Бушев А. Б. (г. Тверь) ТЕХНИКИ ПОНИМАНИЯ ТЕКСТА: ПОВСЕДНЕВНОСТЬ В БЕЛЛЕТРИСТИКЕ С. МИНАЕВА

Сведения об авторе:Бушуев Александр Борисович, кандидат филологических наук, доцент кафедры гуманитарных дисциплин филиала Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета. Докторант Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина (Москва)

Сегодня наблюдается значительное количество публикаций по риторике, она сближается с теорией коммуникации, заимствует данные когнитивной психологии, психолингвистики и по сути дела является эквивалентом такого филологического направления, как анализ дискурса в англо-американской традиции. Анализ дискурса - современное направление риторики- идейно держится на «трех китах» – действие, (по)строение и варитативность. Когда люди говорят или пишут, они тем самым совершают социальное действие. Конкретные свойства этих социальных действий определяются тем, как устный дискурс или письменный текст построены - с помощью каких лингвистических ресурсов, отобранных говорящим или пишущим из всего многообразия языковых средств, функциональных стилей, риторических приемов. Именно эти факторы принимаются исследователями во внимание при оценке произведений в той или иной сфере красноречия.

Интерпретация текстов культуры ориентирована  не на формальную лингвистику, а на работу со смыслами. Техники понимания текстов культуры трактуются Г. И. Богиным как особенно эффективное инобытие рефлексии, а научение им - как актуальная задача гуманитарной практики. Выявлены и описаны следующие техники понимания текстов культуры: техника интенциональности в обращенности на тексты культуры (идущая от истоков феноменологии Э. Гуссерля и Ф. Брентано); техника разделения значения и смысла (восходящая к трудам Г. Фреге и Э. Д. Хирша); техника интендирования (идущая от Ансельма Кентерберийского); техника герменевтического круга как обращения рефлексии на все пояса системомыследеятельности Г. П. Щедровицкого; техника определения смыслообразующего слова–концепта; техника рефлективного обращения к метафоре; техника преодоления непонимания; техника значащего переживания как смысла; техника рефлектирования над художественной деталью; техника жанроопределения ; техника выявления импликаций.

Индивидуация  – одна из герменевтических техник, усмотрение феномена, подлежащего осознанию: “ Что передо мной? Что я понимаю?” Частной стороной техники является жанроопределение, усмотрение тематики и иной специфики текстов.

Наращивание дополнительных смыслов, порой неявно присутствующих в тексте, не представленных  прямыми средствами номинации – удел деятельности, названной герменевтика.

В системе “автор-текст-реципиент” звенья рассматривались  в разных работах последних лет. Каузальная обусловленность личностью творца имеет к произведению искусства не меньше, но и не больше отношения, чем почва – к вырастающему из нее растению. Никто не вздумает утверждать, что мы узнаем все существенное о растении, познакомившись с местом его произрастания. Текст – вещь сверхличная. Важен и “социум” в цепочке “автор-текст-реципиент”..

На прилавках магазинов предлагаются бестселлеры Сергея Минаева. На обложках броских  покетбуков значится: «Литпром - контркультурное явление начала двадцать первого века», «Повесть о ненастоящем человеке», «Повесть о ненастоящей любви». Одну из книг предваряет посвящение: «Посвящается поколению 1970-1976 годов, чей старт был столь ярок и чья жизнь была столь бездарно растрачена…»

Одна из тем романов - завороженность миром  «молодых профессионалов» ( yuppie). Главный герой двух романов С. Минаева – разный,  но он – один из них.

Преуспевающий коммерческий директор или светский журналист, « гламур-менеджер», который говорит о себе так: Да что там, я настоящий поэт ночного города!.. Делать простые вещи гламурными и продавать их колхозникам – моя профессия.

Герой ищет развлечений в интерьерах московских клубов, ресторанов, офисов и спален.

Статус подчеркиваютвещи и брэнды:

  • На мне серый, в бледно-розовую полоску костюм от “Cavalli”, однотонная розовая рубашка от “PaulZileri”, запонки, коричневые ботинки «инспектор», также от Zileri. Я не ношу часов, предпочитая следить за временем с помощью Nokia8800 за тысячу долларов. Последние четыре года я устраиваю в гостиницах скандалы, если не нахожу в ванной любимой пасту Lacalut. Мне 27 лет. Я ни разу в жизни не ел вермишели «Роллтон».

