Мельников В.В. (Ставрополь) Всероссийский Крестьянский союз и эсеры в революции 1905-1907 гг. ( на материалах Ставропольской губернии)

Мельников Виктор Васильевич, к.и.н., доцент кафедры политической истории Ставропольского государственного университета 

Всероссийский Крестьянский союз (ВКС) был рожден первой буржуазно-демократической революцией 1905-1907 гг. и стал, по выражению лидера большевиков В.И. Ленина, «…зародышем особой крестьянской партии» (1). ВКС пришел на смену декоративному и ничего не решавшего Крестьянскому союзу, созданному по инициативе властей в дореволюционный период. Учредительный съезд союза состоялся 31 июля – 1 августа 1905 г. в Москве. Он определил структуру союза, избрал Главный комитет из 5 интеллигентов и 3 крестьян, а также интеллигентское по своему составу Центральное бюро содействия (2).
Активное участие в руководстве ВКС народнической мелкобуржуазной интеллигенции усиливало свойственные крестьянству либеральные колебания. Но главным в союзе был все же не «…мелкобуржуазный интеллигент-народник, а сознательный крестьянин, будущий трудовик» (3). Кроме крестьян расчет делался и на сельскохозяйственных рабочих и интеллигенцию. Особенно это было характерно для низовых структур организации – крестьянских или сельских братств (4).
Окончательно программа союза была оформлена на Делегатском совещании в Москве, состоявшемся с 6 по 10 ноября 1905 г. (5). Она предусматривала национализацию всей земли (частная собственность на землю отменялась, крупные земельные владения национализировались безвозмездно, частновладельческие – частично без вознаграждения, частично – за выкуп). На местах должны были создаваться выборные крестьянские комитеты, которые бы распределяли землю в пользование тем, кто будет ее обрабатывать силами своей семьи, без применения наемного труда. Но все же окончательное решение земельного вопроса возлагалось на Учредительное собрание, с которым не только крестьяне, но и многие политические партии и общественные движения того периода, связывали свои надежды на будущее. Поэтому требование созыва Учредительного собрания (на основе всеобщих выборов) было основой политической платформы ВКС.
По вопросу об отношении к русской монархии союз прямого ответа не давал, а предложение социал-демократов о демократической республике им было отклонено. Однако и современники, и сегодняшние исследователи, занимающиеся вопросами ВКС, определяют его как организацию «революционную в своей основе».
За короткий срок союзу удалось создать только в октябре-декабре 1905 г. в европейской России более 470 волостных и сельских организаций, объединивших более 200 тыс. человек. Всего же, по приблизительным подсчетам, во время революции было создано более 1,5 тыс. сельских братств (6).
В Ставропольской губернии Всероссийский Крестьянский союз охватил своей деятельностью большинство населенных пунктов. С лета-осени 1905 г. в уездах и волостях идет процесс создания структур союза. В декабре 1905 г. был образован Ставропольский губернский комитет ВКС. Создание комитета еще более расширило поле деятельности союза. Крестьянские комитеты образовались во многих селах губернии: Константиновском, Жуковском, Благодатном, Кононовке, Кевсале, Курсавке, Благодарном, Белой Глине, Темпенгольф, Святом Кресте и др. (7).
На начальной стадии становления крестьянские комитеты были разрозненными и не имели обратной связи друг и другом, но очень быстро росли в количественном отношении. С самого момента своего образования союз занял революционные позиции. Определяющую роль в этом сыграли политические партии левого толка, и прежде всего, социал-демократы и социалисты-революционеры. Эсеры вообще считали ВКС своей дочерней организацией и всю агитационную и пропагандистскую работу с массами в деревне вели через его комитеты. Об этом убедительно свидетельствуют архивные материалы. Так в с. Донском у мещанина В. Семушкина и крестьянина Е.Зленко полиция обнаружила 81 экземпляр противоправительственных прокламаций «Манифест», «Кто сложит с крестьян подати?», «Чего хотят социалисты-революционеры?». В с. Шишкинском найдены листовки эсеровского содержания в количестве 101 экземпляра у мещанина П.Г. Лабчевского и крестьянина А.Т. Овчаренко (8). В с. Благодатном были арестованы и заключены под стражу крестьяне П.Т. Водопьянов, З.Н. Остапенко, С.К. Ашихин и П.К. Зубков «за преступную агитацию среди крестьян и создание крестьянского комитета» (9).
В г. Пятигорске (регион Кавказских Минеральных Вод входил тогда в состав Терской области), после получения «Манифеста», 19 октября 1905 г. состоялся первый народный митинг. Затем, по свидетельству очевидцев, митинги стали повторяться ежедневно. Выступавшие на них ораторы завоевали симпатии городских обывателей и приезжих гостей. Весть о том, что в Пятигорске ораторы «…уж очень хорошо говорят о землице и том, как нужно изменить государственный строй, чтобы лучше жилось крестьянам и рабочим», распостранилась далеко по Терской области и всему Северному Кавказу (10).
