Николаенко Н.Д. (Пятигорский государственный лингвистический университет) Формирование и функции первых Кавказских линейных казачьих частей

 

На протяжении практически всей своей истории Кавказ был вовлечен в процессы геополитической и, прежде всего военно-политической экспансии. Овладеть Кавказом, доминировать в регионе пытались буквально все сопредельные ему государственные образования, ставившие перед собой цель расширения границ своего господства и обеспечения контроля над важнейшими транспортными и торгово-экономическими магистралями, центром сосредоточения которых выступал Кавказский регион. Именно здесь проходили традиционные торговые пути, связывающие Европу со странами Востока .
Таким образом, военный контроль над Кавказом и политическое доминирование в регионе предполагали большие материальные выгоды. Все это закономерно обуславливало притязания на Кавказский перешеек соседей: Османской империи и Персии.
В начале XVIII века обострившиеся борьба в Персии и агрессивные действия Османской империи на Кавказе нарушили связи России с Востоком, что послужило одной из причин активизации действий российского военного командования на Кавказе .
Не менее важной причиной усиления военной мощи России в регионе являлась острая необходимость обеспечить оборону своих южных рубежей. Территория Северного Кавказа на протяжении длительного времени являла собой один из наиболее уязвимых для безопасности России регион. От Черного до Каспийского морей практически отсутствовала надежная граница, которую можно было бы эффективно охранять. Незащищенная естественными преградами южная граница и наличие в регионе агрессивных, враждебных России мобильных военно-феодальных образований ориентированных на единоверную Турцию и Иран создавали постоянную угрозу для России .
Следовательно, защита интересов Российского государства объективно предполагало обеспечение военной безопасности и соответственно активизацию военно-политических усилий на кавказском направлении, являвшимся одним из наиболее опасных и незащищенных. Данное обстоятельство сыграло главную и решающую роль в наращивание военного присутствия России и создании пограничных военно-оборонительных линий.
В первой половине XVIII века российское правительство стало активно привлекать казачьи формирования для укрепления своих Северо-Кавказских границ. В 1711-1712 годах по плану казанского и астраханского губернатора П.М. Апраксина с целью защиты российских земель от немирных горцев, по левому берегу реки Терек, была образована кордонная линия. Терская линия, находясь за водной преградой, представляла для врага достаточно серьезное препятствие, несмотря на то, что не имела ни крепостей, ни других мощных фортификационных сооружений. Вторжения больших отрядов неприятеля случались, как правило, при понижении уровня реки или зимой, когда Терек покрывался льдом, в остальное же время, ожидать проникновения можно было в основном возле бродов .
Для охраны кордонной линии из переселившихся гребенских казаков было образовано Гребенское казачье войско, которое по штату насчитывало 500 строевых казаков. Перед войском была поставлена задача, пресекать своими воинскими контингентами возможные набеги горцев в русские пределы .
За короткий отрезок времени, казаки основали на линии 5 укрепленных поселков-станиц, фактически прикрыв собой границу на протяжении 88 километров, от верховьев Сунженского устья до Терской крепости .
По большому счету, Червленая, Курдюковская, Старогладковская, Новогладковская и Щедринская станицы Гребенского войска были построены по примеру небольших крепостей со рвом, валом, тыном и служили, прежде всего, в качестве защиты семей казаков от внезапных нападений неприятеля. Кроме того, каждая станица являлась военной базой для временного расквартирования регулярных войск и местом дислокации казачьего резерва .
Между линейными станицами находились сторожевые посты с вышками, которые охраняли наиболее уязвимые места. Самым опасным участком на линии считался район между станицами Щедринской и Новогладковской. Именно здесь насчитывалось 12 бродов наиболее удобных для переправ противника .
Помимо охраны Терской линии составной частью военной службы линейных-гребенских казаков было участие в различных походах, предпринимавшихся российским командованием. Действуя в походах с регулярными войсками, казаки выполняли разведывательные функции, а также принимали непосредственное участие в боевых действиях.
Так в 1717 году по инициативе императора, с целью склонить хивинского хана к подданству и разведать короткий торговый путь в Индию, был предпринят неудачный Хивинский поход. В состав 6000 экспедиционного отряда направляемого в Среднюю Азию помимо регулярных войск входили иррегулярные части, в том числе, специально сформированный отборный гребенский казачий полк, который отличился в боях с киргизами .

