Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Документы легализации пребывания иностранцев в Российской империи во второй половине XIX века



Документы легализации пребывания иностранцев в Российской империи во второй половине XIX века

При проведении исторического исследования сюжета
трансграничного перемещения населения в контексте российско-германских
отношений таким термином был выбран термин «иностранец». Выбор был
сделан при разработке концепции исследования. Отправным моментом ее
создания было положение о том, что с усложнением структуры нашего
настоящего меняется структура наших знаний о прошлом, и было учтено, что
в силу «всеядности» истории ее методология имеет эклектический
характер, а также не оставлено без внимания, что язык – важная
компонента познания, а потому следует обратить внимание на
лингвистические механизмы в понятийном аппарате темы «международная
миграция», в частности на механизм субституции, т.е. естественной замены
одного понятия другим без искажения общего смысла –«мигрант» и
«иностранец».



Правовое понятие «иностранец» резюмирует правовые последствия, которые
берут начало из того факта, что личность не имеет гражданства того
государства, в области юрисдикции которого оно находится. Тем самым
понятие иностранец является отрицательным предметом к понятию
гражданства. Личность является вместе с тем не самим собой иностранцем, а
станет в тот момент иностранцем, когда государство ее гражданства и
государство ее пребывания не идентичны.



Результатом такого анализа стало выявление в Архиве внешней политики
Российской империи (Москва) и Государственном архиве Ставропольского
края (Ставрополь) комплексов пертинентных документов, обладающих высокой
информационной плотностью – заграничные паспорта, национальные
паспорта, так называемые въездные билеты или виды на жительство для
иностранцев.



Германские подданные въезжали в пределы Российской империи с
национальными паспортами и вандербухами (Wanderbьchern – дорожные
книжки), в обязательном порядке завизированными в российских миссиях и
консульствах в Германии. Через 6 месяцев пребывания в России
немцы-иностранцы могли получить вид на жительство сроком на год.
(ст.132,134 Устава о паспортах). Их национальные паспорта и вандербухи, в
которых делали обязательную запись о том, что владельцу «на основании
этого паспорта выдан особый русский вид », пришивали прошнурованными и
скрепленными печатью к российским въездным билетам. При выезде немца из
России или продлении срока его пребывания в России через год
национальный вид без повреждений отделялся, так как печать, скрепляющая
шнур, прикладывалась к российскому виду. (Циркуляр Департамента полиции
от 28 февраля 1882 г., № 549) Годовые паспорта для иностранцев


166

были письменные или печатные. Печатались они в губернских
типографиях на русском языке. К ним подшивались отпечатанные на немецком
– в случаях с немцами – языке паспортные правила для иностранцев, за
выдачу которых взимался сбор в размере 10 копеек в пользу МВД.
(Примечание 1 к ст. 134 Устава о паспортах Российской империи)



Закон Германской империи от 8 ноября 1867 года предоставлял проживающим в
России своим подданным право вносить себя в консульские матрикулы,
пользуясь им по своему усмотрению. С 1873 года это положение приняло
характер обязательного, которое предписывалось всем без исключения
германским подданным. Теперь через 6 месяцев после прибытия в Россию
каждый германский подданный обязан был внести себя в реестры или
матрикулы того германского консульства, в округе которого он намеревался
обосноваться. Внесение в матрикулы следовало только после того как
консульство могло удостовериться, что германский подданный прибыл в
Россию с визированным в российских дипучреждениях в Германии паспортом
или вандербухом. В консульских матрикулах была заведена особая графа, в
которой против имени каждого германского подданного указывали, по какому
национальному виду он прибыл в пределы Российской империи. По истечении
каждого года консульства отправляли местным губернаторам копии реестров
или матрикулов. Каждый германский подданный получал на руки консульское
свидетельство или удостоверение под тем же номером, под которым он был
записан. Таким образом, российские власти в любое время могли
удостовериться в подлинности каждого свидетельства. (Роговин Л.М. Устав о
паспортах. СПб, 1910. – С. 47-48)



Российские полицейские власти не принимали участия в процедуре внесения
германских подданных в матрикулы и оформления консульских свидетельств.
Для них наличие такого свидетельства у германского подданного могло
иметь значение только в экстраординарных случаях (например, в случае
утраты немцем-иностранцем своего национального паспорта), требующих
подтверждения его гражданства. Полицейские службы не препятствовали
германским подданным в получении российского вида на жительство на
основании имеющихся у них национальных паспортов, требуя лишь наличия в
них отметки о визировании этого документа в российских миссиях и
консульствах в Германии. (Циркуляр Департамента полиции МВД 5 сентября
1874, № 92)



В 1874 году между Россией и Германией было заключено соглашение,
уточнившее порядок легализации пребывания германских подданных на
российской территории. В нем шла речь о немцах-иностранцах, в силу ка


167

ких-то обстоятельств утративших свой национальный паспорт в период
нахождения в России, как вновь въехавших, так и длительно пребывающих
здесь, а также о немцах, родившихся в России от родителей, имевших
германское подданство. Соглашение предусматривало обязательное внесение
всех германских подданных в матрикулярные реестры германских консульств.
Российская сторона согласилась признать свидетельства, выдаваемые
германскими диппредставительствами в России действительным
доказательством принадлежности предъявителя такового к германскому
подданству. На основании таких свидетельств германские граждане могли
получить русский вид на жительство в Империи.



В русском виде, так называемом въездном билете, обязательно указывали
причины принятия консульского свидетельства вместо национального
паспорта и само свидетельство подшивали к нему. (Циркуляр МВД от 28
февраля 1882 г., № 549) В случаях сомнения в законности приобретения
консульского свидетельства Департамент полиции МВД предписывал сделать
запрос губернатору, на чьей территории находилось консульство, выдавшее
свидетельство. (Циркуляр Департамента полиции МВД от 26 сентября 1883
г., № 2014)



В целом, предварительный анализ выявленных источников дает основание
надеяться на адекватное освещение заявленных в рамках исследования
проблем и их компетентную интерпретацию.







Примечания



1. Droysen J.G., Historik, herausgegeben von P. Leyh, Stuttgart 1977.;
Collingwood R.G., The idea of history; Koselleck R., Artikel:
Geschichte, Historie’, in: Historisches Lexicon sur politisch-sozialen
Sprache in Deutschland (Geschichtliche Grundbegriffe, Bd.2), hg. v. O.
Brunner/W.