По несколько тысяч человек собиралось на митинги на железнодорожной станции Минеральные Воды. Здесь были представители различных национальностей: ингуши, кабардинцы, осетины, русские. За сто-двести верст приезжали сюда крестьяне Ставропольской губернии, чтобы послушать ораторов о земле. Так представитель Кабарды, выступая на митинге и размахивая красным флагом, на котором написано «В борьбе обретешь ты право свое» говорил, что «…до Кабарды дошли слухи, что русский народ поднялся за «Землю и Волю» народную, хочет с себя сбросить тяжелое ярмо гнета и произвола… Меня прислали мои собратья, чтобы выразить вам свое искреннее пожелание скорейшего осуществления ваших идеалов и предложить вам свою помощь» (11).
Такими сообщениями и известиями наполнены газеты и листовки того периода.
Революционная агитация принесла свои плоды. Эсерам удалось вызвать не одно крестьянское выступление. Но все они носили локальный характер и были непродолжительными. И, тем не менее, период со второй половины 1905 и начало 1906 гг. носил организационный характер и его результатом стало завершение создания структур Всероссийского Крестьянского союза, как в Ставропольской губернии, так и в России в целом.
В 1906 г. эсеры попытались объединить крестьянское движение в губернии, придать ему более организованный и четкий характер. С этой целью 11-12 июля в г. Ставрополе был созван губернский съезд ВКС. На съезде присутствовали делегаты со всех уездов Ставрополья, а также представители ряда селений Терской области. Политические партии были представлены социал-демократами в лице большевиков и меньшевиков и социалистами-революционерами. Общее руководство съездом принадлежало эсерам (12).
Главный вопрос, вынесенный на обсуждение делегатов, был аграрный. Хотя аграрные проблемы в губернии не были столь острыми, как, например, в центральных районах России, и тем не менее они были насущными для многотысячных крестьянских хозяйств.
Делегаты съезда высказались за поддержку требований трудовиков в Государственной думе (13).
Съезд «выслушав товарищей социалистов-революционеров, решил в дальнейшей борьбе за волю и землю руководствоваться программой социалистов-революционеров», что только трудовая группа в Государственной думе является действительной защитницей трудового народа (14). Такая позиция делегатов была не случайна. На выборах в I Государственную думу, несмотря на серьезную конкуренцию представителей монархистов и либералов, победу одержали крестьянские избранники: редактор-издатель Я.В. Борисов, волостной писарь Ф.М. Онипко и крестьянин З.С. Мишин. Все они станут во время работы Государственной думы активными участниками трудовой группы. А Ф.М. Онипко будет иметь самое непосредственное отношение к ее созданию.
О степени влияния и популярности депутатов Думы в губернии говорит и тот факт, что когда до губернии дошли слухи об аресте Ф.М. Онипко, то повсеместно в селах и городах прошли митинги протеста и сходы, на которых требовали немедленного его освобождения. От имени сходов посылались телеграммы с таким требованием правительству, министру внутренних дел и даже царю. Так только крестьяне Благодаринского уезда отправили на имя Председателя Совета Министров П.А. Столыпина 24 телеграммы с подобными требованиями (15).
Волостной старшина с. Благодатного К. Шкуро докладывал приставу третьего стана Ставропольского уезда, что бывший политический заключенный Н.Н. Безменов, учитель 2-го Министерского училища Ксенякин и иногородний крестьянин З.Н. Остапенко «…начинают возмущать народ против правительства. Почти каждую ночь они собираются то в училище, то на квартире у Остапенко, где и решают всевозможные вопросы как-то: об уничтожении монархического правления, о выборах президента и настойчиво требуют от меня отсылки постановления в Государственную думу с требованием «Земли и Воли» (16).
Большой популярностью у крестьян пользовались митинги, на которых выступали депутаты Думы. Так 30 июня 1906 г. в с. Петровском делал доклад Я.В. Борисов о Государственной думе, ее работе, отношениях между Думой и правительством и о роли народа в работе Думы. По свидетельству земского начальника четвертого участка Благодаринского уезда: «…содержание доклада было глубоко возмутительно. Грубо ругая правительство и обвиняя его во всевозможных грехах и небывалых преступлениях, Борисов развивал перед народом обольстительность аграрной теории партии «трудовиков»; обещал народу всякие блага, заявил, что если к октябрю месяцу с.г. аграрный проект «трудовиков» не будет принят и осуществлен, то будет к народу обращение от имени «трудовой партии» Думы и народ сам с оружием в руках будет добывать себе землю и волю» (17). Такой же митинг был проведен 10 июля 1906 г. в с. Белая Глина (18).
