Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Общественная жизнь городского общества в годы НЭПа



Общественная жизнь городского общества в годы НЭПа

Системообразующим элементом между властью и обществом является сеть
добровольных и научных организаций, через которую народные массы
вовлекаются в общественную, экономическую и политическую жизнь страны. В
России, рост общественных организаций, представляющих собой
институциональную основу гражданского общества наблюдался с середины Х1Х
в. Этому способствовал и экономический подъем в стране, вызванный
Великими реформами 1860 – годов, и улучшения в системе образования, и
формирование общественного интереса к «народной» жизни. Именно на
середину Х1Х в. падает массовое возникновение благотворительных,
медицинских, краеведческих, исторических, экономических обществ,
ставивших перед собой цель развития образования, экономики и культуры.
Однако после революции 1917 г. отношение новой власти к общественным
организациям резко изменяется.



Многие дореволюционные ассоциации, объединяющие большую часть местной
интеллигенции, были уничтожены в первый же год после прихода к власти
большевиков. Один из первых декретов советской власти давал местным
советом право распускать общественные организации, которые «поощряли
активное сопротивление или призывали к свержению нового режима»1. Уже в
августе 1918 года Коммисариат Юстиции принял решение, согласно которому
подлежали ликвидации все религиозной и благотворительной общество, а их
собственность предоставляло советам2.



С 1918 г. на Ставрополье началась активная ломка социального института
призрения. Были закрыты «как враждебные революции» организации:
Ставропольское общество содействия воспитанию и защите детей,
Ставропольское общество попечительства о народной трезвости, Общество
грамотности, некогда находящееся под покровительством великого князя
Сергея Александровича, ставропольское женское благотворительное общество
святой Александры, Ставропольское медицинское общество и мн. др.
Ликвидации подлежали все экономические объединения, в т. ч.
Ставропольское общество Взаимного Кредита, Ставропольское общество
помощи пострадавшим от неурожая, т. к. страна строящая под грохот
«военного коммунизма» «царство социализма» больше не нуждалась в
кредитах и товарно – денежных отношениях3.



В то время как одни организации закрывались или добровольно прекращали
свое существование, другие пытались «выжить» в условиях разрухи, голода,
эмиграции. Если до 1917 г. на территории Ставропольской губернии
действовало свыше 90 организаций (только 70 благотворительных


147

обществ), то к 1920 г. действующими из них оставалось не более 10. И
только с введением в 1921 г. новой экономической политики общественная
жизнь в стране начинает постепенно возрождаться.



В 1920 – 1930 –е годы в Ставрополе и в городах Кавказских Минеральных
Вод возобновляется деятельность организаций продолжавших дореволюционную
традицию развития краеведения. К их числу относиться Кавказское горное
общество, Ставропольское и Кисловодское краеведческие общества,
ставившие цель всестороннего изучения Северного Кавказа и
Ставропольского округа в естественном, географическом, культурно –
историческом и этнографо – экономическом отношении. На базе
краеведческих обществ развивались образованные в 1922 г. в г. Ессентуках
Общество естественников, Кавказское бальнеологическое Общество в г.
Пятигорске, исследовавшие территорию КМВ в научном и практическом
значении; Ставропольское энтомологическое Общество, созданное в 1924 г. и
объединявшее лиц, интересовавшихся изучением членистоногих животных,
обитавших в пределах края4.



В списке объединений, ратующих за развитие физической культуры и
улучшения медицинского обслуживания населения, появились Общества
физиотерапевтов, судебной медицины, врачебной экспертизы, медсанпомощи.
Пропаганду способов рационального ведения хозяйства в новых
экономических условиях вели Общества мелкого птицеводства и
животноводства, Общества агрономов и Городских потребителей, Общества
Взаимного Кредита и др.



В послереволюционные годы на Ставрополье как и по всей стране были
созданы массовые добровольные общества – «Долой неграмотность» (ОДН),
«Друг детей» (ОДД), «Друзья леса», «Друзья книги», «Смычки с деревней»,
«Борьбы с алкоголизмом», «Союз воинствующих безбожников», Общество
помощи пролетарскому студенчеству и т.д. Широкую известность получила
деятельность добровольных оборонных обществ – Международная организация
помощи борцам революции (МОПР), Друзей воздушного флота (ОДВФ), Друзей
химической обороны и химической промышленности (ДОБРОХИМ). Быстро росла
популярность новых спортивных советских обществ – «Спартак» и «Динамо»5.