Разговорный язык вестеринизированных героев пересыпан английскими словами:

  • - И ты собираешься уехать в Штаты?

- Еще пару лет , honey. Получу head of purchasing, осуществлю some investments и все. Быстро сделать карьеру и состояние можно только в России, youknow, а делать investmentsи жить я хочу в America.

Американизмвоплощают в его мире музыка, бренды, клубы, компании,  экспаты, люди, живущие или застрявшие где-то inbetween.

Идеал карьерыдля молодого менеджера мультинациональной компании типичен:

  • Ты возглавишь какой-нибудь департамент WallMart, я продолжу работу в финансах в BONY, Citybankили JPMotganChase.

Погоня за статусностью – одно из составляющих жизненной программы молодого профессионала:

  • Предпочитает рестораны японской или итальянской кухни, скорее из-за социального статуса.

Среди людей, которые  сосредоточены на карьере аудитора то ли в PriceWarterhouse, то ли в Deloyt,  в качестве составляющих компонентов обязательнывзнос на новую квартиру, уродливый монолит в районе Бауманской, 120 квадратов, запонки PaulSmith, Vermentinoиз Bolgheriот Antinori, Золотая AmEx, знакомстов с престижными брендами PatrickHellman, Tiffani, Ferragamo, LacquesDessangeTony& Guy.

Соответственен стиль жизни:

  • Посещает фитнес Dr. Looder,клубы, не пропускает распродаж в магазинах ЦУМ, «Остатки сладки», «Подиум», делает французский маникуюр и эпиляцию голеней в “Персоне ALB”, предпочитает городские кафе типа «Этаж» или «Курвуазье», имеет зеленый “Mini-Cooper”…
  • Рита мечтает устроиться пресс-секретарем в серьезный ночной клуб типа «Мост», «Дягилев» или «Крыша», хотя я не уверен, что там вообще бывают пресс-секретари.

Язык как романа, так и героев воплощает их ценности. Это мир менеджмента, имеющего вестеринизированный флер.

  • - Ты решил отменить совещание?

- Management meerting? Совещание? Нет, honey, солнце мое. Просто тут у меня …- youknow- порезал десну. Да мне тут на receptiondesk… секретарши дали drug…из аптечки.

  • Когда тебе дадут пост партнера, ты будешь исполнять sametricks.
  • Это слишком overestimatedпроблема, - говорит одна из героинь  подруге.
  • А мы сегодня пойдем на фешн-шоу на «Веранду  у дачи».
  • Компания Вадима купила в сериале продакт-плейсмаент для своих духов.
  • Да, такая вот хуйня вышла. Ничего не поделаешь. You knew, bitch, I was a snake.
  • Ленка. Я тебя умоляю. Все cool. Лена, relax, что такого произошло?
  • Клавишей Escapeмне служили книги , привезенные мамой из Russia.

 Это компьютеризированный мир, мир дивайсов:

В аттаче – текст статьи. Дома открываю почту, вытираю сотню писем спама. Отвечаю на какие-то каменты в своем ЖЖ.

Экспаты и люди мира  населяют мир мультинационального бизнеса.

Вот типичное воспоминание из детcких гламурного журналиста:

  • Прикольные вещи из детства – вспоминается «Faserland”Кристиана Крахма. Хотел было выдать эту историю за свою. Да боюсь, не проканает за sweetmemos.

Вот его саморепрезентация:

  • Лижешь задницы придуркам из центрального офиса. Выгуливаешь их по клубам, чтобы они подтвердили твою лояльность компании и написали правильный report… А потом твоя, типа, девушка еще и выговаривает тебе за это! Fuck, а не для вашей ли совместной  жизни ты крутишься , как сраная белка.