Таким образом, первая кордонная линия послужила основой для строительства в будущем Кавказской линии и образованию Гребенского казачьего войска, в служебные обязанности которого входила охрана линии и участие его формирований в боевых операциях регулярных войск.
Возвращаясь из Каспийского похода, Петр Алексеевич остановился в 20 верстах от устья реки Сулака, впадавшей в Агроханский залив, и после ознакомления с местом, приказал оставить старую Терскую крепость и на этом участке построить новую, назвав ее крепостью Святого Креста. Военно-стратегическое положение данного пункта было очень выгодным. С одной стороны, давало возможность наблюдать за шамхальством и кумыками, с другой, прикрывало наш тыл и служило удобной базой для бушующих наступательных операций. Практически, по своему назначению, она должна была служить опорным пунктом России на границе с Дагестаном .
Крепость была выстроена в 1724 году в 67 километрах от устья Агрохани и в 200 километрах от Терской, по чертежам самого Петра I .
С возведением крепости российская граница переносилась южнее. Новая кордонная линия, образованная от устья реки Сулак до крепости Святого Креста и далее по реке Агрохань была предназначена, прежде всего, для защиты коммуникаций соединяющих крепость с морским побережьем, где строился порт для разгрузки военно-транспортных судов .
Для охраны линии было переселено, созданное в 1668 году в районе Терской крепости, Терское казачье войско. Однако малочисленное Терское войско в одиночку было не способно справиться с поставленной перед ним задачей. Поэтому с целью усиления границы дополнительными воинскими формированиями, распоряжением российских властей, на Сулак и Агрохань перевели 1000 донских казачьих семей .
Эти поселенцы совместно с 1000 терскими казаками были объединены в новое Агроханское казачье войско, имевшее по штату 500 конных и 300 пеших казаков. Казакам было установлено денежное и хлебное жалованье в размере: войсковому атаману - 60 рублей, 30 четвертей муки в год, станичным атаманам и знаменщику - 20 рублей, 10 четвертей муки, станичным есаулам и писарям - 15 рублей, 7,5 четвертей муки, рядовым - 12 рублей, 6 четвертей муки .
Места для поселения казачьих станиц были выбраны неудачно. Совершенно безлесная местность, нехватка строительных материалов вынудила казаков копать землянки. Сырые, лишенные солнечного света жилища, отсутствие элементарных средств гигиены, неадаптированность новых поселенцев к влажному климату и сопутствующем ему заболеваниям привели к высокой смертности среди казаков. Кроме того, от беспрерывных нападений горцев на линию численность войска резко сократилась .
Анализируя тяжелое положение казаков на Агрохани, оберпровиантмейстер Лутовников писал: "много семей было побито, другие померли от болезней, а оставшиеся, сказывают, провиантом обтерлись, и множество побирается, что есть нечего" .
Такое бедственное положение защитников не способствовало эффективной охраны линии. С целью облегчения участи казаков, по распоряжению правительства, каждой семье увеличили жалованье, к основному окладу прибавили по 5 рублей и 6 четвертей муки .
Переселение казаков на Агрохань и сформирование из их числа войска фактически означали начало колонизации земель Северного Кавказа и наращивание военного потенциала России в этом регионе.
Однако в 30 годах XVIII столетия политическая обстановка на Ближнем Востоке сложилась не в пользу России. Уступая притязаниям Персии, Россия в 1735 году по Ганжинскому договору упразднила границу по реке Сулаку и отвела свои вооруженные силы на Терек. Здесь была возведена крепость - Кизляр, куда перевели все воинские и гражданские учреждения, находившиеся ранее в крепости Святого Креста. Саму крепость Святого Креста срыли, а кордонную линию по Сулаку и Агрохани ликвидировали .
За короткий срок своего существования, Агроханское казачье войско понесло невосполнимые потери. Из 1000 семей донских казаков осталось в живых 452, а из бывшего Терского войска только 100 человек .
Таким образом, попытка России закрепиться на Сулаке и Агрохани, окончилась полной неудачей и привела к огромным потерям среди линейного казачества.
С переброской на Терек Агроханское казачье войско было расформировано, и на его основе создавались два новых войска: Терско-Кизлярское и Терско-Семейное .