Целенаправленная агитационная работа эсеров среди крестьян привела к тому, что летом и осенью 1906 г. резко возросло количество крестьянских выступлений в губернии. Власти на местах были напуганы таким размахом крестьянского движения. «Ехать в Петровское без казаков невозможно. В Винодельном на воскресном сходе решено покончить с приставом Ермилко. В Большой Джалге Майгурову грозят тем же. В Дербетовке, Лимане, Предтечье соглашаются разгромить экономии. Восстанавливаются революционные союзы во многих селах. Обойтись без военной силы нельзя» (19).
По требованию крестьян с. Благодарного был освобожден из под стражи арестованный за участие в волнениях Ф. Пучков (20). В с. Константиновском освобожден активный участник создания крестьянского комитета П.Н. Сахаров (21).
Требования крестьян исследуемого периода наиболее полно выражены в постановлении районного съезда , который состоялся 30 июля 1906 г. в с. Благодатном Ставропольского уезда (22). На съезде присутствовали делегаты 14 селений, поселков и колоний. В решениях съезда нашли отражение вопросы как экономического характера, связанные прежде всего с землей, так и политического. Крестьяне требовали захвата частновладельческих земель и их раздела между крестьянами мужского и женского пола поровну, включая сюда и инородцев. Был призыв в поддержку депутатов Думы с воззванием отказать правительству в уплате податей и не давать солдат, установить налоги с дохода не свыше 500 рублей, а все косвенные налоги отменить. Съезд решил объявить администрации полный бойкот и заменить ее выборными людьми, как на местном уровне, так и в уездах и губернии в целом. Все граждане должны иметь равные права. Было принято решение послать от имени съезда телеграмму Столыпину с требованием освободить депутата Ф.М. Онипко. Ставилась задача о проведении разъяснительной и пропагандисткой работы в войсках с целью привлечения их на свою сторону и неприпятствия освободительному движению народа.
В случае преследования властями активистов крестьянских выступлений, предусматривалось рассылать казаков в соседние села и поднимать народ на их защиту.
Содержание требований было характерным для всех крестьянских сходов в Ставропольской губернии в период революции 1905-1907 гг., так как они содержали назревшие проблемы, разрешение которых откладывалось как местными властями, так и царским самодержавием.
В условиях политического кризиса, вызванного роспуском I Государственной думы и попытками властей повлиять на ход думских выборов второго созыва, прошли выборы во II Думу. От Ставропольской губернии вновь были избраны крестьянские представители-трудовики: крестьянин с. Кисты Благодаринского уезда С.И. Карелин, крестьянин с. Сергиевского Александровского уезда И.А. Ефремов и городской житель, ветеринарный врач В.В.Небовидов.
В сложной политической ситуации, сложившейся в губернии, когда крестьянские выступления следовали одно за другим, власти все же не бездействовали и принимали жесткие меры в отношении революционеров и нарушителей «правопорядка». 9 августа 1906 г. Председатель Совета Министров П.А. Столыпин телеграфировал управляющему губернией: «Высочайшим повелением город Ставрополь, а также Ставропольский, Благодаринский, Медвеженский уезды объявлены в положении чрезвычайной охраны, а прочие местности названной губернии в состоянии усиленной охраны с предоставлениями прав главноначальствующему в отношении города Ставрополя и названных уездов временно генерал-майору Литвинову, а по прибытии лица, имеющего быть назначенным губернатором, сему последнему» (23). Кроме того, губернатору предоставлялось право издавать постановления, имеющие силу закона для данной местности, устанавливать штрафы до 3 тыс. рублей, заключать в тюрьму до 3 месяцев.
По распоряжению губернатора на железнодорожной станции Ставрополь был поставлен 1 вагон четвертого класса и 3 приспособленных вагона для перевозки воинских команд по требованию начальника губернии (24). В самом г. Ставрополе губернатор предложил городскому голове «…добавить к существующему штату полицейской команды еще 15 старшин и 27 лошадных городовых» (25).
Печально известные события августа 1906 г. в селах Благодарном, Петровском, Кугульте, Константиновском (26), когда выступления крестьян были подавлены силой оружия, еще раз, после «Кровавого воскресенья» в столице, на местном уровне наглядно продемонстрировали всему миру истинные цели самодержавия и местных властей заботящихся, прежде всего, о сохранении власти и старых порядков, а не о благе народа, как это преподносилось официальной пропагандой. Так очередной раз была расстреляна вера в царя-батюшку.
