Оришев А.Б. (г. Москва) ПОВСЕДНЕВНОСТЬ В ГОДЫ ВОЙНЫ: ЗА ЧТО ИРАНЦЫ БЛАГОДАРИЛИ КРАСНУЮ АРМИЮ

Сведения об авторе: Оришев Александр Борисович, доктор исторических наук. Почетные ученые звания: профессор РАЕ, заслуженный работник науки и образования. Автор пяти монографий и более 100 опубликованных научных работ о политике великих держав на Среднем Востоке и тайных операциях спецслужб. Публикации в журналах «Вопросы истории», «Новая и новейшая история», «Восток», «Военно-исторический журнал», «Азия и Африка сегодня», «Наука и религия».

Вторая мировая война оставила неизгладимый след в истории многих народов мира.  Не исключением стала война для народов Ирана. Несмотря на то, что боевые действия на территории Ирана не велись, а иранские вооруженные силы не участвовали в сражениях против Германии и ее союзников, народы Ирана внесли посильный вклад в дело борьбы с фашизмом.

Как хорошо известно, в августе 1941 г. на территорию Ирана были введены части Красной Армии и британские войска. Принять военную силу в отношении суверенного государства союзников вынудило то, что к концу 1930-х гг. германскому фашизму, использовавшему различные методы экономической и политико-идеологической экспансии, удалось привлечь на свою сторону общественное мнение и создать в Иране обширную агентурную сеть. На улицах Тегерана и в других городах можно было слышать немецкую речь, полки магазинов ломились от германских товаров, а на книжных лотках лежали жизнеописания фюрера и других видных нацистов.

Само по себе германское присутствие в Иране не таило угрозы советским интересам. Обеспокоенность Москвы объяснялась тем, что согласно договору по ленд-лизу союзники планировали организовать через территорию Ирана доставку в СССР военных грузов, что было невозможно сделать в условиях, когда страна была буквально наводнена германскими шпионами и диверсантами. Поэтому неудивительно, что в первые месяцы после нападения Германии на СССР советское правительство трижды (26 июня, 19 июля и 16 августа) предупреждало иранских лидеров об активной подрывной деятельности немецкой агентуры. Иранское правительство заявило о нейтралитете, но так и не приняло действенных мер по пресечению германской активности. Результатом такой политики стал ввод на территорию Ирана войск стран антигитлеровской коалиции, и присутствие этих войск стало важным фактором в жизни иранцев во все последующие военные годы.

Не секрет, что Вторая мировая война нанесла серьезный ущерб иранской экономике: нарушение мировых хозяйственных связей резко сократило объем внешней торговли Ирана, заметно сузило географию иранского экспорта. Вполне понятно, что даже подписание договора с союзниками в январе 1942 г. объективно не могло решить всех проблем иранской экономики. Страна отныне становилась непосредственным участником антигитлеровской коалиции и была вынуждена разделить с Великобританией и СССР тяжесть борьбы с германским фашизмом. В связи с этим иранскому правительству пришлось приостановить осуществление  индустриальной программы и дальнейшее реформирование общества.

Общее ухудшение экономической обстановки отразилось прежде всего на положении простых иранцев. Не прошло и года после августовских событий, как деньги обесценились, и стоимость жизни возросла в несколько раз. Цена мешка муки превысила годовой доход среднего иранца [1].Продукты начали скупать и припрятывать спекулянты. В определенной степени на ухудшение продовольственного положения повлиял контрабандный вывоз хлеба из западных областей. Хлеб в соседние Ирак и Турцию вывозили курды, обменивая там его на оружие. На юго-западе Ирана контрабандным вывозом продуктов занимались англичане. Для регулирования потребления продовольствия, как в столице, так и в некоторых других городах  была введена карточная система.

Многие иранские купцы скрывали запасы продуктов, заявляя покупателям, что товары необходимо требовать у СССР. Перестав платить своим работникам, они тем самым способствовали расширению безработицы. Саботаж помещиков, уклонявшихся от сдачи хлеба государству по обязательным поставкам, вынудил правительственные органы принять решительные меры, вплоть до наложения штрафов на виновных и их ареста.

Отметим и тот факт, что советские военные власти, регулируя вывоз продовольствия из плодородных северных провинций, резко сократили объем его поставок в Тегеран и на юг страны.  Вывозить мясо и другое продовольствие только в том случае, если эти продукты окажутся в излишке после покрытия потребностей частей Красной Армии, – такова была позиция советских военных властей.

В конце 1941 г. и в 1942 г. на почве недостатка продовольствия в ряде районов Ирана вспыхнули волнения. 9 июля 1942 г. в Реште состоялся «рисовый бунт». Толпа в 300 человек разгромила правительственные склады риса и рисоочистительный завод. Одновременно были разграблены лавки с другими товарами, включая магазины по продаже мебели и мануфактуры.

