Копылов Ф.В. (г. Череповец) ПОДЧИНЕНИЕ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ ГРАЖДАН ИНТЕРЕСАМ ГОСУДАРСТВА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (НА ПРИМЕРЕ СТУДЕНТОВ ВОЛОГОДСКОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ИМЕНИ В.М. МОЛОТОВА)

Сведения об авторе: Копылов Фёдор Вячеславович, аспирант 2-го года обучения Челябинского госуниверситета.

В советский период все усилия властей были направлены на то, чтобы всячески подавить индивидуальность человеческой личности. Гражданин СССР должен был быть таким, как все, и служить на благо Родины для достижения общих довольно туманных целей. Таким образом, интересы общества ставились выше личных интересов каждого. Государство старалось установить тотальный контроль над повседневной жизнью людей, любым действиям придавая политический оттенок. Нападение Германии на Советский Союз и начало Великой Отечественной войны способствовали усилению этого давления и контроля над повседневной жизнью. От граждан требовали сплочённости в действиях и решительности перед лицом немецко-фашистских захватчиков, осознания всей ответственности поступков и неукоснительного исполнения указаний властей. Цитаты с подобными воззваниями встречаются в документах очень часто. Повседневная жизнь в таких условиях принимала ещё более специфичный оттенок.

В предлагаемой статье на основе архивных источников мы предпримем попытку рассмотреть на примере студентов Вологодского Педагогического университета, какой была повседневная жизнь в эти годы, выявить степень политизации и вмешательства государства в эту сферу.

Вологодский педагогический институт имени Молотова в годы войны продолжал свою работу. В институте было несколько факультетов, большинство из них были созданы ещё до революции. Среди них: исторический, филологический, физико-математический,естественно-географический, факультет иностранных языков.

Бытовые условия обучения были сложными. В первые годы войны институт испытывал большие трудности в вопросах размещения всех студентов: «При двухсменных занятиях не хватало аудиторий, не было помещений для лабораторной физики, химии, биологических наук и кабинетов по гуманитарным наукам (марксизму-ленинизму, педагогике, истории и литературы и другим). Не было читального зала и вообще аудиторий для самостоятельной работы студентов»/1. К началу 1943-44 учебного года ситуация изменилась в лучшую сторону. Институту было передано здание бывшего дома партийного просвещения Обкома ВКП(б). В отчёте о готовности учебного заведения к новому учебному году сообщается: «В полученном здании имеется возможность без всякого ремонта организовать занятия в полторы смены, т.е. большинство учебных курсов будет заниматься в первую смену и часть курсов во вторую смену. При этом во вторую смену ряд комнат будет отведён для самостоятельной работы студентов. Здание имеет лекционный зал на 200 чел., что исключительно важно для проведения сводных лекций и развёртывания политико-массовой и культурно-просветительной работы»/2.

Теперь рассмотрим общий распорядок дня типичного вологодского студента, выделив при этом основные этапы и охарактеризовав каждый из них.

День начинался с учебных занятий, которые в институте чаще всего проходили с 8:00 и максимум до 16:00. В старом здании частым явлением было отсутствие света, в связи с этим заниматься после 4 часов вечера было невозможно. Особо напряжённой была ситуация зимой 1942 года: «Учебное здание не отопляется. Студенты не могут заниматься, не могут записывать лекции при таких условиях. Поэтому студенты пропускают занятия»/3. Во время занятий учащиеся подвергались идеологическому влиянию, чаще всего со стороны самих преподавателей института. В официальных документах такого рода явление преподносилось как политическое воспитание молодёжи.

Также обязательным предметом на всех факультетах института были основы марксизма-ленинизма. Успеваемость по этой дисциплине в большинстве своём была низкой. В протоколах сообщается: «Плохо обстоит дело с основами марксизма-ленинизма. Студентами очень поверхностно усваивается «Краткий курс истории ВКП(б)»/4. Однако, бывали и исключения: «Отмечает, как отрадное явление, явку студентов 1 к. естественно-географического факультета на последний семинар по основам марксизма-ленинизма с конспектами по 7-8 глав»/5. Проводились также специальные занятия, для этого выделялось время. В отчёте о работе факультетского бюро исторического факультета говорится о тематике таких учебных часов: «Темы наших занятий разнообразны. Последние занятия проводились по докладу тов. Сталина. Изучение доклада уже кончили. Проведены беседы о Кирове, о конституции СССР, готовятся выступления о Сталине. Кроме того, на курсах имеются свои политагитаторы, сообщающие сводки Совинформбюро»/6.

