политической конъюнктуры), а, следовательно, нет
представления и о культуре России как определенной целостности.
Вероятно, одним из возможных подходов к описанию столь сложного феномена
как культура целой страны может стать обращение к относительно меньшей
общности – региону страны. Изучение отдельного региона во всем
многообразии связей мо


129

жет стать объектом серьезного междисциплинарного исследования, где
многообразие связей типологически подобно общероссийскому, но в силу
локализованности во времени и пространстве они более очевидны.



При обращении к региону как единице культурного пространства России
особое место занимают проблемы взаимодействия всех «ветвей» культурного
древа, представление об их взаимной обусловленности и связи с
конкретными способами организации социальной жизни людьми, живущими в
данной территории. Однако они далеко не единственные.



Россия – многонациональная страна, и ни один из ее регионов не
составляет в этом смысле исключения. Оставив в стороне проблему
существования отдельных национальных общностей, отметим лишь, что не
удается при анализе отдельного региона «обойти» один существенный аспект
– соотношение национальной культуры и конкретных форм ее существования в
рамках отдельного региона. Вариантов может быть несколько: от
доминирования культуры отдельного этноса в данной территории (примером
могут служить национальные республики – Дагестан, Татарстан,
Башкортостан, Калмыкия и др.) до национально-культурной автономии (в
соответствии с Законом РФ) и «точечном присутствии» представителей
отдельных национальностей, – но при любом из них игнорирование проблемы
чревато ущемлением интересов отдельных граждан или отдельных социальных
групп. Анализ бытия национальной культуры, соотношение «ядра» культуры и
актуального функционирования – еще одна актуальная сегодня тема.
Наибольшую сложность, как это ни странно, вызывает анализ русской
культуры. Это исторически обусловлено и связано со спецификой носителей
культуры, характером освоения пространства страны, представлением, что
Россия – страна русской культуры (в последнее время это утверждение
постоянно подвергается сомнению, однако отрицать объединяющее начало
русской культуры для всей страны более чем проблематично, чтобы не
сказать внеисторично). С другой стороны, необходимо учитывать,
неоднородность самой русской культуры, обусловленной характером ее
распространения. Стало общим место говорить о русской культуре внутри
страны и «русском зарубежье», об исторических различиях отдельных этапов
развития русской культуры (явные отличия советской и досоветской
культуры скрадывают отличия внутри других культурных эпох), об
особенностях русской культуры на Дону или Дальнем Востоке. Проблема
состоит в том, чтобы осознать единство многообразия вариантов
существования русской культуры внутри России. Помощь в этом может
оказать анализ феномена региональной культуры, генетически


130

связанного с национальной культурой. Соотношение национальной
культуры и ее регионального варианта может быть рассмотрено как связь
общего и особенного. В вопросе о существовании региональной культуры
можно выделить две наметившиеся сегодня методологические позиции:
признание региональной культуры как особого «варианта» национальной
культуры и отрицание специфической формы культуры – региональной,
подменяя ее понятием «культура региона». За этой дифференциацией – не
просто игра слов, но представление о формах и механизмах, которые
превращают культуру региона (географически закрепленную, транслирующую
основные ценности национальной культуры, отличающуюся только
особенностями бытового уклада и характером повседневности) в
региональную культуру (специфический вариант общенациональной культуры,
отличающийся по характеру функционирования, продуцирующий свой тип
личности, собственную систему социальных и хозяйственно-экономических
связей, оказывающую влияние на общенациональную культуру в целом). Надо
сказать, что эти две позиции, по существу, не противоречат друг другу.
Они, на наш взгляд, фиксируют разные этапы и характеристики «адаптации»
национальной культуры к конкретным условиям ее бытия.