Вот его остроумие:

  • Чтобы  все случайно заглянувшим на мою страничку было ясно, что я о Канте сюда пришел говорить (да-да, если следовать прямому спеллингу, я пришел на «Одноклассники» говорить  именно о cunte)

Друзья  - шаткая категория в жизни молодых профессионалов, что они понимают и сами:

  • с одним из тех знакомых, которых все по привычке называют друзьями. Хотя, конечно, никакие они не друзья, а просто люди, которым ты звонишь, когда тебе нечем занять вечер и нужен собутыльник

Консьюмеризм и потребительство в отношениях между  «продвинутыми московскими людьми»:

  • Девушки, стрельнув глазами в сторону какого-нибудь менеджера, тут же насмешливо переводят взгляд, быстро скалькулировав в уме его годовой доход. Мужчины чуть дольше разглядывают девицу, но затем также отворачиваются, пересчитав пакеты с покупками, сваленные у ног и скалькулировав годовое содержание модницы.
  • «Есть ли в этом городе нормальные люди, а не манекены?» - задается вопросом сам главный герой. Достаточно подробно раскрывший как свой внутренний мир, так и окружение.

Известна и агрессивность тусовки:

  • Их выворачивает, если кто-то не похож на них.

Пустота  - одна из характеристик этого мира. Недаром роман имеет говорящее название Духless. «Я впал в традиционное для себя состояние пустоты» – не раз говорит о себе главный герой.

Ни статус,  ни потребление, ни тем боле труд  не увлекают и не развлекают его в этом мире. Пуста и его работа – корпоративное рабство.

  • Все мы – герои бесконечного клипа из FashionTV

Лица не отображают ни веселья, ни грусти, ни восторга, ни разочарованья. Они просто неживые. Автор иронизирует по поводу инфракрасного глаза манекенов, способных оценивать содержимое кошельков возможных партнеров.

  • Я слушаю весь этот беспереспективняк и,  чтобы вконец не окосеть, рассматриваю окружающих нас шлюх.
  • Я же лузер. Конченный мудак с позами провинциального актеришки. Я шут гороховый, готовый стебаться над всеми, в том числе над собой. Я и жизнь свою проматываю этой ежедневной погоней за развлечениями.

Критично автор смотрит на корпорацию, где он трудится за хорошие деньги.

  • Завтра нас снова ждут пыльные офисы столицы.
  • Низший персонал был низведен до состояния работников потогонных предприятий по пошиву кроссовок в Индонезии, а топ-менеджмент… устроил диктатуру корпоративного рабства.

Корпорация - это фабрика, где объектом производства служат продажи, маркетинг, бюджет, статус, дистрибуция, корпоратив, бонусы, клиненты, компании. Это Мир, за который не грезится даже прыгнуть. Флажками этого мира являются маркет-ресерч, филд –репорт, сейлз, аутсорсинг. Обитатели его могут быть ироничны и полуобразованны даже в своей системе координат:

  • Тренинг по тайм-менеджменту – это что за херня такая!

Рабство корпорации иронично оценивается героями:

  • Раньше самураи получали жалованье из расчета сколько-то там риса в год. А теперь корпоративные самураи получают а обмен на свою зарпрлату тот же рис плюс роллы «Калифоррния» в «Якитории». Прогресс. Врубаешься, о чем я!

В корпорации серьезно значима проблема соответствовать стандарту менеджера среднего звена, однажды навязанному тебе непонятно кем.

  • Посредственные клерки – истинные короли нашего мира, гвардия капитала.

Попутно представлен новый феномен - сниженной разговорности, порой весьма остроумной.Современный разговорный язык определенной социальной страты  привнесен в беллетристику