О многом говорят одни только названия лекций, которые читали в институте и общежитиях студентам: «а) Политико-моральное состояние немецкой армии; б) Воспитание советского патриотизма; в) Фурманов-Чапаев; г) Советский строй самый прочный строй в мире; д) Происхождение жизни на земле; е) Школа фашистской Германии; ж) Отечественная война 1812 года; з) Партия в период Великой Отечественной войны»/7. Основной упор делался на то, чтобы заставить людей поверить в скорый крах немецкой системы и, наоборот, стойкость советской. Последнее доказывалось на примере удачных для России военных событий прошлого (например, проводились параллели с Отечественной войной 1812 года). Не забывали упомянуть и доблестных героев революции, а также подчеркнуть совершенство советской партийной политической системы. В комитете ВЛКСМ института был выделен сектор политико-массовой работы, при котором проводились лекции. Как отмечается в документах, с течением времени популярность лекций возросла.

После окончания занятий и в перерыве между ними студенты посещали столовую института. Состояние столовой описывается в протоколах заседаний комсомольских комитетов и учёных советов института. Напряжённой была санитарная ситуация и дисциплина в столовой во время приёма пищи, многочисленны жалобы на обслуживание. Из протокола заседания учёного совета института: «Скверно работает столовая. Громадные очереди отнимают много времени у студентов, и у них почти ничего не остаётся на подготовку. Обедов и хлеба не хватает. Студенты приходили на экзамены голодными»/8. Не хватало и посуды, в связи с чем товарищ Тарчевский предложил «известить студентов о том, чтобы они при отбытии в институт захватили с собой тарелки, ложки и вилки»/9.  В определённые дни студентов кормили лучше не из простой заботы о них, а с определённой целью – повышения показателей успеваемости: «Дирекции следует больше позаботиться об улучшении питания студентов в июне месяце, в период экзаменационной сессии, полностью использовать все отпускаемые продукты. Это постановление необходимо довести до студентов и научных работников, мобилизовать их на успешное окончание учебного года»/10.

Основные занятия учащихся после учёбы - это оказание помощи, посещение кружков, самостоятельная подготовка к занятиям. Студенты вместе с преподавателями занимались выращиванием овощей, которые затем отправляли в столовую для собственного пропитания. Такая помощь объяснялась военными условиями, когда рабочих рук не хватало. Институт должен был обеспечивать себя самостоятельно. В документах неоднократны упоминания о сельскохозяйственных работах. Создавались индивидуальные огороды, студенты выполняли различные работы: собирали грибы, ягоды, занимались засолкой овощей на зиму и другое. К примеру, одно из постановлений гласит: «Дирекции и ЦК Союза организовать бригаду из сотрудников на заготовку грибов, ягод и веников, начав работу не позднее 26 августа»/11. В отчёте о подготовке института к новому учебному году содержатся некоторые статистические сведения о развитии сельского хозяйства при учебном заведении: «Нами обработано и засеяно 16,5 га земли: свыше 10 тонн картофеля, 6 га овса, 4 га гречихи, капусты, помидор, огурцов, свеклы свыше одного га»/12. Также студенты участвовали в заготовке дров для института.

Оказывалась поддержка армии. Популярными ёе видами были: сбор подарков и тёплых вещей для бойцов Красной армии, помощь в госпиталях раненым солдатам и офицерам, подписка на военные займы. Последний вид помощи широко практиковался как среди студентов, так и среди научных работников института. Суть его состояла в перечислении части ежемесячно получаемых от государства средств (стипендии, зарплата) в пользу того же государства, которое, по официальным данным, расходовало их на военные нужды. Проводились активные агитационные кампании по подписке на заём, те, кто не подписался, подвергались обсуждению и осуждению на всеобщих собраниях. Призывали к досрочной выплате, к подписке на больший процент. Планы принимались всегда самые максимальные: «Комсомольское собрание считает, что ни один комсомолец не может быть неохваченным подпиской на «Госуд. Воен. Заём 1942 г.»»/13.