Однако далеко не всегда культура региона может перерасти в региональную
культуру. Культура становится региональной не тогда, когда происходит
момент «адаптации» национальной культуры к конкретным условиям жизни
людей определенной территории, но тогда, когда она становится
продуктивной (продуцирует свой способ взаимоотношений человека и мира и
связи между людьми, тип личности, систему ценностных ориентиров, формы
духовной жизни и артефакты) и сама начинает влиять на национальную
культуру (прямо – через людей-носителей региональной культуры и косвенно
– через созданные артефакты, которые входят составным элементом в образ
национальной культуры и репрезентируют как национальную, так и
региональную культуру). Учитывая, что культура – это сложный мир
взаимосвязанных элементов, воплощенных как в системе ценностей, так и в
артефактах, задача анализа региональной культуры состоит в рассмотрении,
как «ядро» культуры находит свое воплощение в определенных условиях и
конкретных формах человеческой жизнедеятельности. Мы предлагаем
рассматривать региональную культуру как своеобразный вариант
национальной культуры (назовем ее «материнской»). Региональная наследует
ценностно-нормативное ядро «материнской культуры», формы и способы
жизни людей, адаптирует к условиям конкретной территории, и на их основе
создает свой продуктивный вариант культуры, тесно связанный с
национальной, но, при этом, отличающийся от нее.



131

Для того чтобы в конкретной территории сложилась своя региональная
культура, «материнская» культура должна пройти несколько этапов.



Первый – это включение данного географического пространства в поле
освоения «материнской» культуры (ситуация «открытия» в той или иной
степени характерна для многих регионов России: осваиваются Урал, Сибирь,
Дальний Восток, Юг России, в более позднее время – территория Восточной
Пруссии – Калининградская область). Вторая – это освоение новой родины
переселенцами (миграция населения из Центральной России и Русского
Севера на Урал и дальше в Сибирь, освоение южнорусских земель казаками,
украинцами, белорусами).



На этом этапе происходит физическое и символическое включение территории
в состав России. «Физическое» – включение территории в административный
состав русского государства – намного предшествует «символическому».
«Символическое» – обретение смысла существования людей, связанного с
местом их жизни, с представлением о роли, которую призвана играть данная
территория в судьбе страны (быть «кладовой» природных богатств, как
Урал или Сибирь, выполнять функцию охраны рубежей, южных, восточных или
западных) – приходит позже, тогда, когда люди активно осваивают
территорию в ходе практической деятельности и начинают ее осознавать как
«свою» (1). Жители из разных областей страны, являясь носителями, с
одной стороны, «материнской культуры», с другой, привнесенных в нее
особенностей, связанных с местом прежнего проживания (это лучше всего
представить на примере языка, существующего как единый, общий для всех
носителей, и диалектный, характерный для данной местности), стремятся
адаптироваться к конкретным формам существования, однако сохраняют в
различных культурных формах (от одежды и жилища до языка и обрядности)
черты прежней жизни. На следующем этапе начинает осознаваться «связь с
местом», выражающаяся в определенных способах хозяйствования, в
организации социальной жизни. Вступая в межкультурную коммуникацию с
коренными народами и переселенцами из других регионов, люди начинают
осознавать собственную идентичность именно как людей, живущих в данном
пространстве. На этом этапе формы жизни еще несут особенные черты тех
мест, из которых переселились люди. Этот этап можно рассматривать как
переходный от культуры региона к региональной культуре. Четвертый этап
отличается тем, что люди, живущие в конкретной территории, воспринимают
ее как свою родину, происходит обретение региона как «смысла-для-себя».
Характер производства и социальной жизни, осознание собственной
особенности и значимости в судьбе страны, сформировавшийся этос и
нашедшие свое воплощение


