Сафарова И.В. (г. Пятигорск) РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ МУЗЕНОГО ДЕЛА ДЛЯ ИТЕЛЕЙ Г. СТАВРОПОЛЯ И ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX вв.

Сведения об авторе: Сафарова Ирина Вячеславовна, директор Государственного музея-заповедника М.Ю.Лермонтова, г. Пятигорск.

Сегодня невозможно переоценить ту роль, которую играли провинциальные музеи России в качестве объединяющего культурного, воспитательного, образовательного и духовного центра для населения городов и сел в конце 19 – начале 20 вв. Рассмотрим эту роль на примере музеев г.Ставрополя, показав их влияние на повседневную жизнь локального сообщества.

В 1881 г. Дирекция  народных училищ учредила в г. Ставрополь Педагогический музей с отделами богословия, философии, истории, географии, естествознания, медицины, сельского хозяйства, технологии, искусства, педагогики, торговли и промышленности. Еще один Педагогический музей располагался в здании ставропольского городского четырехклассного училища, о котором в ноябрьском 1896 г. номере газеты «Северный Кавказ» сообщалось следующее: «… в настоящее время музей располагает массою самых разнообразных, представляющих глубокий интерес в научном отношении, экспонатов, среди которых редкие экземпляры древности. Этим обстоятельством и объясняется большой интерес к музею не только горожан». Среди экспонатов музея были минералы, коллекция огородных и древесных насекомых, разные сорта различного шелка и т. д. В музее нередко устраивались музыкально-литературные утренники, представлялись пьесы, исполняемые учащимися. Среди посетителей музея были как жители Ставрополя, так и учащиеся с родителями из других губернских городов и сел.[1]

Несмотря на наличие педагогических музеев, Г.К.Праве в обращении в Ставропольскую городскую думу отметил, «в каком примитивном состоянии находятся школьные музеи (если только их можно назвать музеями) наших городских школ и гимназий; особенно женских, равно как и других учебных заведений города Ставрополя, за невозможностью по дороговизне устройства и отсутствию у города свободных средств иметь при каждом учебном заведении хотя бы мало-мальски сносные музеи...»[2]. Чтобы исправить это положение, Г.К.Праве в 1904 г. предложил передать в собственность города свои коллекции по всем отраслям естествознания и библиотеку, которые он собирал более двадцати лет. Эта коллекция и составила основу подвижного музея учебных пособий, названного в честь жены Г.К.Праве «Подвижным музеем учебных пособий имени Марии Васильевны Праве». При выборе Г.К.Праве в почетные граждане Ставрополя в феврале 1917 г. гласные думы заявили: «В октябре 1904 года Г.К.Праве принес в дар городу Ставрополю принадлежащую ему библиотеку и научные коллекции, которые собирались с большим знанием и любовью в течение многих лет, тратя на это свои личные средства и отдавая этому делу много энергии. Таким образом, было положено начало большому культурному делу в городе Ставрополе, обладающем ныне музеем, который является самым обширным на Северном Кавказе и по справедливости является нашей общей гордостью»[3].

По мнению Г.К.Праве, историческая ситуация, сложившаяся в начале XX в. настоятельно требовала приобщения народных масс к просвещению: «Для этого, помимо всевозможных школ и учебных заведений различных типов, для подержания и культивирования в народных массах знаний, приобретенных в школах или для приобщения этих масс к знанию и поднятия их умственного и нравственного уровня, если они были лишены возможности пройти типизованную школу одним из первых и наилучших средств являются родные музеи, устроенные в новых (совершенно отличных: от старых традиционных) началах, с обширной при них аудиторией и библиотекой»[4].

Музей состоял из двух подразделений: стационарного и подвижного. Основу экспозиций стационарного музея составляла теория науки (химия, физика, физическая и математическая география, астрономия, геология, петрография, палеонтология, ботаника, зоология беспозвоночных и позвоночных, анатомия и физиология человека в здоровом и больном состоянии, этнография с антропологией и археология). Вокруг этого центра и параллельно ему группировались коллекции по отраслям сельского хозяйства и промышленности. Так, например, палеонтологические коллекции музея в течение первых десяти лет его существования включали несколько сотен предметов; ботанические коллекции превышали 2000 видов и включали более чем 10000 растений.