По приказу командующего Низового корпуса генерал-аншефа В.Я. Левашова с целью увеличения численности терских казаков к составу формирующегося Терско-Кизлярского войска были причислены горцы, перешедшие на русскую сторону и служившие в районе крепости Святого Креста .
По штатам Василия Яковлевича войско делилось на ряд подразделений, отличавшихся по своему национальному и религиозному признаку. Так, в войске существовали подразделения, состоящие из казаков исповедующих ислам, а крещеные горцы составляли отдельное, от православных терских казаков, формирование .
При формировании части сохранялось сословное деление. Среди казаков было немало горцев представителей феодальной знати. Эти лица, будучи на русской службе, сохранили свое привилегированное положение, получив от российских властей дворянское звание. Из этих казаков было сформировано специальное подразделение, где они числились на положении военных чиновников. На него были возложены особые функции по охране и сопровождению посольств23.
Жалованье в войске было установлено в зависимости от занимаемой должности и принадлежности казака к тому или иному подразделению. Так, командир терских казаков ротмистр получал 50 рублей и 25 четвертей муки, рядовой 12 рублей и 6 четвертей муки, у новокрещенцев ротмистр - 40 рублей и 20 четвертей муки, рядовой от 12 до 14 рублей и от 6 до 7 четвертей муки[24].
После сформирования, личный состав части, насчитывал менее 200 казаков. Конечно же, такое миниатюрное войско не могло эффективно охранять границу по Тереку[25].
Войско было поселено компактно отдельной станицей, на правой стороне реки Кизлярки, напротив крепости и практически не привлекалось к сторожевой службе[26].
Казаков войска, прекрасно знавших горские народы, их обычаи, нравы, хорошо ориентировавшихся на местности, активно использовали в качестве проводников и переводчиков, а также в разведывательных целях[27].
Таким образом, Терско-Кизлярское войско было сформировано по особым штатам с учетом социального и национального происхождения казаков и выполняло в основном особые поручения российского командования.
Терско-Семейное казачье войско было образовано из уцелевших, после переселения с Агрохани, донских казаков. По штату новая часть имела: одного войскового атамана, старшину, дьяка, есаула и знаменщика. В целом рядовой состав насчитывал 378 человек[28].
Постановлением Сената казакам было установлено жалованье по 10 рублей в месяц на каждую семью, однако, в связи с дефицитом средств в казне, казакам выплачивали только по 5 рублей[29].
Этнически однородное, более многочисленное и сплоченное, в отличие от Терско-Кизлярского, это войско заняло пространство между крепостью Кизляром и Гребенскими станицами. Терско-семейные казаки основали на левом берегу Терека 3 станицы: Бороздиновскую, Дубовскую, Каргалинскую[30].
В служебные обязанности новой линейной части входила охрана участка кордонной линии от Кизляра до постов станицы Курдюковской. Кроме того, в помощь регулярным войскам, войско должно было формировать и высылать вспомогательные отряды[31].
К примеру, во время русско-турецкой войны 1735-1739 годов, из Терско-Семейного войска был сформирован мобильный отряд в 150 человек под руководством походного атамана Тихона Иванова, который совместно с гребенскими казаками активно участвовал в боевых действиях на территории Северо-Западного Кавказа[32].
Таким образом, количество казачьих линейных частей возрастало, обеспечивая тем самым, надежную защиту границы от Каспийского моря до Кизляра.
Окрепшее к середине XVIII века российское государство, в ответ на захватническую политику Турции, предпринимает решительные меры к укреплению своей южной границы по Тереку. Учитывая сложную военно-политическую обстановку в регионе было принято решение о строительстве дополнительной крепости на левом берегу Терека в районе урочища Моздок[33].
При Моздокской крепости, построенной в 1763 году, возникло поселение, населенное крещеными горцами. Из их числа была сформирована в 1765 году отдельная Горско-Моздокская казачья команда, под командованием кабардинского князя Андрея Кончокина-Черкасского[34]. В 1770 году это поселение было переименовано в станицу Горскую[35].
Штатный состав команды был невелик: полковник, майор, ротмистр, сотник, есаул, хорунжий и 100 рядовых. Помимо этого состава разрешалась иметь сверх штата вакантные должности: есаулов-1, хорунжих-1 и рядовых-22, с выплатой им жалованья, независимо от того, проживали ли они в Моздоке или же оставались на прежнем местожительстве. Так, есаул и хорунжий получал по 15 рублей и 6 четвертей муки, рядовой по 10 рублей и 6 четвертей муки[36].