132

эстетические ценности – все это дает право называть культуру жителей
конкретного региона региональной. Следующий этап связывает национальную
и региональную культуру новыми по характеру связями: не представляя
себя вне «большого целого», регион ощущает собственную значимость и
стремится влиять на судьбу «целого». Чаще всего через исполнение
хозяйственно-экономической роли (например, выход к Балтийскому морю или к
Тихому океану), иногда с политическим оттенком («уральский» или
«петербургский» след в политической истории современной России).
Характер связей может меняться, когда регион начинает осознавать свою
ответственность за судьбу всей страны: во многом с этим связан такой
феномен русской культуры 70-х гг. ХХ в. как появление сибирских
писателей-«деревенщиков» не только как явления в искусстве, но и как
индикатора нравственного состояния общества. Интересно, что не всякий
регион продуцирует свою, региональную культуру. Так, можно говорить о
региональной культуре применительно к Уралу, Сибири, Югу России. Однако
области центральной России не могут быть рассмотрены как феномены
региональной культуры, они находятся в рамках «материнской» русской
культуры. Отдельными территориями можно назвать Русский Север, который
воспринимается как квинтэссенция русской культуры, исторически связанный
с другим древнерусским центром – Новгородом, и собственно столичные
центры – Москву и Петербург. Принадлежащие региональной культуре
личности и произведенные в ее рамках артефакты становятся определенным
образом маркированными: они получают статус атрибутов данной культуры.
Не отрицая их национальной принадлежности (феномены русской культуры),
они становятся еще и региональными репрезентантами. Это наличествует в
личностных характеристиках (ср. закрепленные в обыденном сознании –
«москвич», «петербуржец», «сибиряк», «донской казак») и в артефактах
(камнерезное искусство как «визитная карточка» Урала). Региональная
культура, таким образом, является интегрирующим началом жизни в
конкретной территории, определяемая условиями существования людей и
определяющая формы их существования.



Обращение к культуре позволяет изменить видение региона, осознать его
роль в трансляции ценностей национальной и общероссийской культуры,
понять его уникальность и одновременную «вписанность» в культурное
пространство страны и мира, открыть особенности сформировавшегося типа
личности, способов коммуникации, форм духовного освоения мира. Делая
культуру тем «магическим кристаллом», в котором отражаются все стороны
человеческой жизни, можно более глубоко осознать и специфичность
современной социальной ситуации, найти наиболее адекватные для


133

населения конкретного региона формы включения в единое пространство
России, и тем самым скорректировать пути реформирования страны, сделав
их более органичными. Культура может быть рассмотрена как система,
раскрывающая, с одной стороны, специфику жизнедеятельности людей в
данной территории, с другой, ценностное отношение к социальным связям,
которые возникают как внутри территории, так и в ее отношении к другим
регионам и «центру». Такой подход позволяет не только описать механизмы
адаптации национальной культуры к региональным особенностям, но оценить
степень продуктивности и качество культуры, ее воздействие на личность
человека и региональное сообщество. Региональная культура становится
серьезным фактором существования локального социума тогда, когда члены
этого социума осознают себя как некое единство, идентифицируют себя с
конкретной территорией, ощущая себя связанными с нею не только
производственными связями, но и транслируемыми ценностями, среди которых
значимость места жизни в судьбе ее жителей и судьбе страны ощущается
как доминантная. Весь вопрос состоит в том, как ощутить это «единство» и
«кровную связь» с местом, где ты живешь, как сделать так, чтобы
идентификация носила положительный характер. Вероятно, наиболее
эффективный путь освоения регионального пространства – это изучение его
специфики в средней и высшей школе.



У нас на глазах происходит становление нового подхода в образовании –
культурологического, который отвечает потребности образования обрести
свое «лицо», осмыслить существование, сформулировать цели, подходы и
методы для реализации общественных потребностей. Целью образования, в
таком случае, становится обретение способа видения действительности на
основе ценностей родной культуры и признание существования
множественности картин мира. Особое место в логике культурологического
подхода отводится освоению региональной культуры. Понимание различий в
геокультурных реалиях различных составляющих страну субъектов нашло свое
выражение в национально-региональном компоненте образования. В
настоящее время многими регионами делается попытка ввести в содержание
образования составляющую региональной культуры. Это обусловлено рядом
причин: региональное пространство рассматривается как свое, обладающее
необходимым качеством максимальной приближенности к жизни конкретных
людей, живущих в данной территории;