  • погоняло, тусовка, расфуфыренные мудаки, их будет переть, они их будут жрать, мне охуительно интересно, чел, кидалово, завязки, беспереспективняк, в целом весь этот кадреж мне кажется каким-то фальшивым и лажовым, я сижу чуть менее бухой, иметь с ней секс мне совсем в падлу, догоняюсь «советским шампанским», цепляет папика, не по кайфу,  разводят, висят, мне на мыло.
  • Вау клево класс супер бред какой-тоне грузись
  • Старперские темы, ксива, менты. Идея с заменой паспорта не канает. Не прикололо.
  • Мандежник, мутные перцы, затусить. Мне нужно с этими упырями встречаться,
  • То, что вы поете – кал, но для карнавала покатит – Что значит кал?- впадаю я в бычку
  • Тут голяк. Пустые понты, лошня. Колхозница, не зарубайся.
  • Они все время вдвоем лазили. На моде, на стаффе, на лаве – такие,  типа, звезды восьмидесятых.
  • Последнее с пацанами делил, никого ни разу не слил. Не запалил. Так наш Антоха жил - на ходу импровизируя я.
  • Почему мне всегда достаются такие лажовые концы? никакого тебе хэппиенда. Мерзость. Ситуация крайне напряжная. Все равно, как себя ни позиционируй – ситуация дерьмовая.
  • Тусовщики, понрорезы. Мажоры.
  • У меня на эту пургу нет времени.
  • Гоню, понтуюсь, прогоняю левые телеги
  • Тусят, сливать, спалить, лузер, релакс, круче, пиздеж
  • Тут половина города таких актеров из жопкиного трактира.
  • Меня тоже ломает. Западло
  • Засим предлагаю прекратить трансляцию подъебок из Петросян-клаб
  • С отцом всегда случалась такая же шняга
  • Так-с,  пошли предъявы.
  • Сколько раз говорю: давайте перестанем бухать, торчать и отжигать до утра, если на следующий день репетиция.
  • Попустись, брателло. Засылает косарь в месяц. У меня дипер
  • Вы все еще трете за любовь? Без мазы. Беспонтово, жесть. Стебануться. Головняки, стремные политческие акции, попадосы с мелким бизнесом
  • Ну что, падла, сразу тебя кончить, или ты сначала нам отпишешь свою сраную хату в Бескудникове?
  • Врубись, был гламур, но гламур сейчас в полном отстое. Сейчас модно все рваное, грязное, отстойное, мат подворотни. Тварь, подстава, ехать без мазы, дербанить, стрельнуть бабла у друзей.
  • Мне кажется, тебе нужно выдавать зарплату сразу бухлом, куревом, шмотками и наркотой.
  • Нет, реально, если бы она меня кинула, я бы нарисовала ей проблем. Банальный кидняк – это как-то мелко, правда, зайка.
  • Ты в последний год какой-то полетевший. Подляна
  • Сразу видно – он здесь «в уважухе». В респекте. И все такое.
  • Русские старатели! Аниматоры. Полная абстяга.
  • Репа (=репетиция), лаве. Обсос, история ( в значении  случай), жены состоятельных кротов

Критичное отношение к собственному классу и снобизм

  • Я вынужден проводить время в постоянном движении в никуда.
  • Социально-консьюмеристское месиво

 И хотя об одном из героев когда-то влюбленная в него женщина говорит : «ненавидел всеобщее погружение в западную модель». В тусовки они вынуждены играть по правилам. Из уст одного из героев выходит сожаление о том, что так ведут себя люди, получившие образование, ставящее системное мышление выше системного потребления.

Дикий снобизм- непременный атрибут личности, гонящейся за брендами:

  • голосом Химкинского таксиста
  • Стрелять таких надо. Или стерилизовать по принуждению. Расплодились, ублюдки! Хамье непромытое! За спиной два класса и три коридора, а туда же – рога мочить. Бычье! Город свиней и хамов. Спрашивается, куда в «самой читающей стране мира» делись все интеллигентные люди? По кухням небось сидят, пьют водку да правительство ругают. А дети бомбят на улицах и хамят пассажирам. Уроды, одни уроды кругом! Поехать с пацанами, вытащить из тачки… Набить рожу, да на квартиру еще выставить, чтобы сдох. Сука, в своем сарае на колесах!
  • Съемные апартаменты могут быть в восьмом арондисмане в Париже, тугая же хаза в текстилях как-то иначе называется.
  • С такими блокнотами стали ходить не только правильные люди типа медийщиков, журналистов, пиарщиков, но и вся колхозная тусовка – от студенток педагогического до содержанок, от менеджеров среднего звена до домохозяек. Полный отстой.
  • Господи, как же я ненавижу этих провинциальных телок. Приехавших в Москву за своими десятью дозами ботокса! У них никогда нет «деняг». Зато непременно найдется «братик»…Они хотят «кушать», ездят на неделю к «мамке»и постоянно остаются «на созвончике». Еще они называют подруг «лапа», любовников – «милый», а после шести вечера не едят «вааще». Тем не менее уродство их внутреннего мира не мешает им именовать всех вокруг лохами. Организовывать «проходочки», советовать другим «лучших врачей», «афигенных парикмахеров» и «крутых инструкторов по фитнессу» и постоянно быть на позитиве. Такое впечатление, что если раньше Фроси Бурлаковы приезжали в Москву учиться, то нынешние Клавы Мухины приезжают сюда тратить. Тратить быстро, и , конечно, не свои.