Безусловно, эта небольшая команда, которая была причислена к моздокскому гарнизону, не могла оказать существенную помощь в деле охраны границы между Моздоком и станицей Червленой. По-видимому, целью создания данной части было стремление российских властей привлечь представителей горских народов к несению военной службы на стороне Российского государства.
Для надежной защиты 80 верстового участка от Моздока до постов станицы Червленой, по распоряжению российских властей, в 1770 году с Волги переселили 517 казачьих семей[37].
Из числа этих казаков был сформирован Моздокский казачий конный полк, который по штату имел пятисотенный состав при 17 старшинах и одном полковнике[38].
Казаками, по левому берегу Терека, было основано 5 станиц: Галюгаевская, Ищерская, Наурская, Мекенская и Калиновская. Каждая станица являлась достаточно серьезным, для противника, узлом сопротивления. Кроме рва, вала и других частей укрепления, она имела в своем распоряжении постоянный гарнизон и артиллерию и практически служила станичникам в качестве небольшой, но хорошо укрепленной крепости[39].
Всего по штату, в одной станице полагалось иметь 4 орудия и 50 человек прислуги. Для обслуживания станичной артиллерии, из числа 250 семей донских казаков, специально переселенных для этой цели, было сформировано 5 отдельных подразделений по 50 казаков в каждом[40].
Эти казаки в звании канониров, в полковой состав части включены не были, им не полагалось, по роду своей службы, иметь лошадей и покидать территорию станицы. Помимо своих прямых обязанностей, на них была возложена дополнительная, оборонять крепость-станицу, в случаи внезапного нападения врага. С этой целью им были выданы: ружья, порох и свинец[41].
Создание постоянных гарнизонов в станицах позволило высвободить личный состав полка от обязанности по их охране и перенацелить его для участия в боевых операциях. Поэтому, полку, было, предписано всегда находится в полной боевой готовности и в полном комплекте[42].
Учитывая сложную военную обстановку на границе с Кабардой, командование настойчиво старалось усилить Моздокскую казачью часть дополнительными воинскими формированиями. При этом имелись факты попыток насильственного обращения в казаки, представителей местных народов. В 1777 году Г.А. Потемкин приказал астраханскому губернатору поселить формирование, состоящее из крещеных калмыков на линию и присоединить их к Моздокскому полку[43].
Однако, это волевое решение военной администрации, так и осталось на бумаге. Нельзя было рассчитывать на безропотное исполнение приказа от людей ведущих кочевой образ жизни, находящихся на стадии полуродового, полупатриархального строя.
Фактически же усиление произошло в 1799 году, когда из состава Моздокского гарнизона, казачьей части, была передана Московская легионная команда. Из этого формирования было образовано отдельное подразделение - пешая команда, в составе 335 казаков под командованием 3 офицеров. Она была предназначена только для охраны кордонов по Тереку и защиты станиц, на случай выступления полка в поход[44].
С созданием этого подразделения прибавилась в полковом округе новая станица - Стодеревская, которая находилась между Моздоком и станицей Галюгаевской[45].
А общий состав воинского соединения возрос и насчитывал более 1000 строевых казаков, выделяясь своей численностью среди всех казачьих формирований, поселенных в XVIII веке на территории Северного Кавказа.
Одновременно с переселением волжских казаков, с Дона было переведено 100 казачьих семей, основавших в 1770 году на окраине Моздока станицу Луковскую. Сформированное из числа этих казаков особое подразделение в 100 человек, предназначалось для обслуживания крепостной Моздокской артиллерии. Это формирование не входило в Моздокскую казачью часть, а составляло одно из подразделений крепостного гарнизона[46].
Таким образом, действия российских властей, по переселению гребенско-терских казаков на левый берег Терека и возведение Кизляра и Моздока, положили начало строительству Кавказской военно-оборонительной линии и формированию первых линейных казачьих частей, которые за исключением Терско-Кизлярского выполняли две основные функции: пограничную и военную.

 

Примечания

1. Фадеев Р. А. Кавказская война. М., 2003. С. 33-41.