Чрезвычайно разнообразная по своей направленности, целям, составу членов
деятельность научных и добровольных обществ 1920 – х годов была связана
не только с трудовой жизнью, но и направлена на создание условий для
культурного, физического, нравственного совершенствования человека в
свободное от работы время. По сути, досуговая деятельность обществ,
протекала в русле официальной советской доктрины, выдвигающей на первый
план задачи воспитания и формирования в процессе культурной революции
нового, всесторонне развитого человека и соответственно создания для
него новой пролетарской культуры. Поэтому организационная,


148

исследовательская и интеллектуальная сторона деятельности
организаций 1920–х годов в данном случае нас интересуют в меньшей
степени, т.к. мы рассматриваем общественную жизнь через сеть
добровольных и научных объединений, в первую очередь, как составную
часть культурных проектов тех лет.



Итак, первым шагом на пути к формированию нового человека стала
проводившаяся в русле политики культурной революции кампания по
ликвидации неграмотности и повышения уровня грамотности населения путем
создания школ грамоты (ликпунктов, ликбезов) и школ для малограмотных
(начальных общеобразовательных школ для взрослых). В соответствии с этим
в 1923 г. в г. Ставрополе было образовано добровольное Общество «Долой
неграмотность» (ОДН), в задачи которого непосредственно входило:
создания ячеек по ликвидации неграмотности на предприятиях и в
учреждениях города, закрепления приобретенных первичных навыков грамоты и
чтения у населения путем организации уголков «За грамоту»,
распространения специальной литературы и учебников для малограмотных,
создания общеобразовательных школ для взрослых и кружков по
самообразованию.



Несмотря на быстрый рост по всей территории Ставрополья ячеек ОДН (к
концу 1924 г. на Ставрополье действовало 3900 ячеек, в которых
объединялось до 40 % рабочих), решить главную проблему, поставленную
перед Обществом – достичь всеобщей грамотности населения так и не
удалось. Так, по данным Александровской ячейки ОДН число неграмотных по
городу в возрасте от 14 – 50 лет в среднем составляло 20 % . И это при
работе в городе 550 ячеек ОДН, общества «Друзей грамотности» и 21 пункта
по ликвидации неграмотности. Гораздо лучше обстояло дело по ликвидации
неграмотности в г. Ставрополе, где на конец 1924 г. из 53304 тыс.
населения в среднем насчитывалось 3,5 % (1907 чел.) неграмотных6.



Однако этот рост был обусловлен не столько внедрением систематического
школьного образования сдерживаемого нехваткой учителей и учебников,
сколько расширением открывавшихся на средства ОДН пунктов по ликвидации
неграмотности, в задачи которых входило овладение элементарными навыками
чтения, письма и основами политграмоты, ибо обучение «вне политики –
это ложь и лицемерие». Причем мероприятия по ликвидации неграмотности
нередко носили характер чрезвычайщины, унаследованной со времен политики
военного коммунизма. Так, в 1925 г. согласно распоряжению
губполитпросветов неграмотное рабочее население привлекалось в школы
грамоты через свои организации в порядке профессиональной и трудовой
дисциплины. Несколько иначе строилась работа начальных школ для
взрослых, целью которых было не только поднять общеобразовательный
уровень трудящихся, но и научить их «мыслить и чувствовать по –
коммунистически».



149

Поэтому определяющую роль в школьных программах стали играть такие
предметы как политграмота и обществознание, отражавшие марксистское
видение мира. Отсюда основными разделами, предлагаемыми для изучения
были: экономическое развитие (производство данной фабрики или завода,
борьба труда с капиталом, профессиональные союзы и их роль в
производственной деятельности), социальное развитие (социализм и учение
К. Маркса, крестьянская борьба и социализм), политический строй
(конституция советской России с точки зрения рабочих и крестьян,
исторические задачи пролетариата, идеалы коммунизма). При этом
марксистское мировоззрение открыто противопоставлялось
общечеловеческому, а основное содержание учебного процесса сводилось «к
раскрытию трудовой жизни человечества как исключительного и
единственного материала для изучения». Трудовая жизнь, в свою очередь,
трактовалась как нацеленная на «основную задачу, решаемую в кровавой
борьбе – устранение эксплуатации человека человеком»7.