· изучение ценностно-нормативной системы организации жизни региона
позволяет молодому человеку обрести свою систему ценностей, органически
связанную с предшествующей традицией; знакомство с формами региональной
культуры позволяет осознать и осмыслить способы реализации


134

сущностных сил человека, характерные для данного региона;
рассмотрение региональной культуры в общероссийском, и шире, в мировом
контексте создает необходимую систему ориентаций в современном
социокультурном пространстве. Такой путь позволяет создать условия для
социализации личности в конкретной социокультурной ситуации конкретного
«места», создать возможности для положительной само идентичности
молодого человека, способствовать становлению человека – гражданина и
патриота. Довольно много сегодня говорится о гуманистическом потенциале
краеведения: приобщение к истории «малой родины» формирует не только
знание, но и бережное отношение к месту, в котором человек живет (не
случайно использование вместо слова «краеведение» – слов «краелюбие» и
«родиноведение»), акцентирование ценностной основы жизни, ее
нравственных основ. Прикладной характер исторического краеведения
позволяет органично включать вопросы, его интересующие, в
образовательные программы и курсы. Как показывает опыт, такой путь
характерен для многих областей и краев нашей страны. Восстановление
истории – первый этап на пути обретения собственной идентичности
жителями региона и формирования человека с исторической памятью.



Поэтому особое место в исторических курсах занимают проблемы, связанные с
освоением края до «открытия» его русскими (процессы до колонизации),
история освоения и контакты с коренным населением (при изучении Урала,
Сибири, Дальнего Востока), рассмотрение роли региона в истории России
через внимание к историческим личностям (первопроходцам в восточных
регионах страны и политическим деятелям, влиявшим на судьбу страны, в
западных регионах. Примером может служить интерес к личности П.
Столыпина в Поволжье). В обращении к истории отдельного региона особое
значение приобретают ценностные характеристики: гордость за место, где
ты живешь, и за людей, которые жили здесь, формирует положительную
идентичность у молодого человека, создает поле для поиска образцов.
Однако одна ретроспекция не может удовлетворить всех духовных
потребностей молодых людей. Возникает опасность увидеть в истории только
«утраченный рай» и «утраченные возможности». Осмысление настоящего и
«заряженность на будущее» молодых людей должна также получить свое
воплощение в содержании образования. Обращение к современной
геополитической, экономической, социальной и культурной жизни региона,
исследование его проблем в контексте их возможного разрешения позволяют
конкретной личности осмысленно выбирать свой жизненный путь. Интересен,
в связи с выше сказанным, опыт Свердловской


135

регионального образования ведется на протяжении последнего
десятилетия достаточно интенсивно, и сегодня можно говорить как о
положительном опыте, так и о его ограниченности. Формулируя особенности
национально-регионального компонента Государственного образовательного
стандарта Свердловской области, его авторы отмечают как существенные
«комплексное осмысление региональных процессов» и их значимость в
образовании, самоопределении и саморазвитии обучающихся. В определении
образовательной стратегии области основной акцент делается на
общекультурные ценности, воплощающиеся в педагогической деятельности.
Однако реализовать на практике основные принципы оказывается непросто.



