Чуркина Н.И. (г. Омск) УКЛАД ЖИЗНИ ВОСПИТАННИКОВ УЧИТЕЛЬСКОЙ СЕМИНАРИИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX- НАЧАЛО XX вв.)

Сведения об авторе: Чуркина Наталья Ивановна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики Омского государственного педагогического университета.

Во второй половине XIX века, после серии либеральных реформ, в том числе и реформы образования, произошел быстрый рост образовательных учреждений, в связи, с чем встал вопрос о необходимости развития сети педагогических учебных заведений. Учительские семинарии стали первой и самой массовой формой педагогического образования России.

В Западной Сибири до 1917 года было открыто 7 учительских семинарий, образцом для которых стала Омская семинария, торжественно открытая 25 апреля 1872 года. Согласно типовому положению семинария имела 3-х годичный курс, с количеством учащихся 60 человек. 

Возможность получения бесплатного профессионального образования сделала учительские семинарии особенно популярными среди малоимущих слоев населения. На протяжении всей деятельности в них наблюдался рост доли крестьянского сословья в контингенте учащихся семинарий региона. Так в1877-78 учебном году в Омской учительской семинарии обучалось 73 человека, из них: к дворянскому сословью относилось 9 человек, духовенству -11, городскому сословью – 36, крестьянскому -17. [1, с.7-8] В 1905 году из 29 учащихся первого класса к крестьянскому сословью принадлежали 12  человек, городскому – 10, из чиновников- 1, к учительским детям – 2, к низшим воинским чинам – 3, из киргиз - 1. [2, с.3-4] Можно увидеть, что за 25 лет увеличилось соотношение крестьян и непривилегированных городских сословий. В связи с чем перед педагогическими коллективами изначально стояли нетипичные задачи.  Как отмечал педагогический коллектив Новониколаевской семинарии в 1913 году: «первые усилия педагогического персонала были направлены на то, чтобы сделать из них благовоспитанных людей, приучить к опрятности постели, платья. Кроме того, у многих замечалась отсутствие навыка к систематическому труду и неаккуратное посещение богослужения. [3, с.220]

Вся жизнь воспитанников учительских семинарий строилась в соответствии с религиозным календарем и православными ценностями. В основных нормативно-правовых документах отмечалось, что учительские семинарии призваны «утверждать учащихся в святых истинах веры, получать отчетливые в ней познания, причем, главное стремление должно быть направлено к возбуждению в сердцах их теплых чувств благоговейной любви к Богу и Божественному Спасителю и горячей преданности Государю Императору, уважение к закону и гражданскому порядку, любовь к своему делу и душевное желание влить в сердца поручаемых им детей. Чувства веры и добродетели, должны быть сроднены со всеми помышлениями воспитанников». [4, с.447] Учительские семинарии должны были служить целям государственной политики на окраинах Российской империи и воспитывать будущих учителей в духе православия.  С этой целью в семинариях соблюдались посты и отмечались христианские праздники, учащиеся совместно с преподавателями должны были посещать богослужение в воскресные и праздничные дни, пели в церковном хоре, что в условиях индифферентного отношения сибиряков к религии было особенно важно. Религиозные обязанности семинаристов закреплялись в первом пункте правил для учащихся, за исполнением которых следила администрация учебных заведений. В государственном архиве Омской области содержатся документы, в которых директор учительской семинарии запрашивал у настоятеля ближайшего к семинарии храма сведения о том, кто из учащихся не посетил исповедование и причастие.

Образовательный процесс семинарии строился на регламентации и контроле, причем не только во время учебных занятий, но и в свободное и каникулярное время.  Контроль над поведением воспитанников осуществлял штат наставников: наставники-руководители, наставники-наблюдатели, наставники-дежурные. В начале учебного года между всеми преподавателями семинарии, за исключением законоучителя (в его обязанности входил общий надзор за воспитанниками, их нравственное воспитание), закреплялись учащиеся (в среднем от 15 до 20 человек).   Наставники несколько раз в месяц обязаны были посещать частные квартиры учащихся, просматривать журнал, в котором семинаристы отмечали время выхода и возвращения; следить за тем, что читают воспитанники, с кем дружат, наблюдать за состоянием их здоровья. Понимая объективную сложность осуществления надзора со стороны наставников при размещении учащихся на частных квартирах, при семинариях администрация стремилась открыть интернат или общую квартиру. Но до 1917 года собственные интернаты были открыты только при 3 семинариях.