Итак, труд должен был стать девизом грядущей культурной эпохи, поскольку
в нем заключалась сущность человеческого существования. Поэтому в 1920 –
е годы важное место не только в системе образования, но и в
общественной жизни стала занимать физическая культура, выполнявшая
триединую функцию в деле формирования нового человека – экономическую,
связанную с производственной деятельностью: «без физической культуры нет
организованного труда», оборонительную, направленную на мобилизацию
масс для защиты революционных завоеваний с помощью активизации «рефлекса
нападения и обороны, который развивается массовыми играми, экскурсиями,
публично – спортивными праздниками», и идеологическую, нацеленную на
воспитание нового гармонически развитого человека. Таким образом,
физическая культура поднялась на один уровень с духовной реорганизацией,
став неотъемлемой частью будущей пролетарской культуры.



И это подтверждалось постановлением Центрального комитета
коммунистической партии от 13 июля 1925 г., в котором говорилось:
«Физическую культуру необходимо рассматривать не только с точки зрения
физического воспитания и оздоровления и как одну из сторон культурно –
хозяйственной и военной подготовки молодежи (стрелковый спорт, атлетизм и
проч.), но и как один из методов воспитания масс (поскольку физическая
культура развивает волю, вырабатывает коллективные навыки,
настойчивость, хладнокровие и другие ценные качества), и вместе с тем,
как средство сплочения широких рабочих и крестьянских масс вокруг тех
или иных партийных, советских или профессиональных организаций, через
которые рабоче – крестьянские массы вовлекаются в общественно –
политическую жизнь»8.



Уже с середины 1920-х годов во всех городах Советской России, в том
числе и на Ставрополье начали возникать первые спортивные объединения,


150

призванные, с одной стороны, воспитывать с помощью физической
культуры «чувства социальности», с другой, развивать духовную и
физическую закалку трудящихся масс. Самой массовой добровольной
организацией в г. Ставрополе стало образованное в 1925 г. спортивное
общество «Динамо» имеющее секции по стрельбе, легкой атлетики и футболу.
В 1924 г. при рабочих клубах строителей, печатников, пищевиков,
металлистов возникли спортивные молодежные кружки атлетов, шахматистов,
джиз – джистов, бокс – борьбы, фехтования. Развивались велосипедные и
мотоциклетные виды спорта. Некогда знаменитое высказывание древних
греков о здоровом духе в здоровом теле стало основным девизом спортивных
объединений, способствующих не только развлечению и оздоровлению
рабочих масс, но и участвующих в деле формирования нового гармонически
развитого человека. Высокие воспитательные идеалы, разрабатываемые как
теоретиками физической культуры, так и педагогами, медиками на практике
соединялись с идеологическими установками власти. С самого начала
физическая культура в Советской России находилась в тесной связи с
военным обучением населения, которым занимался государственный орган
Всеобуч (Всеобщее военное обучение). Именно на Всеобуч в 1920 – е годы
были возложены задачи всеобщей спортизации населения, введения рабочих
спорторганизаций в определенные идейно – государственные рамки,
осуществления совместно с подотделами РКП (б) и РКСМ политического,
врачебно – санитарного и научно – педагогического контроля за физической
подготовкой народных масс. Контроль Всеобуча над спортивными
организациями был огромен, т.к. он субсидировал их деятельность,
назначал инструкторов по физвоспитанию, выдавал спортивный инвентарь,
регистрировал возникновение новых спортивно – гимнастических обществ. По
сути, Всеобуч являлся тем органом, вокруг которого в 1920 – е годы
сплотились идеологи физической культуры, разрабатывающие утопические
планы по созданию идеального человека «будущего». Этому способствовала и
педагогическая установка, обрисовывающая идеал нового человека:
«Освобождение воли от низменных инстинктов, достигаемое закалкой
организма воспитанника, касается, в том числе и всех личных
потребностей, как: голод, холод, боль, опасность для жизни, страсти,
вплоть до любви к семье. На базе такой телесной и духовной закалки
человек развивает следующие качества: мужество, предельное презрение к
смерти, дисциплинированность, выносливость, инициативу, упорство».