Студенты участвовали в различных кружках, целью которых было занять учащихся, отвлечь их от повседневных трудностей, кроме того, кружки являлись одним из инструментов идеологического влияния. «Участие кафедр в организации политико-воспитательной и культурно-массовой работы имеет место, хотя и при недостаточной плановости. Есть кафедры, как кафедра литературы, организовавшая литературный кружок, на заседаниях которого присутствовало по 30-40 студентов, под руководством кафедры выпущены три номера «Литературной газеты». Проведён с успехом вечер на тему: «Советская литература в дни Отечественной войны»»/14. Организовывались также драматические кружки, в которых студенты выступали в качестве актёров, посещение кинотеатров с последующим обсуждением просмотренных фильмов. Из отчёта о работе комсорга по этой теме: «Были устроены культпоходы в кино на «Ураган» и «Зоя». После кинофильма были проведены обсуждения»/15.

Ещё одним эффективным способом организации досуга было проведение дополнительных бесед (помимо тех, что проводятся во время занятий) на политические темы, обсуждение политического положения («текущего момента»). Из плана партийно-политической работы института: «Проводить регулярно политинформацию о текущих событиях среди студентов, научных работников и служащих (беседа раз в неделю). <…> Институтская библиотека должна помочь в подборе литературы для агитаторов и в организации популярных выставок на тему текущих событий и т.д.»/16. При рассказе об успехах Красной армии, их масштаб преувеличивался, а о неудачах, наоборот, говорили как о незначительных или вообще умалчивали. Подчёркивалось также, что у немецкой армии много недостатков, ставилась под сомнение её высокая боеспособность и высказывалось мнение, что очень скоро вражеские войска покинут территорию СССР.  Врага, чаще всего, называли «гитлеровская погань», «кровопийцы»; самого Гитлера – «людоедом» и др.

Агитационная работа велась и в общежитиях, условия проживания в которых не соответствовали никаким нормам. «Общежития на Краснофлотской, 86 и на Заболотной, особенно последнее, неудовлетворительны во многих отношениях: холодное, без света и даже без воды»/17. В комнатах было очень грязно. Партийное руководство учебного заведения считало, что студенты в условиях военного времени должны сами наводить чистоту и порядок в своём жилище. Все проблемы, по мнению руководства, можно было решить только путём политического воспитания. Для этого в общежития направляли комсомольцев-агитаторов, которые должны были проводить разъяснительные беседы, но не всегда их проводили. В документах отмечается, что некоторые студенты были неграмотными и не умели читать газеты. Задача, которая стояла перед агитаторами - способствовать популяризации газет в среде студенчества.

Ещё один вид досуга - это занятия спортом. Популярным видом спорта были лыжи. Лыжные кроссы, помимо того, чтобы отвлечь студентов от идеологически вредных мыслей, должны были выполнять и другую функцию: «Оборонная работа в институте в данный учебный год имела целью подготовить натренированных, выносливых бойцов-лыжников, сильных и ловких спортсменов из среды девушек, привлечь коллектив к массовому участию в кроссах и сдаче норм на значок ГТО»/18. Оборонная работа была развёрнута достаточно широко, организовывались военные учения: тренировки по стрельбе, метанию гранат и т.п.

Таким в общих чертах был распорядок дня вологодского студенчества. Некоторые события случались не каждый день, но являлись дополнительным поводом для пропаганды и агитации. Такими событиями были праздники. Остановимся на них подробнее и на конкретном примере рассмотрим ход проведения.

Значительным событием была 25-летняя годовщина Великой Октябрьской социалистической революции в 1942 году. Заранее готовился план мероприятия. Прежде всего, организовывалось социалистическое соревнование. «Организовать предоктябрьское социалистическое соревнование среди студентов, охватить обязательствами всех студентов, заключить договоры между группами и факультетами»/19. Соревнование всегда проводилось по тому же принципу, что и военный займ – студентов всеми возможными способами агитировали на принятие определённых социалистических обязательств (чаще всего по ликвидации академической задолженности, успешной сдаче сессии) за отведённый для этого срок. По окончании срока выполнение обязательств строго проверялось. К дню праздника все они должны были быть выполнены.

Следующий пункт в плане - это организация научно-пропагандистских лекций и сессий в институте, посвящённых подведению итогов развития науки за прошедшие 25 лет. На лекциях отмечалось, что наука, безусловно, прошла большой путь вперёд  к прогрессу за это время.