Нередки были случаи, когда иранцы терроризировали своих соотечественников, ведущих торговлю с Советским Союзом: за поставку овощей СССР был убит купец Али Абаутап, при погрузке масла для Советского Союза избит купец Мазафар, на строительстве шоссе близ Пехлеви  разъяренная толпа избила группу женщин, якобы  за «работу на большевиков» [2].

Еще хуже положение было на юге Ирана – в английской зоне. Южные области несколько лет страдали от засухи и от налетов саранчи. К тому же иранское правительство в предвоенные годы югу уделяло значительно меньше внимания, чем северу. Население здесь испытывало страшный голод, питаясь в основном саранчой. Ее продавали на рынке в огромных корзинах – вяленую серого цвета, свежую зеленую, поджаренную – коричневую. В Бушире люди умирали от голода прямо на улицах [3]. Большие продовольственные затруднения испытывало население Исфахана. Беднота довольствовалась одними овощами и фруктами [4].

В сложившейся ситуации с целью наведения порядка  и предотвращения возможных провокаций иранское правительство было вынуждено пойти на ряд непопулярных мер: были введены военные трибуналы, смертная казнь, запрещено ношение оружия, проведение собраний, военным властям было дано право обыска на частных квартирах, разрешено арестовывать всех подозрительных лиц и т.п. [5].

Не все иранцы могли осознать необходимость принятия подобных мер. Уже само присутствие в стране иностранных войск ущемляло их национальное достоинство. Приведенные ранее факты говорят о том, что особенное недовольство сложившимся положением высказывали националистически настроенные представители иранской интеллигенции, военные и торгово–промышленные круги, для  которых присутствие Красной Армии и британских войск служило причиной происходящих с их родиной потрясений.

Но не только проблемы обеспечения продовольствием волновали иранцев. В годы войны территория Ирана стала местом сражений спецслужб воюющих держав. Советская разведка, объединив усилия с британской, совместными усилиями пыталась ликвидировать прогерманское подполье. Характерный пример: в те годы на иранских улицах часто находили трупы. По описанию некоторые тела принадлежали европейцам. За что поплатились эти люди – стали жертвами грабежа или же погибли на полях тайной войны - до сих пор остается загадкой. Так или иначе, все это производило неизгладимое впечатление на мирных иранцев.

Охота за немецкими шпионами приобрела особый размах накануне Тегеранской конференции. Накануне и в дни проведения конференции люди из НКВД не церемонились с иранскими подданными. Появлялось малейшее подозрение – и на улице могли схватить любого прохожего и отпустить только после окончания конференции. Одного иранца, пришедшего в качестве гостя на свадьбу, взвод автоматчиков арестовал во время торжеств, на которых, кроме него, присутствовало еще 200 человек.

В годы войны Иран стал транзитным пунктом для поставок в СССР военной помощи по ленд-лизу. Советские и британские организации, осуществлявшие перевозки активно привлекали к сотрудничеству иранцев. Так проживавшие в Гиляне шоферы были рады получить работу по перегону машин с юга  Ирана в Астару, тем более что советская сторона щедро оплачивала их труд – 1500 риалов в месяц, не считая премию в размере 20 % за своевременную доставку грузов [6].

Всего на союзников работали около 100 тыс. иранцев. В основном это были представители рабочего класса, водители авто, разного рода служащие. Союзники заботились об этих людях. Они обратились к иранскому правительству с просьбой предоставления отсрочки от службы в армии тем иранцам, которые работали у них [7].

В годы войны на полную мощь работала иранская промышленность, почти во всех ее отраслях были размещены советские заказы. Поэтому в стране не было безработицы. Иранские работники находили работу на строительстве и на ремонте шоссейных и железных дорог, в авторемонтных мастерских и бензозаправочных пунктах, работали в качестве шоферов по перегонке автомашин, выполняли другие работы.

Прекращение перевозок  в конце войны  сразу же оказало отрицательное влияние на экономику страны. Выстроенные американцами в Андимешке огромные гаражи, погрузочные площадки для автомашин и самолетов остались в бездействии и над 10 тыс. иранскими рабочими нависла угроза потери работы.

В сентябре 1944 г. местная газета «Ажир» сообщала, что после прекращения транспортировки грузов через Иран более 300 тыс. иранцев останутся без работы. Совет министров был вынужден создать специальную правительственную комиссию для предотвращения безработицы [8].

Популярный в те годы в Иране «Журналь де Техран» писал осенью 1945 г.: «Проблемы безработицы становится для нашей страны все более актуальной. Эту сложную проблему удалось разрешить только в период войны, с приходом в Иран союзников, так как последним была нужна рабочая сила. Теперь союзники эвакуируются из Ирана, и для разрешения вопроса о безработице потребуется ряд реформ, что является трудной задачей».