Выковывать столь необходимые для нового человека качества должны были
усиленно пропагандируемые физкультурными обществами следующие виды
спорта: стрельба, верховая езда, фехтование, борьба и легкая атлетика.
Неслучайно с середины 1920 – х годов Ставропольское пролетарское
спортивное


151

общество «Динамо» ежемесячно устраивало стрелковые состязания на
лучшего «классового стрелка», одновременно подготавливая в обычных
условиях тип бойца «бесстрашного в бою», обладающего крепким телом и
духом, способного «штурмовать и завоевывать». При этом стрельба
производилась из оружия с боевыми патронами всех систем и калибров,
находившихся на вооружении в Красной Армии, в частности револьверов
системы Наган, Франкот, Кольта, винтовок Смирнского, Монте – Кристо9.



Физическая подготовка населения осуществляемая через сеть спортивных
организаций обосновывалась предстоящей схваткой с «капиталистическим
окружением» и находилась в тесной связи с деятельностью оборонных и
военно – технических обществ. С 1925 г. в общественной жизни городов
Ставрополья заметную роль начинают играть общества: Друзей воздушного
флота (ОДВФ), Друзей химической обороны и химической промышленности
(Доброхим), Друзей авиационно– радиохимической обороны (Авиахим).
Поскольку надежды на мировую революцию к середине 1920 – ых годов не
оправдались и Советская Россия вынуждена была строить социализм «во
вражеском окружении», то основной задачей данных обществ, было создание
прочной оборонной системы и подготовки молодых людей допризывного
возраста к самообороне, ибо «подготовленный к войне народ, сильный
физически, выносливый, дисциплинированный всегда менее рискует быть
втянутым в войну, чем слабый и неподготовленный».



Исходя из этой установки оформлялись и основные направления деятельности
оборонных и военно – технических обществ. С 1925 г. на всех
предприятиях городов Ставрополья создавались военные кружки,
подготавливающие авиационных инструкторов, действовали химические и
стрелковые команды, работали секции планерного и авиомодельного спорта,
проводились испытания в области воздухоплавания и изучения атмосферы. В
связи с ухудшением в 1927 г. международной обстановки и заявлениями
власти о начале подготовительного периода к войне оборонными
добровольными обществами с целью активизации настроений коммунистической
воинственности проводились «Недели обороны», в ходе которых
организовывались новые формы работы с населением – военизированные игры и
военные походы.



Ставка теоретиков военизированной физической культуры на то, что
трудящиеся массы, осознав разрушительные последствия первой мировой
войны, а также в силу присущего каждому человеку инстинкту
самосохранения, примут самое деятельное участие во всех мероприятиях
оборонных обществ, полностью оправдалась. Ряды военизированных
добровольных объединений с каждым годом стремительно увеличивались. Если
в апреле 1924 г. Ставропольская организация ОДВФ насчитывала 200
членов,


152

то к 1926 г. ее численность составила 1530 человек. После слияния в
1927 г. общества Авиахим и ОСО (общество содействия обороне) в союз
обществ друзей обороны и авиационно – химического строительства
(Осоавиахим) численность «бойцов» Ставропольского Осоавиахима составила
3276 человек.



В то же время под влиянием идеи о военизации физической культуры в
Советской России оформлялись представления, согласно которым воспитывать
всесторонне развитого человека, не переключившись на решение задач,
связанных с производством, невозможно. «Экономика Советской России –
труд, и этот труд диктует, что задача наша – всестороннее развитие
личности для подготовки ее к труду». Из этой формулировки вытекали
следующие задачи: общего физического воспитания юношества, идущего рука
об руку с воспитанием к труду., подготовки молодого человека к взрослой
деятельности в различных сферах., коррекции вредных влияний производства
на тело человека с целью предотвращения «отклонений (физических)
функций». Включение физической культуры в систему общего образования и
воспитания рабочих масс говорит о ее высокой оценке. От нее ожидали не
только подъема умственных и психологических сил, но, прежде всего
повышения производительности труда, поскольку физическое развитие
населения рассматривалось как путь к росту ее трудоспособности.