Конечно, есть объективные причины, связанные с фактором времени (когда
создание учебных курсов, разработка стандартов и рефлексия идут
параллельно, корректируя друг друга по ходу дела), которые усугубляются
недостаточной осмысленностью самой категории «региональное образование»
современной наукой. Нам кажется, что необходимо найти интегрирующее
начало, на основе которого региональное образование станет выполнять
свою главную задачу – формировать положительную идентичность
(личностную, региональную, российскую). Начинать работу, вероятно, нужно
с поиска общих оснований содержания образования. Мы предлагаем
использовать в качестве одного из интеграторов содержания образования
региональную культуру. Культурологический подход в образовании позволяет
рассматривать региональную культуру, с одной стороны, как модель жизни,
с другой, как становящееся здесь и сейчас культурное пространство, в
которое с рождения включен человек, живущий на данной территории. Таким
образом, мы видим в региональной культуре открытое пространство для
диалога с прошлым и будущим, между личностью и социумом. Обращение к
региональной культуре делает актуальными несколько взаимосвязанных
проблем: организации учебно-воспитательной работы в школе и вузе на
основе культурологического подхода к образованию, создание учебных
программ и интегрированных курсов, реализующих различные образовательные
стратегии и личностные устремления субъектов образовательного процесса.
Реализуя на практике принципы культурологического подхода в
образовании, необходимо так организовать учебно-воспитательную работу,
чтобы она носила постоянный характер, но не была навязчивой;
интегрировала в себе свойства учебного предмета; создавала необходимые
условия для самореализации учителя и ученика; оставляла свободу выбора
тематики и проблематики занятий.



Региональную культуру в школе и вузе мы предлагаем изучать, опираясь на
понимание культуры как процесса, отражающего особенности жизни


136

людей конкретной территории, обладающего своей логикой и
закономерностями. Тем самым можно реализовать на практике декларируемые
принципы современного образования – интегративность, системность, учет
возрастных психолого-педагогических особенностей обучающихся.



Интегративность при изучении региональной культуры проявляется во
введении в содержание различных общеобразовательных дисциплин на разных
этапах региональной составляющей, а при организации воспитательной
работы – в возможности использования культурного пространства региона.
Системность обеспечивается обращением к проблемам региональной культуры
на протяжении всего процесса обучения. Учет возрастных
психолого-педагогических особенностей позволяет решить главную проблему
воспитания – социализацию личности. Освоение регионального культурного
пространства в его различных составляющих (исторической, этнологической,
геокультурной, экономической), таким образом, позволяет реализовать
главную задачу регионального образования – формирование регионального
самосознания членов данного сообщества. Безусловно, в настоящее время
можно говорить лишь о перспективах развития регионального образования,
результаты которого будут видны только через несколько лет. Сегодняшняя
ситуация отличается тем, что более или менее целостное видение проблем
изучения региональной культуры присутствует скорее «в головах» авторов,
формулирующих образовательные стандарты, создающих учебные программы и
пособия, чем в реальной практике. В последние несколько лет появился
целый спектр изданий, обеспечивающих национально-региональный компонент
образования Свердловской области («География Свердловской области»,
«История Урала», «Художественная культура Урала» и др.). Однако их
содержание нередко дублирует друг друга, выявляя нескоординированость
действий, как отдельных авторских коллективов, так и издательств,
выпускающих учебную литературу. На протяжении нескольких лет нами
ведется разработка учебных курсов по освоению региональной культуры в
школе и вузе. Так случилось, что именно художественная культура Урала
стала основанием для создания целостной модели изучения региональной
культуры. Изучение пространства художественной культуры стало серьезным
основанием для понимания более общих проблем осознания роли региона в
судьбе каждого из его жителей. Опираясь на представление о том, что
художественная культура является одной из форм регионального
самосознания, мы стремились знакомить учащихся и студентов с явлениями
художественной культуры, представляющими регион, вписывая их в
общероссийский и мировой контекст, тем самым формируя необходимые
предпосылки для