Советские войска помогали иранскому населению в подвозке хлеба на своих грузовиках, помогали ему в сельскохозяйственных работах. СССР оказал Ирану квалифицированную помощь в развитии транспорта путем поставок строительных материалов, автотранспортных средств и т.д.

Помощь, оказываемая советскими военными властями местному населению, искреннее желание красных командиров облегчить иранцам тяготы войны медленно, но верно меняли отношение иранцев к Советскому Союзу и к Красной Армии. Настороженность и неприязнь менялись дружеским расположением и надеждой на сотрудничество в послевоенные годы. В Иране многие старались искренне помочь Советскому Союзу. Среди них генерал Хамид Саях, в прошлом работник посольства Ирана в Москве, встречавшийся в 1920 г. с В.И. Лениным. Корпусной генерал Язданпанах, получивший высшее военное образование в России, награжденный русскими орденами вместе со своей женой организовал сбор валютных средств для передачи их в СССР для оказания помощи советским матерям и детям-жертвам войны. В 1944 г. он даже обратился к советскому послу в Тегеране К. Михайлову, чтобы устроить сына в советскую школу.   

После разгрома немецких войск под Сталинградом, Ростовом, Харьковом и другими городами резко увеличилось число подарков и денежных взносов со стороны иранских граждан, рабочих и интеллигенции, купцов, а также отдельных учреждений и организаций, адресованных красноармейцам и Советскому Союзу. Ко дню празднования 25 годовщины Красной Армии от иранских граждан поступило в консульский отдел советского посольства в Тегеране 1 064 814 риал и большое количество вещевых подарков. Поступление средств в фонд укрепления военной мощи Красной Армии имело место не только в Тегеране, но и в провинции. За все время от иранского населения в фонд укрепления Красной Армии поступило 3 297 036 риалов [9].

Рабочие-ремонтники тегеранских мастерских передали в фонд советских вооруженных сил более полумиллиона риалов для создания танковой колонны. 

Иранские рабочие и даже крестьяне вносили в этот фонд деньги, вязали шерстяные свитеры и варежки, купцы и чиновники устраивали дорогостоящие аукционы, вся выручка от которых поступала в фонд победы Советского Союза.

Уроженец Тебриза купец Али Наубари вручил советскому генконсульству в Мешхеде ковер с изображением В.И. Ленина. За его изготовление он отсидел при бывшем шахе три месяца в тюрьме. Купец просил передать этот ковер в музей Ленина. Брат этого купца был расстрелян в 1918 г. за революционную работу [10].

По инициативе молодого шаха Мохаммеда Резы, вошедшего на престол в сентябре 1941 г. в Иране был создан Комитет помощи СССР. Возглавила комитет его супруга принцесса Фавзие. И как было заявлено - цель комитета – оказание помощи населению городов и деревень, пострадавших от войны.

Таким образом, можно говорить, что Красная Армия стала важным фактором в повседневной жизни иранцев в годы войны. И этот фактор во многом играл позитивную стабилизирующую роль. Однако было бы крайне несправедливо утверждать, что прихода Красной Армии ждали в Иране. И даже благожелательное отношение местных жителей к прибывавшим на территорию Ирана советским воинским частям не должно вводить нас в заблуждение. Любая силовая акция, даже продиктованная самыми благородными мотивами вряд ли может быть понята народом, будь-то русский народ или какой-либо другой. Но для иранского народа события, произошедшие в августе-сентябре 1941 г.  стали тем самым меньшим злом, которое в дальнейшем позволило избежать других, больших несчастий и потрясений.

Примечания

  1. Рузвельт Э. Его глазами. - Пер. с англ. - М.: Иностранная литература, 1947. - С. 175.
  2. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). - Ф. 495. - Оп. 90. - Д. 218. - Л. 2.
  3. Зорин Л.И. Особое задание. О поставках по ленд-лизу в СССР и США через Персидский залив в Иран в годы Великой Отечественной войны. - М.: Политиздат, 1987. - С. 80.
  4. Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). - Ф. 094. - 1943. - П. 339а. - Д. 15. - Л. 30.
  5. Бадахшан М. Иран дар шахриваре 1320 (на перс. яз.). - Бабол: Бонгахе пирузи, 1942.   – С. 11-14.
  6. АВП РФ. - Ф. 06. - 1942. - Оп. 4. - П. 17. - Д. 180. - Л.  124.
  7. АВП РФ. - Ф. 06. - 1944. - Оп. 6. - П. 36. - Д. 451. - Л. 21.
  8. Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО). – Ф. 389. – Оп. 4690. – Д. 508. – Л. 152.
  9. АВП РФ. – Ф. 94. - 1943. – Оп. 30. - П. 79. - Д. 67. – Л. 5.
  10. АВП РФ. – Ф. 094. – 1943. – Оп. 29. – П. 343а. – Д. 91. – Л. 93.