Король Ж.В. (г. Сургут) ИНСТИТУТ ЖАЛОБ НА МУНИЦИПАЛЬНОМ УРОВНЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД

Сведения об авторе:Король Жанна Владимировна, канд. ист. наук. ГОУ ВПО «Сургутский государственный университет Ханты-Мансийского автономного округа – Югры», г. Сургут.

Согласно юридическому потенциалу, предоставленному Городовыми Положениями 1870 и 1892 гг., институты местного управления в пореформенный период должны были создать необходимые условия для приближения власти к населению, сформировать мобильную систему управления, достаточно приспособленную к региональным и локальным особенностям городов, а также способствовать процессу развития гражданских инициатив их населения.

В подпункте б) п. 2 главы I«Общие положения» Городового Положения 1870 г.  определено, что к предметам ведомства городского общественного управления принадлежат «дела по внешнему благоустройству города, а именно: попечение об устроении города, согласно утвержденному плану; заведывание, на основании правил, ниже изложенных (ст. 55 п. 5, 103–108), устройством и содержанием улиц, площадей, мостовых, тротуаров, городских общественных садов, бульваров, водопроводов, сточных труб, каналов, прудов, канав и протоков, мостов, гатей и переправ, а равно и освещением города» [1, 821-822]. В п. IV. Городового Положения 1892 г. также указано, что к предметам ведомства городского общественного управления принадлежат «содержание в исправности и устройство состоящих в ведении общественного управления улиц, площадей, мостовых, набережных, пристаней, бечевников, тротуаров, общественных садов, бульваров, водопроводов, сточных труб, каналов, прудов, канав, мостов, гатей и переправ, а также освещения городского поселения». Попечение о лучшем «устройстве городского поселения по утвержденным планам, а также о мерах предосторожности против пожаров и других бедствий» было предписано в п. VII [2].

В соответствии с Городовыми Положениями 1870 и 1892 гг., а также теоретическими разработками Л.А. Велихова, В.Н. Семенова и других исследователей можно выделить следующие компоненты внешнего благоустройства:

1. Планировка и перепланировка города;

2. Строительство сухопутных и водных путей сообщения (улицы, тротуары, мосты; переправы, пристани, пруды) и их эксплуатация (очистка улиц и площадей, сточные канавы и ливнестоки);

3. Водоснабжение города (водопроводы, артезианские колодцы, водовозы, обеспечение населения кипяченой водой);

4. Озеленение (сады и парки, скверы и бульвары, уличные насаждения, оранжереи);

5. Освещение, электрификация.

Наличие в городе выше рассмотренных компонентов  благоустройства характеризовало город как благоустроенный, цивилизованный.

В соответствии с институциональным методом, институты рассматриваются как формальные и неформальные «правила игры», существующие в обществе. Они структурируют и упорядочивают человеческую деятельность, долговечны, устойчивы и инертны [3, 41]. В составе институтов Д. Норт выделяет три главных составляющих: неформальные ограничения (традиции, обычаи, социальные условности); формальные правила (законы, административные акты и т.п.); механизмы принуждения, обеспечивающие соблюдение правил (полиция, суд и т.д.) [4, 28].

Благодаря применению институционального метода осуществлена возможность изучения в качестве индикатора деятельности и принятия управленческих решений институт жалоб. Обращения населения являются механизмом обратной связи, регулятором деятельности региональных органов, которые представляют собой политический институт, являющийся элементом исторически сложившейся структуры принятия решений и определяющий формы контроля над реализацией принятых решений [3, 47].

Примером полного жизненного цикла рассмотрения обращения является «Случай с Евфросинией Васильевой Новоселовой», который начался после поступления в томскую городскую управу в апреле 1878 г. от Томской 2-й гильдии купчихи Паи Борисовой заявления, написанного и подписанного в связи с её безграмотностью мещанином, следующего содержания: «Находится в моем заведывании недвижимое имущество состоящее Сенной города Томска части по Магистратской улице принадлежащее томскому мещанину Ефиму Шварцу, и рядом с этим имуществом состоит таковое же принадлежащее тюменской мещанке Евфросинии Васильевой Новоселовой и мимо этих имуществ проведена канава, которую против своего дома Новоселова по многократным моим требованиям не очищает от чего находящиеся в заведывании моем имущества стекает от нее дома воды гнилые, а потому вынужденнаю нахожусь утруждать городскую управу своею просьбою и прошу понудить Новоселову к очистке против дома ее канаву, чем меня удовлетворить» (ГАТО. – Ф. 233. – Оп. 2. – Д. 127. – Л. 20).