Тусовка воспринимается как работа, работа светского журналиста - фрилансера. Гламурная литература, гламурная журналистика

  • Через мои руки прошли тысячи новостей, репортажи об отдыхе трудящихся из Ниццы. Куршевеля и Сент-Морица.
  • Рестораны выходят теперь ежемесячным обзором, что, конечно, накладно в плане посещений, зато очень поднимает градус селф-пиара среди владельцев общепита
  • Работа  в промоагенстве (креатив, сопровождение проектов, ну, в общем, много чего)
  • Энтертейнмента захотелось? Я для вас слишком дорогой аниматор.
  • Вокруг пузанов роятся молодые шлюшки и пожилые нимфоманки.

Автор постоянно по-снобистски ироничен, он разделывает под орех и себя:

  • Вы знаете , кто такой коммерческий директор на самом деле? Это такая современная разновидность дорогой проститутки.
  • Я достаточно неплохо умею колотить пьяные понты перед тэтэшками, поддерживать их глупые разговоры о бутиках и спа, мутить всякий там секс в туалетах между двумя сплошными линиями кокоса и прочие мерзости.

Критично его  отношение к глянцу:

Фотосессии с модных презентаций называются «зверинцы».

  • Здесь повсюду пахнет деньгами! Масква!
  • Главный финансовый тренд этого года – выход на IPO. Город попугаев. Так и с IPO– впечатление такое, что сегодня даже хозяева десяти палаток «Куры гриль» мечтают выйти на IPO!
  • Чтобы типа, телка не съехала на дешевку с Черкизона.
  • Номер выходит через три недели, но писать бесплатно – поищите журналистов из Саратова.

Наркотики – значимая тема книг. В повествовании фигурируют Берроуз, психоделический мир “Trainspotting”, постоянные аллюзии к музыке и музыкантам, не чуждым наркотическим трансам. Автору удалось честно сказать, что наркотики присутствуют в этом мире  - здесь все разнюхиваются кокаином.  В романе представлен юмор наркоманов

  • Утром к тренеру, вечером к дилеру.
  • Если есть собутыльники. то должны быть и содорожники.
  • Первое слово дороже второго?. – кока-кола. Нехорошо юзать чужие шутки.

Подростковые воспоминания одного из героев - воспоминания о том, как посмотрели «JurassicPark» а потом впервые обожрались ЛСД.Постоянен в описаниях  сленг наркоманов - нюхать кокос, винтиться, сделать сниф

Видны противоречивость, амбивалентность думающего героя: «я очень хочу, чтобы здесь все изменилось. Чтобы гаишнику не нужно было давать денег, чтобы хорошие дороги, чтобы таможенники на прилете из Милана не выворачивали чемоданы, чтобы чиновник инее ассоциировался с вором, чтобы приход пожарника в офис не означал бы « бутылку коньяка и соточку зелени». Чтобы лицом русской моды был Том Форд, а не Зайцев, чтобы нашу музыку ассоциировали не с Пугачевой, а с «И-2», чтобы все угорали не над шутками Галкина или Коклюшкина, а над юмором Монти Пайтона»

Кумиры яппи находит  на Западе. В речи отражаются пласты варваризмов, заимствований и англицизмов, являющихся синонимами престижности, продвинутости, знакомства с европейской культурой, потребления западных продуктов:

PradaVoguecafé, ChateauMargaux, Vuitton, PlazaAthenee, Nobu, ZIMA, галерея. Ибице, ChivasRegal, crystalRoederee, Челси – позывные тусовки,  сигналы, посылаемые «продвинутым». Не обойтись без WiFi  -  для понимающего достаточно. На страницах книги фигурируют персонажи гламура – Ян Шрагер и Стив Рабелл, Филипп Старк…

  • Лаундж-зона, выдержанная в традициях парижского Costes

Вот так закалялся «style».

