Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Мир повседневности ставропольского крестьянства в первое десятилетие Советской власти в региональной историографии



Мир повседневности ставропольского крестьянства в первое десятилетие Советской власти в региональной историографии

В последнее время широкое распространение получили исследования
«истории повседневности», позволяющие пролить дополнительный свет на
глубинные, личностно-общественные процессы, протекающие в том или ином
обществе. Из подробностей и мелочей быта образа жизни складывается
образное «лицо» общества как такового. Н. Л. Пушкарева отмечает, что
«историка повседневности – в отличие от историков в чистом виде и
этнографов интересует и история быта, и событийная история (влияние тех
или иных событий на повседневный быт людей), и история ментальностей и
ментальных стереотипов, то есть историческая психология, а вместе с ней –
история личных переживаний человека»1.



Повседневная жизнь формирует менталитет нации, а нация определяет судьбу
страны. Именно в самой обыденной повседневности мы оказываемся перед
лицом фундаментального выбора, определяющего «быть или не быть»,
обязывающего нас избрать самих себя (каким быть?). Среди каждодневной
суеты происходят высшие жизненные откровения2. Повседневность, ее
структура и история изучаются учеными Северо-Кавказского региона на
различных уровнях и в различных аспектах. В Ставропольском
государственном университете был организован межвузовский научный
семинар «Проблемы повседневности в истории: образ жизни, сознание и
методология изучения». По материалам этого семинара издан сборник3.
Статьи, представленные в нем, отражают проблемы повседневности в истории


247

Отечества, Северного Кавказа, различных эпох всеобщей истории.



Разрабатывается эта тема и на уровне диссертаций. Так, Т. А. Корниенко
из Армавирского государственного педагогического института в своей
работе «Социальная повседневность населения Северного Кавказа в годы I
мировой войны» рассматривает социальную сферу повседневной жизни
населения всего региона в 1914-1918 годах, а также влияние I мировой
войны на российское общество4. Диссертационное исследование Акоевой Н.Б.
«Экономическая, политическая и социальная повседневность Кубанского
казачества на рубеже веков (конец XIX – начало XX веков)» посвящено
комплексному изучению повседневной жизни казаков Кубани в эпоху
модернизации5.



Однако, недостаточно на мой взгляд изучен повседневный мир
ставропольского крестьянина в первой трети XX века. Этот период занимает
особое место в истории России. В начале века страна все более уверенно
вставала на путь модернизации. Под влиянием этого процесса стали
неизбежными сдвиги в массовой психологии. Новые отношения сталкивались с
традиционными формами и укладом жизни. Из города в сельскую местность
распространялись незнакомые прежде нормы и стандарты поведения. Они
разрушали устои и вековые, мало изменчивые способы крестьянского бытия.
Изменения в культуре, быту ставропольских крестьян в начале XX века
исследованы местными учеными Чекменевым С.А. и Невской Т.А. и нашли
отражение в историко-этнографической работе «Ставропольские крестьяне»6.
Исследование безусловно интересное и кропотливое, но проведенное в
начале 90-х годов XX столетия, оно нуждается в дополнениях. Необходимо
также обратиться и к изучению мира повседневности крестьян Ставрополья в
первые десятилетия Советской власти. За неполные 20 лет (1917-1935)
большевики не только реализовали главный крестьянский идеал – свободный
труд на свободной земле, но и коренным образом изменили статус самого
крестьянства. К концу сплошной коллективизации (1935) крестьянство как
традиционный, хрестоматийный класс в СССР исчезает. Известный британский
крестьяновед Т. Шанин определяет крестьян как мелких
сельскохозяйственных производителей, которые, используя простой
инвентарь и труд членов своей семьи, работают прямо или косвенно – на
удовлетворение своих собственных потребительских нужд и выполнение
обязательств по отношению к обладателям политической и экономической
власти7. Колхозник же – «в массе своей низкоквалифицированный,
приспособленный для работы в крупном специализированном производстве
(частичный) наемный работник с наделом, который пользуется
государственными средствами производства и землей, в том числе используя
их в личных целях8. Различия очевидны. В процессе естественного и
насиль-


248

ственного раскрестьянивания значительные изменения происходили в
быту крестьян, образе жизни, поведении, то есть в повседневной жизни. В
силу разных причин эти изменения очень мало отражены в многочисленных
исследованиях по истории аграрного вопроса на Северном Кавказе9.



Необходимость же изучения повседневности именно ставропольского
крестьянства объясняется тем, что Ставрополье было в тот момент
единственным крестьянским регионом на Северном Кавказе, в отличие от
казачьих Кубани и Дона, национальных республик. В то же время
ставропольские крестьяне отличались рядом особенностей и от своих
собратьев из Центральной России. Крестьянство южной полосы российских
губерний было более зажиточным, более склонным к земледельческим
занятиям, а, значит, – в большей мере выражающим такие особенности
крестьянской психологии и менталитета, как чувство хозяина, мелкого
собственника.



Примечания



1. Пушкарева Н.Л Частная жизнь и проблема повседневности глазами историка // demoscope @ demoscope. ru.



2. Аникеев А.А. Мир и структура повседневности // Проблемы
повседневности в истории: образ жизни, сознание и методология изучения. –
Ставрополь, 2001.



3. Проблемы повседневности в истории: образ жизни, сознание и методология изучения. – Ставрополь, 2001.



4. Корниенко Т. А. Социальная повседневность населения Северного Кавказа
в годы I мировой войны. Автореферат диссертации на соискание ученой
степени кандидата исторических наук – Армавир, 2001.



5. Акоева Н.Б. Экономическая, политическая и социальная повседневность
Кубанского казачества на рубеже веков (конец XIX – начало XX веков).
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
исторических наук – Ставрополь, 2001.



6. Невская Т.А., Чекменев С.А. Ставропольские крестьяне. Очерки хозяйства, культуры и быта. – Пятигорск, 1994.



7. Шанин Т. Понятие крестьянства // Великий незнакомец – М., 1992 – с. 11.



8. Никольский С.А. Аграрные реформы и крестьянство // Октябрь 1993. №8 – с. 145.



9. См. например: Мальцева Н.А. Очерки истории коллективизации на Ставрополье. – Спб, 2000.



10. Невская Т.А. Столыпинская реформа на Северном Кавказе. – Спб, 1997.