137

становления личности – гражданина, с уважением относящегося к своему
краю, понимающего его роль и место в истории страны и стремящегося
осознать пространство культуры региона как поле для своей будущей
деятельности. Наша работа по освоению художественной культуры Урала и
использовании педагогических возможностей культурной среды стала первым
опытом целостного освоения одной из ветвей культуры региона. Обнаружив
продуктивность такого подхода, мы попытались расширить осваиваемое
пространство, наметив путь, по которому может идти освоение региональной
культуры в целом (исследование влияния географической среды на
традиционные способы хозяйствования и уклада жизни людей региона,
понимание взаимосвязи истории и современности, анализ региональной
символики, духовной истории и ее материального воплощения, изучение
судеб конкретных населенных пунктов и конкретных личностей, внесших свой
вклад в развитие региона и т.п.). В основе построения целостной системы
изучения региональной культуры лежит представление об Урале как
уникальном геокультурной образовании. При изучении его культуры на
практике реализуется возможность диалога «прошлое – настоящее»,
«национальное – региональное», «уральское – российское», формируя
ценностно-ориентационную систему для жителей края и положительную
идентичность. Как будет реализована эта программа и в каком виде сейчас
говорить еще рано. Однако уже сейчас ясно, что обращение к изучению
региональной культуры в ее не урезанном виде позволит обрести культурную
самодостаточность, что, безусловно, положительно скажется на
формировании и становлении личности подрастающего поколения.
Перспективность этого пути связана и с достаточно длительным этапом
забвения своей истории регионом, жизни под мощным прессом транслируемой
сверху идеологической системы. И, как сегодня констатируется многими
учеными-обществоведами, «те регионы, которые традиционно подвергались
сильному давлению из центра, ныне испытывают проблемы с
самоидентификацией и потому не в состоянии определить направления своего
дальнейшего развития. Более того, на практике это приводит к
неравномерности развития разных регионов, что, в свою очередь, может
обернуться сепаратизмом и экстремизмом» (2). Обращение к региональной
культуре, осознание ее ценности для отдельной личности и регионального
сообщества может способствовать не только преодолению негативных
тенденций, но, что, на наш взгляд, является боле значимым, создаст
возможность для положительной самоидентификации людей, воспитания
патриотических чувств прежде всего у молодого поколения, осознающего
необходимость единства развития региона и России. Так, изучение


138

культуры Урала предлагается вести, начиная с начальной школы и
последовательно проводя ее изучение вплоть до педагогического вуза. На
первом этапе (начальная школа) мы предлагаем ввести учащегося в мир
культуры того исторического места, где он живет. Основой изучения
культуры родного края для учащегося начальной школы должно стать
освоение «близкого» пространства (места, где человек живет постоянно).
При всем различии региональных особенностей отдельных территорий можно
выделить основные структурные элементы, которые позволят учащемуся
осознать себя частью данной культурной среды: это знакомство с историей
основания города (поселения), знакомство с уральскими промыслами,
представленными либо в музейных коллекциях данного поселения либо в
сохранившемся виде, познакомиться с особенностями архитектурной
застройки, обратиться к творчеству уральских писателей, создававших
произведения для младшего возраста, получить представление о культурном
значении празднования Дня города. Знакомство с культурой города мы видим
как начальный этап освоения постоянно расширяющегося социокультурного
пространства (от пространства локального предметного мира, мира «дома» –
к пространству культуры города – к пространству культуры региона – к
пространству культуры родной страны и мира).



Занятия по программе носят интегративный характер: включают работу на
уроках (изобразительного искусства, художественного труда, литературы),
во внеурочное время (в ходе экскурсионного практикума) и при организации
классных часов. Программа курса «Средний Урал: пространство культуры»
предназначена для учащихся основной школы (5 – 9 классы). Данная
программа может рассматриваться как второй этап освоения культурного
пространства региона. Изучение начинается с г.Екатеринбурга – по-своему
уникального историко-культурного центра Уральского региона, в жизни
которого тесно переплелись история края и история страны. Учащиеся,
знакомясь с культурой Екатеринбурга, не только углубляют знания по
истории родного края, но научаются видеть и понимать связи истории и
современности, нашедшие воплощение в конкретной судьбе конкретного
города, и его жителей. Осваивая культурное пространство города,
расширяют кругозор и получают дополнительные возможности адаптации в
современном мире. На этом этапе происходит обращение к основным
историческим центрам Свердловской области, учащиеся знакомятся с
памятниками культуры, с музейными коллекциями. В рамках данной программы
существует в единстве работа учащихся на уроках (истории, литературы,
изобразительного искусства, художественного труда), во внеурочное время
(в ходе экскурсионного практикума) и при организации


