Колупаев В.Е. (г. Москва) АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВИЧ СТЕФАНОВСКИЙ: СУДЬБА, РОДИНА, ЧУЖБИНА

Сведения об авторе: Колупаев Владимир Евгеньевич, род. 1964, доктор исторических наук, исследовательский центр «Христианская Россия» («Russia Cristiana), Италия. Тема научного интереса: История Русского Зарубежья, автор монографий «Русскиев Магрибе» (М.: Пашков дом, 2009. 416 с.) и «Православная книга русского зарубежья первой половины XX века: из истории типографского братства Иова Почаевского, Волынь-Карпаты, 1903-1944» (М.: Пашков дом, 2010. 304 с.

История повседневности XXвека, наряду с примерами из отечественной бытийной картины содержит также примеры лкальной истории из жизненной практики наших соотечественников в Русском Зарубежье. Персоналия одной из таких личностей привлекает наше внимание, это русский офицер, эмигрант, верующий христанин. Его биография проясняет штихи малой истории, продолжаемой на чужбине, как единого пространства русского исторического поля, неотделимого из общего спектра национальной истории. Наш протагонист оставил после себя след в истории русской общины в Марокко.

Итак, русский офицер - Александр Федорович Стефановский. Воспользуемся доступными документами, которые хранятся в приходском архиве храма Воскресения Христова в столице королевства Марокко городе Рабате. Фонд архива не описан и весьма условно может именоваться архивом, т.к. это это группа разрозненных бумаг, находящихся в картонных коробках, старых чемоданах, сложенных в общую кучу на колокольне храма. Канцелярские бумаги, выступающие в данном случае в качестве источника сведений о человеке, сообщают: «Родился 2/15 июля 1884 г. в Киеве, вероисповедания православного, женат - на Елене Николаевне Вишневецкой. Образование - гимназия и артиллерийское училище. Специальность - преподаватель математики» [1]. А. Стефановский, как и многие подобные му люди, посвятившие себя военной карьере в дореволюционной России пошел учиться в военное учебное заведение, он закончил Михайловское училище, а это было одно из лучших учебных заведений в стране. Мемуарист, по этому поводу писал об артиллерийских офицерах: «…носивших бархатные воротнички, что являлось уже само по себе признаком принадлежности к ученому роду оружия. Многие из них подчеркивали свою образованность… и вообще держали себя с некоторым чувством превосходства над скромными пехотинцами и легкомысленными кавалеристами» [2].

Капитан артиллерии участвовал в походах, был ранен, имел знаки отличия. Эмиграция разлучила Александра Федоровича с семьей, жена осталась на родине [3].

Оказавшись на юге России, Александр Федорович принимал участие в боях на стороне Добровольческой армии. На кораблях Черноморского флота эвакуировался из Крыма. Очевидно, причину, по которой, сухопутный офицер, вдруг оказался на флотской службе, поможет понять следующая цитата: «Все корабли, как боевые, так и транспортные обслуживались весьма пестрым составом: более 50 % всего состава команды было набрано из интеллигентной молодежи: студентов, техников, гимназистов и т.д., малый процент составляли солдаты, казаки и рыбаки и незначительный – кадровые кондукторы и старые военные матросы. Много было офицеров армии, занимавших должности матросов, а иногда и офицерские. Административные (командные) должности были заполнены за весьма редким исключением офицерами флота и инженер механиками… флот держался только силою духа и неутомимостью энергии лучшего элемента из числа офицеров и команды, выполняя оперативные задания» [4]. В Константинополе на эскадру были приняты новые люди взамен выбывших [5].

Службу свою, А. Стефановский проходил на линейном крейсере «Генерал Алексеев» [6]. Здесь пригодились навыки и знания офицера-артиллериста. В одном из номеров «Морского сборника» узнаем о том, что «для пополнения знаний молодых офицеров на Эскадре организованы классы Подводного плавания и Артиллерийский на линейном корабле «Генерал Алексеев» [7].

Далее, судьба этого человека претерпела все те изменения, которые коснулись русской эскадры. В одной из папок приходского архива, где хранятся личные бумаги А. Ф. Стефановского, есть следующий документ. Это - «Приказ № 690», за подписью временно исполняющего дела Командующего Русской эскадрой в порту Бизерта. В части распорядительной читаем: «Вследствие сокращения бюджета французского Морского министерства, на иждивении которого находится Русская эскадра, морским Префектом получено распоряжение из Парижа о сокращении штатов нашей Эскадры. Неблагоприятно сложившиеся для нас обстоятельства вынуждают меня списать большую часть личного состава, честно и бескорыстно не только заботившегося о сохранении национального достояния, но своим трудом доведшего его материальную часть до полной исправности. Отлично сознавая, что только чувство долга может служить некой наградой за произведенную работу, все же прошу списываемых принять мою глубокую благодарность. Контр-адмирал М.А. Беренс» [8].