В соответствии с циркулярным распоряжением Совета Министров от 14 сентября 1906 г. в губернии начинается настоящая травля должностных лиц, запятнавшими себя связями с революционными организациями (27). Согласно этому распоряжению, лицам, состоящим на государственной службе, служащим в правительственных учреждениях по найму, запрещалось принимать участие в политических союзах. Нарушение запрета строго каралось. Запрещалась деятельность партий социалистического толка. Повсюду проведены аресты наиболее активных участников революционного движения. В Ставрополе был разгромлен губернский комитет партии социалистов-революционеров. Большая часть членов эсеровской организации была арестована, осуждена и выслана за пределы губернии. Другая часть отошла от революционной деятельности. Вместе с эсерами такая же участь постигла и структурные подразделения Всероссийского Крестьянского союза.
Еще ранее, в июле 1906 г. Новочеркасская палата закрыла газету «Северный Кавказ», которая издавалась в г. Ставрополе более двадцати двух лет. 14 июля в г. Пятигорске приостановлен выпуск газеты «Кавказские курорты» за публикацию передовой статьи о закрытии Думы (28).
После принятых правительством мер по наведению порядка в губернии, волна крестьянских выступлений пошла на спад. К концу осени началу зимы 1906 г. крестьянские комитеты в губернии полностью распались. Хотя отдельные вспышки проявления недовольства крестьян наблюдались и в 1907 г., но они уже не имели такого большого размаха и не могли изменить сложившуюся ситуацию.
Поражение крестьянских выступлений и революции в целом стал возможен в силу ряда причин. Прежде всего, кризис самодержавной власти в этот период еще не дошел до высшей точки. Сила военно-полицейско-бюрократического аппарата, финансовая помощь из-за границы, мобилизация консервативных сил с одной стороны, и слабая организованность народного движения, внутренние раздоры среди революционеров, их сектантство, излишняя нерешимость, а иногда и явное забегание вперед в борьбе в правительством и буржуазией с другой стороны, помогли царизму устоять перед напором народного движения. Однако правительство не извлекло необходимых уроков из драматических событий 1905-1907 гг. и быстро забыло пережитый тогда страх. А это означало, что после естественного временного спада социальной активности масс, вызванного поражением революции, их борьба за свои права будет продолжаться. Правящие верхи не удовлетворили ни народ, ни либеральную оппозицию, не говоря уже о революционерах. Именно эта значительная часть российского общества почувствовала в первой революции свою силу и намерена была идти в своих притязаниях до конца.
Что же касается дальнейшей судьбы Всероссийского Крестьянского союза, то он вновь возродился после Февральской революции 1917 г. Его эсеровское руководство поддержало Временное правительство, что и предопределило его дальнейшую судьбу. После Октябрьской (1917 г.) революции союз перестал существовать.

Примечания

1. Ленин В.И. Полн.собр.соч., 5 изд., т.17. – с. 385.
2. См: Протокол Учредительного съезда Всероссийского Крестьянского союза. СПБ, 1905.
3. Ленин В.И. Полн.собр.соч., 5 изд., т.12. – с. 334-335.
4. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК), ф.1008, оп. 1, д. 74, л. 182-183.
5. См: Протоколы Делегатского совещания Всероссийского Крестьянского союза 6-10 ноября 1905 г. в Москве. – М., 1906.
6. История политических партий России. Под ред. А.И. Зевелева. Изд-во: Высш. шк., 1994. – с. 164.
7. ГАСК, ф. 1008, оп. 1, д. 75, л. 112.
8. Там же, д. 74, ч. 2, л. 2.
9. Там же, д. 76/2, л. 246.
10. Северо-Осетинский институт гуманитарных исследований (СОИГИ), ф. 19, оп. 1, д. 110, л. 3.
11. Там же, л. 3 (об).
12. История революционного движения на Тереке. Сборник статей, воспоминаний, материалов. № 1. Изд. Тергубкома РКП(б). Пятигорск, 1924. – с. 29.
13. Северный Кавказ. 1906, № 134.
14. ГАСК, ф. 1008, оп. 1, д. 73, л. 335.
15. Там же, д. 74, л. 284.
16. Там же, л. 9.
17. Там же, л. 108.
18. Там же, д. 76, т. 1, л. 485.
19. Там же, д. 74, л. 172.
20. Там же, л. 303.
21. Там же, л. 351.
22. Там же, д. 76, ч. 2, л. 237.
23. ГАСК, ф. 101, оп. 5, д. 367, л. 76.
24. Там же, ф. 1008, оп. 1, д. 67, л. 128.
25. Там же, ф. 95, оп. 1, д. 8695, л. 263.
26. Очерки истории Ставропольского края. – Ставрополь, 1984, т. 1. – с. 282.
27. См: ГАСК, ф. 1008, оп. 1, д. 67, л. 12.
28. В. Обнинский. Летопись русской революции. т. 3, Дума и революция. Вып. 1. Изд. В.М. Саблина. – Москва, 1907. – с. 27, 32.