Таким образом, стремясь создать трудящегося человека, теоретики трудовой
культуры столкнулись с необходимостью физической реорганизации рабочих
масс, ибо новый человек, в новом обществе должен был обладать «ясным
мировоззрением, твердой волей, мускульной силой, чтобы уметь
противостоять и чисто физическим трудностям» Для этого нужна была
физическая тренировка масс, осуществляемая силами спортивных обществ.
Самым популярным видом спорта, пропагандируемым физкультурными
обществами на всех массовых мероприятиях стала гимнастика, с помощью
которой планировалось привить человеку автоматизм выполнения движений,
связанных с выполнением производственных операций. «Новая система
физической культуры пролетариата стала рассматриваться, как система,
психофизиологического воспитания квалифицированного человека».



В результате в обществе стал утверждаться взгляд на человека как на
существо механическое, состоящее из «нервов и мускулов», автоматически
без участия мозга «выполняющего производственные планы на 100 % ».
Одновременно с 1923 г. гимнастика стала рассматриваться не только
теоретиками трудовой культуры, но и идеологами большевизма «не только
как одно из средств, для увеличения общественного производства, но и как
единственное средство для производства всесторонне развитых людей»10.



В соответствии с обозначенными идеологическими установками, строилась, и
деятельность спортивных добровольных организаций призванных


153

популяризировать пропагандируемые виды спорта с целью «максимального
втягивания всего коллектива в разностороннее развитие». Одним из видов
такой пропаганды стала организация спортивными обществами физкультурных
шествий по улице К. Маркса до Тифлисских ворот с факелами, трубачами,
лозунгами, плакатами, сопровождающихся агитпробегом с выполнением
гимнастических движений применяемых в рабочих процессах. Другим ее видом
стала организация массовых физкультурных праздников на городских
стадионах, где устраивались соревновательные состязания, состоящие из
легкой атлетики (метание диска, эстафетного бега, прыжков в высоту),
гимнастических упражнений и развивающих игр (итальянская лапта и
городки). Идеал пышущего здоровьем атлетического тела рабочего
становиться культом времени. Его мышцы объявлялись «господами мира» и
провозглашали культуру работающего тела.



Итак, революция 1917 г. открыла для большевиков широкий простор для
реализации доктринальных установок в деле воспитания нового гармонически
развитого человека и соответственно создания для него новой
пролетарской культуры. Воспитанием нового человека непосредственно
занимались массовые общественные организации, пропагандирующие
спускаемые «сверху» культурные идеалы и реализовывающие их в жизнь через
широкую сеть низовых организаций и ячеек. Следствием реализации этих
идей явилась политизация, регламентация и унификация общественной жизни.







Примечания


1. «О правах и обязанностях советов » (инструкция НКВД от 14 декабря
1917 г.) // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского
правительства РСФСР. 1917. № 12. ст. 180. (далее – СУ).

2. «О правах и обязанностях советов» // СУ 1918. № 62. ст. 6856.

3. ГАСК. Ф. Р 1451. Оп.1. Д.133. Л. 98.

4. ГАСК. Ф. Р 1161. Оп. 1. Д. 678. Л. 1- 68.

5. ГАСК. Ф. Р 304. Оп. 1. Д.68. Л. 12.

6. ГАРФ. Ф. А 2314. Оп. 8. Д. 98. Л. 27.

7. Программы Гуса и общественно – политическое воспитание. – М., 1925.

8. Основные постановления, приказы и инструкции по вопросам советской
физической культуры и спорта 1917 – 1977гг./ Сост. И. Г. Чудинов. – М.,
1959. С. 12.

9. ГАСК. Ф. Р 396. Оп. 1. Д. 92. Л. 54.

10. Ленин В. И. // ПСС Т. 26. С. 75.