Далее в плане: «5. Провести вечер встречи с участниками боёв с немецкими оккупантами. (В целях воспитания боевого духа и патриотизма - Ф.К.)<…> 6. Провести лекции и беседы в подшефном госпитале (С целью поддержания боевого духа и патриотизма среди раненых – Ф.К.

Также были организованы выставки с наглядными пособиями (плакатами, лозунгами ярких и броских цветов) в аудиториях института и в общежитии, вечер художественного чтения; выпущены агитационные стенгазеты, которые были расклеены в аудиториях. В честь праздника также был организован сбор подарков и вещей для Красной армии и отправка писем на фронт.

В день праздника проведено торжественное заседание с идеологическими призывами, речами и т.п. И, очень важный момент: «3. Организовать улучшенное питание 7 и 8 ноября»/20. Эта мера при том, что студенты всегда находились в полуголодном состоянии, должна была иметь большой эффект и расположить всех к празднованию и принятию всего, что навязывало руководство. На 1 мая также составлялся широкий план мероприятий. Схема была практически идентичной. Разницы в праздниках практически никакой, только в названиях, а смысловая нагрузка и цели были те же самые. Торжества являлись лишь поводом для ещё более широкой политической агитации.

Можно обобщить вышесказанное и сделать ряд выводов. Студенческую жизнь постоянно пытались поставить под тотальный контроль. Весь день студентов пытались занять, сделать так, чтобы они трудились на пользу государства. Политику властей можно охарактеризовать одним тезисом: «Ничего ради себя, всё ради государства». С самого утра - учёба с проведением бесед на политические темы и по основам марксизма-ленинизма, затем обед и различные кружки, имеющие целью подготовить идеологически правильного и выносливого бойца; работа на огородах, заготовка дров и жизнь в общежитии под контролем и давлением агитаторов. Праздник, казалось бы, должен был предоставить возможность избавиться от этого на некоторое время, отдохнуть, но на самом деле являлся лишь дополнительным поводом для ещё более насыщенной агитации и новых требований к студентам. Правда, далеко не всегда было так, как нужно было государству и партии: некоторые люди старались не подчиняться приказам, не поддаваться пропаганде и агитации – это приводило к критике и осуждению на общих собраниях партийных и комсомольских организаций и через некоторое время к исключению. В общем, если ты был студентом, то должен был подчиняться в большей или меньшей степени - практически невозможно было полностью избежать контроля со стороны властей. Иногда сама пропаганда была налажена недостаточно – это приводило, в свою очередь, к некоторому ослаблению контроля.

Такая ситуация была порождена самим советским строем. Кроме того, Великая Отечественная война внесла свои коррективы: количество обязательств возросло, от людей стали требовать всё больше, предоставляя только минимум для поддержания жизни. В данной статье мы рассмотрели лишь один пример такого влияния из многих.

Примечания

  1. Вологодский областной архив новейшей политической истории (ВОАНПИ) Ф.6182. Оп.1. Д.1. Л.5.
  2. Там же.
  3. Государственный архив Вологодской области (ГАВО) Ф.2076. Оп.1. Д.258. Л.3.
  4. ГАВО Ф.2076. Оп.1. Д.258. Л.19.
  5. Там же, л.14.
  6. ВОАНПИ Ф.2002. Оп.1. Д.23. Л.34.
  7. Там же, л.20.
  8. ГАВО Ф.2076. Оп.1. Д.258. Л.3.
  9. Там же, д.270, Л.1.
  10. ВОАНПИ Ф.2002. Оп.1. Д.23. Л.26.
  11. ВОАНПИ Ф.3175. Оп.1. Д.152. Л.43.
  12. Там же, ф.6182. Оп.1. Д.1. Л.6.
  13. ВОАНПИ Ф.6182. Оп.1. Д.2. Л.5-6.
  14. ГАВО Ф.2076. Оп.1. Д.258. Л.16.
  15. ВОАНПИ Ф.6182. Оп.1. Д.6. Л.1.
  16. Там же, ф.3175. Оп.1. Д.152. Л.20-21.
  17. ГАВО Ф.2076. Оп.1. Д.297. Л.16.
  18. ВОАНПИ Ф.6182. Оп.1. Д.4. Л.13.
  19. ВОАНПИ Ф.3175. Оп.1. Д.152. Л.49.
  20. ВОАНПИ Ф.3175. Оп.1. Д.152. Л.50.