139

классных часов. Курс «Художественная культура Урала» предназначен
для учащихся 10 – 11 классов и является третьим этапом знакомства
учащихся с культурой региона. Данный курс носит обобщающий характер. В
нем повторяются изученные ранее темы, углубляется и дифференцируется
материал по истории освоения Урала, христианизации края, роли музеев как
хранителей культурной памяти народа. С другой стороны, в рамках данного
курса учащиеся «расширяют» пространство изучаемой культуры до размеров
региона (географические границы Пермской, Свердловской и Челябинской
областей) и рассматривают его в контексте культуры родной страны. Из
всего многообразия проблем культуры в рамках данного курса изучаются
только проблемы, связанные с художественной культурой Урала.
Рассматривая искусство как сферу, где творческие силы человека проявляют
себя с наибольшей полнотой, мы стремимся дать учащимся, во-первых,
образцы само актуализации творческих сил человека; во-вторых, обращаем
внимание, какое место занимали в жизни людей эстетические ценности;
в-третьих, стремимся создать возможность для диалога с прошлым своего
края. Искусство — художественное творчество в целом
(декоративно-прикладное искусство, литература, архитектура, скульптура,
музыка, живопись, танец, театр, кино и пр.) – соединяет в себе
общечеловеческое с национальным и индивидуальным, сквозь мир одного
человека, открывает космос бытия. Мы ставим своей целью знакомить
учащихся с явлениями художественной культуры Урала, представляющими
регион, вписывая их в общероссийский и мировой контекст, тем самым,
формируя необходимые предпосылки для становления личности как гражданина
своей страны, с уважением относящегося к своему краю, понимающего его
роль и место в истории и стремящегося осознать пространство культуры
региона как поле для своей будущей деятельности. Новый этап освоения
региональной культуры происходит в педагогическом вузе. Актуальность
такой работы видится в необходимости освоения социокультурного
пространства г. Екатеринбурга и Свердловской области для формирования
профессиональной компетенции будущих педагогов. Особое место занимает
работа с первокурсниками. Проведение такой работы на первом курсе
оправдано еще и тем, что многие студенты – некоренные жители
Екатеринбурга, знакомство с городом для них – это еще и вживание и
адаптация к новой жизненной ситуации. Знакомясь с деятельностью музеев, с
людьми, определяющими культурное поле города и региона (авторами
экспозиций, художниками, критиками), студенты не только получают
необходимый набор сведений, но, что, на наш взгляд, гораздо важнее,
таким образом формируются основы педагогической компетенции студента, в


140

своей будущей профессиональной деятельности связанного с пропагандой
историко-культурного наследия. Таким образом, изучение региональной
культуры может и должно стать основой для освоения локальной истории
места, позволяя «вписать» ее в общий контекст истории России. А это, на
наш взгляд, шаг по созданию новой истории России – единой, при всем
своем многообразии.







Примечания



1. Условность выделения этапов трансформации национальной культуры в
культуру региона и региональную культуру заставляет нас несколько раз
обращаться к «символическому» освоению нового места жительства.
Поскольку смысл предлагаемый (расширение границ страны) далеко не всегда
становится для человека смыслом-для-себя, а значит, чтобы стать
символической ценностью, регион должен войти в сознание его жителей как
необходимое, а зачастую и единственно возможное, место существования.



2. Сергунин А.А. Проблемы и возможности регионалистики // ПОЛИС: Политические исследования. – 1994. – № 5. – С. 150.