В другой бумаге читаем: «Удостоверение... Предъявитель сего, капитан полевой артиллерии Стефановский Александр, - уволен от службы в Русской эскадре по соглашению с французскими властями для проживания своим трудом… Выдано в порту Бизерта, 14 ноября 1921 г.» [9].

В составе русской партии А.Ф. Стефановский прибывает во французскую зону Марокко, где устраивается топографом. Видя острую нужду для русской колонии в моральной поддержке со стороны церкви, инженер, излагает все обстоятельства и условия существования своих соотечественников в письме высокопреосвященному архиепископу Вениамину (Федченкову) викарию владыки Евлогия, митрополита русских церквей в Западной Европе. Внимая его просьбе, из Парижа присылают в Марокко священника, и начинает зарождаться церковная жизнь.

Впоследствии, приехавший из Москвы протоиерей Николай Захаров, при составлении первой исторической справки о приходе напишет: «Вся русская община объединилась вокруг церкви. Старостой храма до конца своей жизни был Александр Федорович Стефановский. Свои, нелегко собранные денежные средства он пожертвовал на строительство колокольни» [10].

О том, как это происходило, остались воспоминания архимандрита Варсонофия: «В начале 1932 г. окончена была постройка храма, но не было при нем колокольни, на которую из-за неимения средств нельзя было рассчитывать. В это время небогатый топограф А.Ф. Стефановский выразил желание построить колокольню на свои скромные средства. Выполнить план колокольни взялся подрядчик итальянец за 25 000 франков» [11].

Церковное руководство отметило труд, русского инженера. В апреле 1955 г. из Парижа, за подписью Экзарха Московской патриархии в Западной Европе архиепископа Клишского Николая (Еремина) [12] на имя Александра Федоровича Стефановского была прислана грамота, в которой говорилось: «Во внимание к Вашему многолетнему служению Церкви Божией в должности церковного старосты храма Воскресения Христова в Рабате, преподается Вам наше архипастырское благословение» [13].

        

Возможно, что с именем Александра Стефановского, или кого-то из его сослуживцев по эскадре, связано появление в Воскресенском храме Рабата икон, напоминающих трагическую судьбу русского флота. Одна из этих икон - образ святителя Николая Мирликийского, который почитается, как покровитель моряков, и другая икона - святого Павла Исповедника, покровителя Морского корпуса.

Всю жизнь в Марокко А. Стефановский прослужил в топографической службе, в отставку вышел в 1948 г., получив незначительную пенсию. Насколько скромным, непритязательным был этот человек, проживавший в фактической бедности, говорит опись его имущества, составленная после смерти: «…пиджаков поношенных – 2, большая этажерка, трюмо очень простое, инструмент, ножовки – старые, гаечные ключи…» [14].

Скончался Александр Федорович в Рабате 20 марта 1957 г., погребен в русской часовне на европейском кладбище.

Примечания

  1. Сертификат, 14.11.1921, Бизерта. Воскресенкий храм. Марокко. Архив. Фонд не описан (далее ВХРМ).
  2. Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. М.: Военное издательство, 1988. С. 90.
  3. Выписка из клировой ведомости. ВХРМ.
  4. Борисов. Обзор деятельности и жизни русской эскадры в Бизерте // Морской сборник. Бизерта. 1922, № 1. С. 2-3.
  5. Там же. Указ. соч. С. 6.
  6. Удостоверение, 14.11.1921 ВХРМ.
  7. Борисов. Указ. соч. С. 13.
  8. Приказ за № 690, от 31.10.1921, за подписью контр-адмирала М.А. Беренса. ВХРМ.
  9. Удостоверение, 14.11.1921. Там же.
  10. Захаров Николай, протоиерей. Историческая записка. Отдел Внешних церковных связей Московского патриахата (далее МП). Архив. Дело Воскресенского храма.
  11. Историческая записка о жизни православного русского прихода в Марокко и о создании постоянного храма в Рабате. ВХРМ.
  12. Николай (Еремин)( + 1985), с 1953 епископ Клишский, с 1954 – архиепископ и Экзарх МП в Западной Европе, с 1960 - митрополит Корсунский, основатель братства Святого Иоанна Предтечи в Вильмуассон, под Парижем.
  13. Грамота. ВХРМ.
  14. Опись вещей оставшихся после смерти А.Ф. Стефановского. ВХРМ.