Подвижной отдел учебных пособий был составлен из обширных коллекций по всем отраслям знаний, сюда же входило более 10000 таблиц и  рисунков, 2600 диапозитивов, 11 «волшебных фонарей», 1500 стереоскопических картин, 18 стереоскопов, 6 микроскопов, более 1000 микроскопических препаратов и более 1000 номеров коллекций и отдельных предметов. Все эти пособия бесплатно выдавались всем учебным заведениям Ставрополя (в том числе и в народные школы), лекторам (по всей губернии), воспитанникам педагогических классов, а также в народные школы. Библиотека музея насчитывала более 15000 томов и располагала старинными и редкими изданиями по истории, русской литературе, естествознанию, почти всеми лучшими энциклопедиями и словарями, изданными в России  и иностранными атласами по всем отраслям.

Согласно пожеланию, высказанному Губернским земским собранием, стационарный отдел музея был открыт для публики по воскресеньям с 10 до 15 часов, по понедельникам и пятницам с 10 до 14 часов, поскольку это время было очень удобным для съезжавшихся на базар крестьян. Популярность музея у народа доказывают следующие цифры: кустарный отдел музея с ноября 1914 г. по май 1915 г. посетило более 47000 чел., в экспозициях было представлено более 10000 предметов и коллекций. В целом стационарный отдел музея в 1915 - 1916 гг. посетило 109243 чел. (в том числе 33434 учащихся и 25000 крестьян). Из подвижного отдела учебных пособий, содержащего 21813 экспонатов, было выдано 22198 пособий по заявлению 216 учреждений и лиц[5].

Для сравнения приведем деятельность Музея наглядных учебных пособий им. К.Т.Солдатенкова в Москве. В 1912-1913 учебном году музей имел 75 абонементов, по которым было предоставлено 4650 предметов при 813 выдачах из общего количества экспонатов музея в 2540[6]. Как видим, провинциальный музей не только не уступал московскому в обеспеченности экспонатами, но и порой превосходил его по популярности и авторитету у населения. Это отмечал и создатель музея, Г.К.Праве. В 1915 г. В.Лучник писал о пользе музея: «Многие городские учительницы пользовались его пособиями, демонстрируя их на школьных уроках»[7].

 Поэтому хочется поспорить с утверждением уважаемого нами исследователя музейного дела А.М.Разгона, который, не приводя никакой статистики, утверждал, что «во второй пол. XIX - нач. XX в. музеями интересовалось все большее число людей, особенно среди городского населения, где рос удельный вес рабочего класса, (курсив наш. – И.С.) разночинной интеллигенции. И все-таки по отношению ко всему населению страны посещавшие музей «простолюдины» составляли крайне незначительную его часть»[8]. В нашу пользу в этом научном споре говорят события из жизни Ставропольского городского музея: в 1915 г. в вестибюле музея устраивались выставки на актуальную тему Первой мировой войны, пропагандистские по борьбе с пьянством и заразными болезнями. Только земско-городскую выставку по уходу за грудным ребенком и по борьбе с заразными болезнями за два месяца посетило 24000 чел., среди которых более половины составляли крестьяне окрестных селений и солдаты местных лазаретов, а также местные мещане и несколько групп экскурсантов из городов и селений Ставропольской губернии. Г.К.Праве отметил «побил рекорд посещаемости почти всех провинциальных и многих столичных музеев» - за 7,5 месяцев 1915 г. работы музея количество посетителей превысило 71000[9].

В 1906 г. в Ставрополе по инициативе членов Ставропольского статистического комитета и Ставропольской ученой архивной комиссии Г.Н.Прозрителева и А.С.Собриевского был открыт музей Северного Кавказа. Цель, которую ставили перед собой организаторы нового музея, была сделать музей «популярным показателем развития и состояния... края при всестороннем его изучении в прошлом и настоящем...»[10].