Наставникисеминарий исполняли по очереди дежурство, как в будни, так и в праздничные дни. В Павловской семинарии они «зорко следили за поведением воспитанников в течение всего дня, присутствовали на молитвах, следили за порядком в семинарии, спальнях, классах, столовой, за надлежащей вентиляцией помещений, внешним видом учеников, выполнением гигиенических правил, опозданием. Дежурные следили за началом и окончанием занятий, проведением свободного времени в интернате: выполнением уроков, прогулками.[5]  

Не смотря на значительную нагрузку учащихся семинарии по теоретическим и практическим дисциплинам, педагогические коллективы  стремились подготовить своих подопечных к жизни сельского учителя. На что были направлены «занятия ремеслом, садоводством и огородничеством, которые кроме собственно педагогического значения послужат отличным средством занять свободное время, которого так много у начального учителя, чем и будет предотвращена праздность и безделие». [6, с.451] С этой же целью в учительских семинариях проводились воскресные чтения «в виде приучения семинаристов к сообразному употреблению свободного времени в праздничные дни, а также предотвратить их от наклонности к грубым удовольствиям и постепенного образования в них наклонности к удовольствиям благородным эстетического вкуса». [7, с.17] Сходная практика сложилась и в других семинариях региона. Для развития среди учащихся эстетического вкуса в Омской и Семипалатинской семинарии были организованы занятия скрипкой, воспитанники участвовали в благотворительных спектаклях и концертах.

Признавая важность нравственных качеств для хорошего учителя народной школы, поведение воспитанников семинарии было объектом пристального внимания со стороны педагогического коллектива. На заседаниях Педагогического Совета происходил подробный разбор проступков учащихся, за которые, в зависимости от их тяжести накладывалось взыскание, оно варьировалось от оставления после уроков в классе, снижения оценки за поведение, лишения стипендии на несколько месяцев, сообщения о проступке родителям, до радикальной меры - исключения из семинарии с обязанностью возвратить стипендию за весь период обучения. Данное взыскание всегда применялась с резолюцией: «в виду нравственной испорченности» или «нет раскаяния и надежды на исправления».   

Принадлежность воспитанников семинарий к малоимущим слоям населения, не позволяла им рассчитывать на финансовую помощь родственников, уровень их жизни определялся размером стипендии. Как демонстрируют источники, на протяжении всей истории существования семинарий, материальное положение воспитанников только ухудшалось. В 1882 году директор Омской семинарии отмечал: «казенные и частные стипендиаты получают по 100 рублей в год, но у последних из этой суммы вычитают 5 рублей на учебники и учебные пособия, так что в месяц приходится от 7 рублей 21 копейки до 8 рублей 33 копеек.  Квартиры, которые в 1873-1874 гг. стоили 4-5 рублей, теперь стоят 5,5 - 8 рублей. Остается 1 рубль на уплату прачке, освещение и письменные принадлежности, таким образом, из месячного содержания на одежду, обувь, белье не остается ничего». [8, с.40] Рост цен на квартиры и продукты питания в 1900 году привели к тому, что дополнительный заработок в эти годы стал повсеместным явлением даже для воспитанников первого курса: из 77 учащихся семинарии давали уроки 27 человек. [9, с.21]