2. Стащук Н. И. Заселение Ставрополья в конце XVIII века и в первой половине XIX века. Ставрополь, 1952. С. 138.
3. Гаджиев В. Г. Русско-Дагестанские отношения в XVIII-началеXIX в. Сборник документов. М., 1988. С. 4.
4. Попко И. Д. Терские казаки со стародавних времен. Гребенское войско. Нальчик, 2001. С. 103-104, 261.
5. Шенк В. К. Краткая хроника казачьих войск и иррегулярных частей. СПб., 1912. С. 171; Очерки истории СССР. XVIII в. Вторая четверть. М., 1955. С. 751.
6. Мальбахов Б. К., Эльмесов А. М. Предыстория Кавказской линии. Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа //Материалы второй международной Кубанско-Терской научно-просветительской конференции. - Армавир, 2000. С. 26-27.
7. Попко И. Д. Указ. соч. С. 260
8. Там же. С. 261.
9. Сухарев Ю. Ф. Лазоревый цвет. Страницы казачьей истории. Чапаевск, 2001. С. 200.
10. Потто В. А. Два века Терского казачества (1577-1801). Ставрополь, 1991. С. 169.
11. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа. СПб., 1869. Т. 2.
С. 62.
12. Омельченко И. Л. Терское казачество. Владикавказ, 1991. С. 67;
Потто В. А. Указ. соч. С. 171.
13. 1-ое Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. 9.
№ 3634.
14. РГВИА. Ф. 19. Оп. 107. Д. 48. Л. 17.
15. Потто В. А. Указ. соч. С. 174, 176.
16. РГВИА Ф. 13. Оп. 107. Д. 48. Л. 17.
17. Там же. Л. 18.
18. Гаджиев В. Г. Указ. соч. С. 9.
19. Бутков П. Г. Указ. соч. Т. 1. С. 78.
20. 1-ое П С З. СПб, 1830. Т. 11. № 6978.
21. РГВИА Ф. 13. Оп. 107. Д. 12. Л. 34.
22. Потто В. А. Указ. соч. С. 192-193.
23. РГВИА Ф. 13. Оп. 107. Д.12. Л. 4.
24. Потто В. А. Указ. соч. Там же.
25. РГВИА Ф. 13. Оп. 107. Д. 12. Л. 34.
26. Омельченко И. Л. Указ. соч. С. 70-71.
27. Бутков П. Г. Указ. соч. Т. 1. С. 15.
28. РГВИА Ф.13. Оп. 107. Д. 12. Л. 54.
29. Потто В. А. Указ. соч. С. 193.
30. Дебу И. О. О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске. - СПб., 1829. С. 52.
31. РГВИА Ф. 13. Оп. 107. Д. 12. Л. 560, 560 об.
32. Попко И. Д. Указ. соч. С. 112; Потто В. А. Указ. соч. С. 196-199.
33. Якунин М. А., Федькин М. И. Георгиевск. Историко-краеведческий очерк. Ставрополь, 1977. С. 5.
34. Тхамокова И. Х. К истории формирования линейного казачества. Горский казачий полк. Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа //Материалы второй международной Кубанско-Терской научно-просветительской конференции. Армавир, 2000. С. 29.
35. Кабузан В. М. Население Северного Кавказа в XIX-XX веках. Этностатистическое исследование. СПб., 1996. С. 30.
36. Омельченко И. Л. Указ. соч. С. 34.
37. 1-ое ПСЗ. СПб., 1830. Т. 19. № 13404.
38. Скалон Д. А. Столетие военного министерства 1802-1902. Главное управление казачьих войск. Исторический очерк. - СПб., 1902. С. 95.
39. Писарев С. И. Трехсотлетие Терского казачьего войска 1577-1877. Владикавказ, 1881. С. 24.
40. Там же.
41. Омельченко И. Л. Указ. соч. С. 87.
42. Потто В. А. Указ. соч. С. 244.
43. ЦГА РСО Ф. 13. Оп. 1. Д. 55. Л. 17.
44. Потто В. А. Указ. соч. С. 366-367.
45. Агафонов О. В. Казачьи войска Российской империи. Пантеон Отечественной славы. Калининград, 1995. С. 155.
46. 1-ое ПСЗ. СПб., 1830. Т. 19. № 13404.