Структура музея включала многочисленные отделы: естественно-исторический (зоология, ботаника, геология, минералогия), сельскохозяйственный с подотделами, исторический, этнографический, археологический, военный, ветеринарный, палеонтологический, промышленный и даже кустарный. Первоначально музей располагал только пожертвованными коллекциями и предметами и в дальнейшем пополнялся стараниями членов Ставропольской ученой архивной комиссии и Ставропольского статистического комитета, общественных организаций и отдельных лиц. Так, Статистический комитет ассигновал на содержание музея 500 руб. в год, на пожертвованные Инородническим управлением средства были устроены витрины, шкафы, сделаны разные приспособления, приобретены некоторые предметы для отделов. Пополнению музейного фонда способствовало обращение к населению через местные газеты «Северный Кавказ» и «Ставропольские губернские ведомости», а также выпущенная в 1911 г. Ставропольской ученой архивной комиссией специальная листовка с обращением к каждому гражданину: «Милостивый государь, Ставропольская ученая архивная комиссия покорнейше просит Вас не отказать в Вашем содействии доставлением предметов для Ставропольского музея Северного Кавказа»[11]. Подобные обращения находили отклик не только среди городских жителей, но и сельских, и даже кочевых народов. Так, например, «по приговору общества кочевых туркмен» на создание музея было выделено 3500 руб.[12].

В списке предметов, поступивших и музей Северного Кавказа в 1914 г., значатся «приношения из села Безопасного от крестьянина Звягенцева - каменная плита с арабской надписью, два окаменелых зуба коровы, бронзовая стрела; из села Благодарного от крестьянина Т.Д.Щеголькова - метелка для обработки конопли, ступа старинная деревянная, цепь для молотьбы хлеба, станок с двумя катушками для наматывания ниток, вилы деревянные; из села Покойного дар крестьянина Кульчанского - кувшин глиняный с отверстием в дне, камень с отпечатком пальцев; из села Преградного от учителя Степаненко - стальная кольчуга, две кости конечности мамонта, два зуба носорога. Проживавшие на территории Ставропольской губернии представители кочевых и горских народов также дарили музею интересные экспонаты: «от калмыка Басанга - бешмет, шапочка калмыцкая; дар Фатали Агабекова - тюбетейка татарская, пояс шелковый, кисет шелковый, монеты старинные медные из древнего поселения Кирх-Чарах Дженеватского уезда Бакинской губернии [13]. Благодаря таким подаркам этнографический отдел был особенно привлекателен для посетителей: в нем, как живые, стояли за стеклами манекены в национальных одеждах народов Кавказа[14].

К чести музейных сотрудников их усилия по привлечению к собирательству населения были успешными и в другом аспекте: люди стали воспринимать музей как центр знаний по всем вопросам хозяйственной жизни, особенно по сельскохозяйственным проблемам. В своем отчете о работе музея в 1914 г. заведующая А.Н.Мажарова[15] по этому поводу писала: «Крестьяне особенное внимание обращают на сельскохозяйственный отдел, на образцы семян и растений... Особенно долго останавливаются возле витрин «Враги земледелия и борьба с ними». Нередко в музей приходят письма от крестьян, в которых они спрашивают, какая сеялка считается лучшей, или от кого выписать семена, или какие сорта плодовых деревьев сажать в супесчаную почву»[16].

В Отчете одеятельности Ставропольской ученой архивной комиссии за 1911 г. по этому поводу отмечалось: «Особенность нашего музея заключается еще и в том, что он по своему сельскохозяйственному отделу находится в постоянных сношениях с населением губернии…,которое обращается с разными запросами по устройству хозяйства, посева, семян и проч. Эта в высшей степени ценная сторона деятельности нашего Музея, при недостатке средств является крайне сложной, тяжелой работой, так как приходится и переписку вести, и входить в сношения с специалистами по тем или иным возбуждаемым вопросам»[17].

Среди посетителей были в большинстве своем крестьяне из сел Ставропольской губернии, мещане города Ставрополя, солдаты с сестрами милосердия из местных госпиталей, слушатели кооперативных курсов, учителя и учащиеся городских и сельских школ и гимназий. Россия принимала участие в военных действиях Первой мировой войны, поэтому неслучайно в числе посетителей музея в 1914 г. было много солдат, мобилизованных и раненых, которых, естественно привлекал военный отдел музея.

О популярности и востребованности музея у населения, его образовательном и воспитательном влиянии на  взрослых и детей писала в очередном отчете о работе музея Северного Кавказа в 1916 г. его заведующая А.Н.Можарова: «… невольно сравнивая их (посетителей во время экскурсий – И.С.) на протяжении наблюдательного периода: как было в начале, и как за последнее время …я должна сказать беспристрастно, что посетитель вырос, развился и сделался сознательнее и чувствуется, что теперь для многих из них уже не достаточны примитивные, элементарные объяснения, какие были необходимы в начале, а требуется больше осведомления, шире затрагивающие предмет, и глубже, научнее его освещающие, ... дети, учащиеся 4-5-х классов помогают мне во время объяснений, собирают группу – сообразно своим познаниям и возрасту. Видно, что юные головки полюбили музей, увлекаются делом, читают дома, подготавливаются к объяснению и часто с такими подробностями дают их из жизни животных, птиц и т.д.»[18].