Отношения людей представляются как сделки

  • Секретарша  socalledресторатора Исаева, у которого я несколько недель назад взял пятьсот долларов, в момент жестокого финасового кризиса, пообещав взамен включить его кафе для лохов «Окно»(идиотское название) в рейтинг «Городские кафе» на сайте «Путь. Ру».
  • Я «обрастаю связями», «вхожу в контакт», «пересекаюсь» и так далее.я тусую с массой полезных людей в надежде на то, что кто-то их них «протолкнет», «даст наводку», «поспособствует», «сделает звоночек» и все такое.

Здесь читают глянец – меню удовольствий GQи Vogue, обсуждают клубные истории проектов в Европе и штатах party, night-people, spa-салон. Сумки Tod’s, товары  PalZelieriPaul& Sharkвсе эти нескончаемые cartiertiffany- alainsilberschtain

Наш герой  - Дуxless,на щите которого словно написано «Буду работать за еду и шмотки. А ниже логотип Dolche& Gabbana» .

Мир  глянца представлен его атрибутами- брендами:

  • Ты начинаешь свой день с кофе и неспешно выкуренной сигареты под BlurPulpRadiohead, Cure, oasis, nirvana, Pearljam, SmashingPumpkins, Linkinpark, garbage.
  • Блокном Moleskine
  • Bosco Café
  • Темные очки Ray Ban Wraparound

Соответственны и  аллюзии:

  • Из-за алчной неврастенички, вообразившей себя Хербом Ритцем.
  • А на полу валяется дубленка , как в том клипе у Боно из U-2
  • Дальнейшее происходит как в боевиках Гая Риччи.
  • Надо иметь силы, чтобы уйти  а пике, - думаю я. – как Джамирокуай…»

Наш герой - Хомо брэндикус. Система брендов служит для идентификации свой –чужой в мире мумий. Он –англоман, если под этим понимать знатока современной американской музыкальной культуры. В его  голове играет Moby – “ We’re all made of stars”

Иной его ассоциативный ряд:

  • Двух молоденьких студентов, похожих на Кайли Миноуг
  • На этом комплексе сидят все топ-модели: Кейт Мосс, наоми…
  • Физиономия солиста A-Haпола Ваактаара.
  • Как в клипе satisfaction benassi.
  • Я похож на Джастина Тимберлейка, хотя мечтаю выглядеть, как Джим Моррисон. Мои кумиры – Курт Кобейн, Микки Рурк и Моррисcи. Ну еще немного Тупак Шакур. Нашу тусовку предал только Билли Коргна, возродивший “ Smasрing Pumpkins”.
  • Достаю из шкафа бутылку “Dewars”, залпом накатываю стакан. Вставляю в плеер диск с концертом Моррисси «WhoputMinManchester
  • Я хочу оказаться героем, которого играл Ривер Финикс в «Моем собственном Айдахо».

Западничество– программа и кредо юппи:

  • Я не могу позволить себе, чтобы в моей машине на заднем сиденье валялась книга с названием «Комбат атакует» или «Спецназ выходит на связь». Я не смотрю бригаду. Не люблю русский рок. У мен нет компакт-диска Сереги с «Черным бумером». Я читаю Уэльбека, Эллиса, смотрю старое кино с Марлен Дитрих. И свои первые деньги я потратил не на «бэху» четрырехлетнюю, как у пацанов. А на поездку в Париж.

Автор не лишен флера циничного юмора:

  • В Vogue, как и в любом модном ресторане, много проституток, выдающих себя за честных столичных девушек, и еще больше честных столичных девушек, выдающих себя за проституток…я зову эту категорию особей женского пола thetelki.

Им посвящен новый роман . Сюжет его лихо закручивается вокруг амурных дел журналиста и светского тусовщика Андрея Миркина . Ему талантливо мстят его женщины.

  • Клуб «рай» - наш передний край. Ха-ха-ха! так смешно, что блевать тянет. Я успокаиваю себя тем, что работа офисного планктона еще более непереносима.