Большая учебная нагрузка в семинарии, приискание побочных заработков, плохие условия жизни на квартирах, скудное питание (в основном чай, булки и молоко) приводили к ухудшению здоровья учащихся. В ежегодных отчетах  семинарские врачи сообщали данные о числе и характере заболеваний, пропущенных по причине болезни уроках. В 1898 году наиболее частыми заболеваниями среди учащихся Омской учительской семинарии были перемежающая и тифозная лихорадка, острый катар желудка и кишок, острый ревматизм, тиф, цинга, нервное сердцебиение и порок сердца, трахеит, катар зева, глаз и век, малокровие. По мнению врача, большая часть заболеваний была связана с трудными условиями жизни молодых людей. В зимнее время года учащиеся вынуждены были пропускать уроки по «неимению теплой обуви, платья». [10, с.11об.]Слабое здоровье воспитанников вынуждало администрацию вносить изменения в традиционный религиозный уклад. В Ялуторовской семинариииз-за дороговизны рыбы начальница не смогла устроить постный стол в рождественский пост, признавая, что многие ученицы страдают малокровием.[11]Врач Новониколаевской семинарии возбудил ходатайство о смягчении постов для воспитанников, после которых усиливается малокровие, снижение остроты зрения. Рацион питания семинаристов и в скоромный период состоит из картофеля, капусты и гороха.[12] 

Регламентация жизни воспитанников, строжайшая дисциплина, ограничение связи с семьей и другие меры, направленные на  предупреждение проступков семинаристов, давали позитивный результат только в первые десятилетия деятельности учительских семинарий. Динамика проступков воспитанников старейшей в регионе, Омской учительской семинарии, показывает их тесную связь с общественными процессами, изменить которые не могла даже самая стройная система воспитания.   

В 1872-1880 гг. –  проступки совершали, в основном, ученики 1 класса, приезжавшие в большой город из небольших селений, выходившие из-под опеки родителей. Данные нарушения были характерны для отдельных  воспитанников, реже они совершались в паре, и состояли: в манкировании уроками, употреблении вина, драках и т.д.

В 1880-1900 гг. – появились первые групповые нарушения, в основном связанные с распитием спиртных напитков, происходивших на квартирах воспитанников.

В 1900-1907 гг.- период массовых выступлений воспитанников с учебными, социальными  и политическими требованиями. В 1900 году на заседании Педагогического Совета рассматривали вопрос о сходке, бывшей на квартире семинариста, где обсуждали способы выражения протеста против установившейся в семинарии жесткой дисциплины, связанной с приходом нового директора. Организаторы сходки были исключены из семинарии.   

В период подъема политической активности сибирского общества в 1906-1907 гг. семинаристы апробировали различные виды выступлений. Так в феврале 1905 года учащиеся  выступили против нового учителя истории, который, по их мнению, преподает не интересно; в апреле учащиеся первого и второго класса семинарии написали петицию учебной администрации против проведения переводных экзаменов. В сентябре 1905 года в поддержку уволенного из семинарии воспитанника Кайгородцева, учащиеся 2 и 3 классов два дня не выходили на занятия. А в октябре группа семинаристов написала статью в газету, где сообщила о положении дел в семинарии.

Накал социальной активности в городах сохранился и в 1906 году. 8 марта семинаристы провели митинг, на котором объявили забастовку в поддержку уволенного гимназиста Омской мужской гимназии; 1 мая воспитанники (18 человек) провели забастовку, выражая сочувствие рабочим всех стран. Выход в требованиях за рамки учебных проблем показал воспитанникам эффективный способ трансформации ненавистного порядка семинарской жизни, они отказывались «слепо подчиняться». Петицию с требованиями изменить самые одиозные правила в сентябре 1906 года подписали уже 46 воспитанников, многие из которых в последствии  были исключены из учебного заведения.