Томская городская управа 1 мая 1878 г. в сенную частную управу № 1370 направила обращение купчихи о том, что «Пая Бистлер заявлением поданным 30 сего апреля довела до сведения управы, что соседка ея Томская мещанка Евфросия Новоселова не очищает проходящую мимо дома ея канаву от чего сделался застой воды и накопляются нечистоты, вследствие чего и просит о понуждении Новоселову к очистке канавы» (ГАТО. – Ф. 233. – Оп. 2. – Д. 127. – Л. 21).

В ходе рассмотрения обращения был составлен 23 мая 1878 г. акт вследствие заявления содержателя дома мещанина Шварца крестьянина Демьяна Филина, о том, что «томская мещанка Евфросинья Новоселова не очищает проходящую мимо дома ея водосточную канаву от чего сделался застой воды и накопляются нечистоты, так что затопило весь нижний этаж дома Шварца, так что в нижнем этаже этого дома разрушен пол и печи» (ГАТО. – Ф. 233. – Оп. 2. – Д. 127. – Л. 24.,  ЛЛ. 24об., 25).

В результате 28 мая 1878 г. с нарушительницы «общественного порядка и спокойствия» взяли следующую расписку: «Я нижеподписавшаяся Енисейская мещанка Ефалия Новоселова даю сию подписку помощнику пристава сенной частной управы Астафьеву в том отношении полицейской городской управы от 1 мая за № 1370 мною объявлено и я обязуюсь непременно очистить канаву, проходящую мимо дома моего и на будущее время не накоплять никаких нечистот» (ГАТО. – Ф. 233. – Оп. 2. – Д. 127. – Л. 26).

Таким образом, архивные документы раскрывают нам механизм решения конфликтной ситуации, рассмотрение которой на официальном уровне было инициировано с помощью обращения. Следует отметить, что полиция осуществляла наблюдение за соблюдением правил, установленных в обязательных положениях, штрафовала нарушителей. Кроме того, жители города сами сообщали в полицию на соседей, если не велась регулярная уборка и очистка прилегающей к частным владениям территории улицы. К.В. Лен отметил, что «опыт городских самоуправлений, на примере Томской губернии, показывает, что работа по охране правопорядка не может быть лишь уделом правоохранительных органов, а требует активной поддержки со стороны местной и центральной властей, и никогда не будет успешной без участия в ней общественности» [5, 156].

Обычно для рассмотрения заявления обывателя или группы жителей направляли муниципального специалиста или комиссию, в которую в качестве одного из членов входил представитель полиции.

При рассмотрении обращений обывателей муниципальные власти разрешали, утверждали, соглашались с фактом выполнения работ обывателями самостоятельно или через доверителя. Запросы в форме ходатайств на разрешение в основном носили индивидуальный характер. На подобные заявления обычно следовала «резолюция присутствия: Согласно ходатайству мещанина Фролова дозволить ему укрепление горы деревянными срубами» (ГАТО. – Ф. 233. – Оп. 2. – Д. 880. – Л. 12).

Анализ архивных документов позволяет сделать выводы, что среди наиболее встречающихся случаев присутствуют обращения-жалобы на действия соседей, с целью получить содействие в решении конфликтной ситуации. Далее по распространённости следуют обращения-ходатайства с целью получить санкцию на проведение работ с профилактической целью, например, прорыть канаву для того, чтобы избежать затопления соседей. Нередко горожане выступали в роли информатора проблемных мест городского хозяйства.

 

Список литературы

1. Именной указ, данный Правительствующему сенату. Высочайше утвержденное Городовое положение от 16/28 июня 1870 г. [Текст] // Полное собрание законов Российской империи. Собр. II. Т. XLV. Отд-ние 1-е. – СПб. 1874. – Cт. 48498. – С. 821–839.

2. Свод законов Российской Империи. — Т.2, — Кн. 1. — М., 1910. — С. 281-282.

3. Кирдина, С.Г. Политические институты регионального взаимодействия: пределы трансформации [Текст] / С.Г. Кирдина // Общественные науки и современность. – 1998. – №5. – С.41–50. 

4. Норт, Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики [Текст] /Д. Норт. – М.: Фонд экономич. книги «Начала», 1997. – 185 с.

5. Лен, К.В. Проблемы охраны общественного порядка в деятельности городских самоуправлений Томской губернии (70-90 гг. XIXв.) // История становления органов внутренних дел России: взгляд из XXIвека: Межвузовский сборник научных статей. Барнаул: Изд-во Барнаульского юрид. ин-та МВД России, 2001. – СС. 144 – 157.