Статус героя– дорогой костюм, дорогая машина , дорогой телефон. Рядом с ним- блондинистая сучка в  чем то прадо-гуччиподобном. Бутылка в ресторане предусмотрительно поставлена на стол так, чтобы большая часть зала могла видеть, что чувак лениво потягивает тысячу гринов.

герой циничен и дает четкие характеристики окружающим его манекенам тусовки:

  • Она оказалась в третьей серии киноэпопеи «Утраченные иллюзии» производства киностудии «это твоя жизнь, беби».
  • Несчастная бабища, перестала бороться с целлюлитом и он ее победил, как сорняки побеждают парниковые растения.

Цинизм современного мегаполисапродемонстрирован иописан сполна:

  • вроде бы я уже тысячу раз видел весь этот город – Содом. С его продажными телками…, с его продажными партнерами, готовыми опрокинуть любой совместный бизнес за грамм кокаина.. с людьми, больными гонореей души.
  • Что изменяет их? Что изменяет их лица. Манеру поведения и сознание? По моему мнению, пространство внутри Садового кольца вечерами превращается в некое подобие компьютерной игрушки, населенной людьми-пустышками…они превратились в тени людей. В некое подобие невидимок, которые могут выходить из дома только в ночное время суток, когда искусственное освещение скрывает то, что под оболочкой из макияжа, платья «Prada», джинсов «Cavalli» или костюма “Brioni” – скрыта пустота. Безусловно, гораздо легче замотать внутреннюю пустоту дресс-кодом и сидеть мумией в каком-нибудь кафе «Пирамида» или баре «Рамзес».

Достанется в этом мире и Интернету :

  • этот удивительный , волшебный мир. Мир, состоящий из порнографии, матерщины, неполиткорректных граждан и отсутствия всякой цензуры. Мир, открывающий человеку возможности праздношатания и перевоплощения. Пользователи сети – мы с вами. Анонимность раскрепощает до неприличия. Сеть затягивает. ирония над персонажами литпрома и ОГИ. ментальные бомжи живут в сети. толпа в сети гораздо яснее. В самых оригинальных из них не живут новые Берроузы, Че Гевары или Оруэллы.

Современная любовь немыслима без новейших технических дивайсов:

  • Я хотел любить ее по-настоящему, с ревностью, ожиданиями у подъезда, обвалом электронной почты, ICQи телефона.
  • Мы изнасиловали все доступные средства связи – телефоны, ICQ, почту, собственные  livejournals.
  • Посвящает мне километровые постинги в своем livejournal.

Известны мнения как творцов художественных произведений, так и критиков  о роли нетривиального словоупотребления в потоке художественного повествования, провоцирующего особенно сильную рефлексию (т.н. выдвижение, обманутое ожидание, актуализация). Эти вопросы разрабатывались в трудах русских формалистов, пражцев. При этом такой  художественный прием   ( метафоризация в широком смысле слова  ) служит целью пробуждения неявно данного смысла, созданию художественного эффекта, выполнению художественного задания текста – структуры, где всякий реально функционирующий элемент оправдывает этимологию слова «текст»– textus– « сотканный». Разработка элементов интерпретации текста важна для привлечения внимания и интереса обучаемых, к тому, как сказано, в противовес господствующей тенденции на освоение того, что сказано – освоению содержательности. Эта дидактическая  задача  не лишена пафоса рациональности. С этим связано и изучения  интереснейшей проблемы стиля –  гиперсемантизации, семантической иррадиации -  когда  одна актуализация окрашивает весь текст, придает ему определенный смысл.

Категория актуализации – необходима для разработки теории интерпретации художественного текста, позволяет говорить о стилистической функции того или иного художественного приема (не всякая метафора свежа, уместна), выводит к более тонкому анализу художественной речи, нежели тривиальному исчислению художественных приемов.

 Все это вновь подводит исследователя к серьезному разговору что есть стандарт письма и отклонение от стандарта, риторически значимое – к пониманию актуализации  как творческого компонента в замысле эффективной речи (Я. Мукаржовский).

 

ЛИТЕРАТУРА

Богин Г. И. Субстанциальная сторона понимания текста. Тверь, 1993.

Минаев С. Духless. Theтелки. М., 2008.