Повсеместные выступления воспитанников учительских семинарий в 1905-07 гг. вынудили администрацию и власть изменить прежние методы контроля и регламентации. 7 февраля 1907 г. вышел Циркуляр Попечителя Западно-Сибирского учебного округа, разъясняющий рекомендации Министерства народного просвещения, о новых подходах к организации деятельности в  учебных заведениях. В нем предлагались не традиционные для учительских семинарий педагогические подходы:

- применять педагогические меры сообразно возрасту и индивидуальным особенностям;

- общаться с  семинаристам как со взрослыми, как с будущими учителями;

- не третировать семинаристов как мужиков (указывая им на крестьянское происхождение), помочь им оставить все грубое «мужицкое»;

-  к репрессивным мерам прибегать не следует;

- больше внимание уделять ученикам, сделать жизнь воспитанников возможно теплее, светлее уютнее (они оторваны от родительской семьи, удручающе действует неприветливая казарменная обстановка);

- избавить воспитанников от разных лишений (обувь, белье, платье);

- не надо преследовать ученика за малейшее проявление своей воли, своих индивидуальных желаний.

Основной лейтмотив документа «школа – не казарма, воинская дисциплина здесь не уместна». Предложения министерства в большинстве учебных заведений региона были восприняты положительно, но в Омской учительской семинарии только смена директора, а главное, снижение накала выступлений в обществе, ввели жизнь семинарии в привычное русло. Но эти события не прошли бесследно, воспитанники увидели свою силу и освоили новые для себя приемы воздействия на руководство.  

В 1907-1917 гг. – в ответ на смягчение режима произошло общее падение дисциплины, распространенным явлением в семинариях стали пропуски уроков, непосещение богослужения, массовое опоздание к началу занятий. Место политическим требованиям уступили групповые выступления по различным учебным проблемам. В начале 1907 года учащиеся 3 класса заявили о необходимости отменить вечерние занятия ручным трудом, т.к. они не успевают готовиться к теоретическим занятиям. Педагогический Совет  был вынужден признать перегрузку воспитанников, у которых теоретические занятия длятся до 15.30, а  после обеденного перерыва стоит еще один час ручного труда каждый день. Помимо этого, учащимся необходимо выполнять срочные сочинения, вести дневники, составлять характеристики учащихся, готовиться к пробным и самостоятельным урокам, к тому же регулярно проводились вечерние педагогические конференции и спевки. Эти требования поддержал и Педагогический Совет, приняв решение сократить число ежедневных уроков на 2-3 часа (за счет ручного  труда и гимнастики). [13, с.58]

За годы подъема политической активности уклад жизни воспитанников педагогических учебных заведений серьезно изменился, в Ялуторовской семинарии в 1913 году течение года воспитанницы несколько раз под наблюдением надзирательницы были на любительских спектаклях и танцевальных вечерах, зимой при семинарии был устроен каток и горка. [14]Директор Тобольской семинарии в 1916 году просил разрешение совместно с другими средними учебными заведениями  открыть летом купальню для обучения воспитанников плаванью и гребному спорту. [15]

Таким образом, осмысление специфики деятельности учительских семинарий Западной Сибири помимо нового фактического материала, дает повод задуматься о значимости и возможностях осуществления воспитания в профессионально-педагогических учебных заведениях. В современных российских условиях при возрастающей загруженности родителей, доступности для учащихся разного возраста средств массовой информации, именно школа и  учитель становятся единственным гарантированным источником правильно организованного воспитания подрастающего поколения.  

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Государственный архив Омской области  Ф. 115. Оп.1. Д. 7
  2. ГАОО. Ф. 115. Оп.1. Д. 70
  3. Государственный архив Томской области. Ф.126. Оп.2. Д. 2987
  4. Григорьев В.В. Исторический очерк русской школы, М. 1900
  5. ГАТО. Ф. 126. Оп.2. Д. 2339
  6. Григорьев В.В. Указ. соч.
  7. ГАОО. Ф.115. Оп. 1. Д.12
  8. ГАОО. Ф. 115. Оп.1. Д. 70
  9. ГАОО. Ф. 115. Оп.1. Д. 31
  10. ГАОО. Ф. 115. Оп.1. Д. 7
  11. ГАТО. Ф. 126. Оп.1. Д. 2163
  12. ГАТО. Ф. 126. Оп.2. Д. 2888
  13. ГАОО. Ф. 115. Оп.1. Д. 74
  14. ГАТО. Ф.126. Оп.2. Д. 2987
  15. ГАТО. Ф 126. Оп.2. Д. 2687