Приходится удивляться самоотверженности музейных деятелей. Посетителей музея обслуживали всего два сотрудника – его заведующая А.Н.Мажарова и библиотекарь М.М.Жданова, получавшие весьма скромное жалованье: 20 и 15 руб. соответственно, при ежедневных занятиях, не исключая и воскресений, т.к. необходимо дежурить в музее и давать объяснения посетителям. В отчете деятельности Ставропольской губернской ученой архивной комиссии за 1911 г. отмечено: «Несомненно, что обе руководятся любовью к делу и сознанием приносимой пользы и мирятся с таким ничтожным вознаграждением; можно выразить пожелания, чтобы при первой возможности было увеличено жалованье этим бескорыстным труженикам»[19].

ПРИМЕЧАНИЯ:

 1. Северный Кавказ. – 1896, 11 июля, № 55. - С. 3.

 2.  СГМЗ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 14. Л. 1.

 3.  ГАСК.Ф. 96. Оп. 2. Д. 298. Л. 1.

 4.  ГАСК. Ф. 96. Оп. 1. Д. 2989.  Л. 1.

 5.  ГАСК. Ф. 96. Оп. 2. Д. 2860. Л. 9.

 6.  Пархоменко Т.А. Музеи дореволюционной России во внешкольном образовании (вторая пол. XIX – нач. XX в.) // Музей и власть. Государственная политика в области музейного дела (XVIII-XX вв.): коллективная монография. – Т.2. - М., 1991. – С. 32 (Сб. научн. тр. НИИ культуры)

 7.  Цит. по: Овдиенко Н.И. Место Ставропольского государственного краеведческого музея им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве в естественно-научной и просветительной деятельности Ставропольского края//Прозрителевские чтения: сб. материалов научн.-практ. конференции. Вып 1. – Ставрополь, 2005. – С. 97.

 8.  Разгон А.М. Предварительный музейный съезд – итоги развития музейного дела в России//Музей и власть. Государственная политика в области музейного дела (XVIII-XX вв.): сб. научн. тр. НИИ культуры. – Т.2. - М., 1991. – С. 6.

 9.  ГАСК. Ф. 96. Оп. 2. Д. 2860. Л. 9.

 10.  Отчет о деятельности Ставропольской ученой архивной комиссии за 1914 год //Труды  Ставропольской ученой архивной комиссии. Вып.7.  - Ставрополь, 1915.  - С. 61.

 11.  СГМЗ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 222. Л. 63.

 12.  Охонько Н.А. Прозрителев и его вклад в основание Ставропольского краеведческого музея//Прозрителевские чтения: сб. материалов научн.-практ. конференции. Вып 1. – Ставрополь, 2005. – С. 101-104.

 13.  Отчет о деятельности Ставропольской ученой архивной комиссии за 1914 год//Труды  Ставропольской ученой архивной комиссии. Вып.7. - Ставрополь, 1915.  - С. 86.

  14.  Там же. - С. 61.

 15.  Здесь и далее в написании фамилии сохранена орфография подлинников (Мажарова - Можарова). Имеется в виду одно и то же лицо - Александра Николаевна Можарова – жена и помощник Г.Н.Прозрителева.

 16.  Отчет о деятельности Ставропольской ученой архивной комиссии за 1914 год. -  Ставрополь, 1915. -  С. 65-67.

 17. Приводится по: Колесникова М.Е., Логачева А.В., Охонько Я.Н. Ставропольская губернская ученая архивная комиссия: страницы истории архивного дела Северного Кавказа: монография/Под ред. М.П. Мохначевой. – Ставрополь: Вестник Кавказа, 2007. – С. 132-133.

 18.  ГАСК. Ф. 198. Оп. 1. Д. 16. Л. 15.

 19. Приводится по: Колесникова М.Е., Логачева А.В., Охонько Я.Н. Ставропольская губернская ученая архивная комиссия: страницы истории архивного дела Северного Кавказа: монография/Под ред. М.П. Мохначевой. – Ставрополь: Вестник Кавказа, 2007. – С. 133.