Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Сельские поселения в Бурят - Монголии в 20-е-30-е годы XX века.



Сельские поселения в Бурят - Монголии в 20-е-30-е годы XX века.

Зайцева Любовь Алексеевна, д.и.н., зав.кафедрой истории Бурятской государственной сельскохозяйственной академии им. В.Р. Филиппова

По переписи 1926 года сельское население Бурят - Монголии по национальному составу было представлено следующим образом: русских - 49,8 %, бурят - 45,1 %, тунгусов (эвенков) - 0,6 %, прочих - 4,5 %. [НАРБ, Ф.р.- 1053, Оп. 1, Д.9, Л. 9, 10]

Русские и другие группы оседлого населения жили крупными селениями, бурятское население - в основном в мелких населенных пунктах, которые отличались от русских деревень. В них не было улиц, ни правильно расположенных усадеб. Так, в 1922г. в Бурят - Монгольской автономной области РСФСР на 100 населенных мест приходилось: поселений до 5 дворов у бурят - 8, у русских - 21; от 5 до 24 дворов у бурят - 51, у русских - 41; от 50 до 99 - у бурят - 11, у русских - 12; от 100 до 189 дворов у бурят - 2, у русских - 6; 200 и более дворов в бурятских поселений не было, у русских их было 3. Фактически русская часть населения проживала не только в крупных поселениях, но и значительная часть их жила на заимках, выселках и др. [Сб. по Б-М Авт. обл. Сибири. - Иркутск: изд-во БМ Выставоч. Ком-та…, 1923. -С. 21]

По неполным данным в сельской местности Бурят - Монголии в середине 20-х годов числилось 2360 населенных пунктов, из них русского типа селения составляли 613 или 26 % от общего количества населенных пунктов, бурятских улусов - 1713 и дацанов - 21 или 73,4 %, прочих населенных пунктов - 13 или 0,6 %. На один населенный пункт приходилось у русских и прочих 422 чел., у бурят - 125. [НАРБ, Ф.р. - 1053, Оп.1, Д. 9, Л. 7]

По количеству дворов в населенных пунктах большее количество приходилось на группу до 40 дворов - 1573 населенных пункта (67%), до 80 дворов - 372 (16%), от 120 дворов - 121(9%), до 420 дворов - 11 (0,5%), до 1000 дворов - 6 (0,3%). [Подсчитано: НАРБ, Ф.р. - 1053, Оп.1, Д. 9, Л. 6, 8]

Таким образом, населенные пункты были расположены на достаточно большой территории республики и в основном это были малодворовые деревни и улусы. Столь же различны были и хозяйственные формы населения, в первую очередь зависящие от разнообразных естественных условий и бытовых навыков. Здесь присутствовали все основные хозяйственные формы - бродячее охотничье хозяйство в Баргузинской тайге, номадное скотоводческое хозяйство в Агинском аймаке, большое разнообразие полукочевых форм хозяйств в Эхирит - Булагатском, Хоринском аймаках, типичное оседлого типа хозяйства в Верхнеудинском, Мухоршибирском,, Кабанском районах. Около 54 % всех хозяйств были оседлого типа, из них 10% бурятских; полукочевые хозяйства составляли чуть больше 40 % из них 78,6 % были бурятскими и эвенкийскими; кочевые хозяйства составляли 5,7 %или 11% от общего количества бурятских и тунгусских хозяйств, бродячих хозяйств насчитывалось 0,3 %. [НАРБ, Ф.р. - 1053, Оп.1, Д. 9, Л. 11]

Осуществление коллективизации в восточных республиках страны, её темпы и методы в кочевых и полукочевых районах этих республик определяло постановление ЦКВКП(б) от 17 сентября 1932 года, в котором разъяснялось, что обязательными условиями коллективизации кочевых и полукочевых районов является создание прочной хозяйственной базы для животноводства и расселение семей скотоводов в поселках европейского типа. [КПСС в резолюциях…Т.6., - С. 120] Коллективизация, реформирование земельных отношений, перевод кочевых, полукочевых хозяйств на оседлость в Бурят - Монголии проходили почти одновременно, влияя друг на друга, тем самым ускоряя или замедляя социально - экономическое развитие русской деревни и бурятского улуса.

К 1929г. завершено сплошное межселенное землеустройство 24,5%, внутриселенное землеустройство всех видов - 4% площади земель сельскохозяйственного значения, т.е. к 1930г. было землеустроено в целом по республике 2367, 43 тыс. га, проведено межселенное землеустройство на площади до 1990,3 тыс. га, подлежало землеустройству - 5685,08 тыс. га. [НАРБ, Ф.р. - 248, Оп.2, Д. 199, Л. 554 Об.; Ф.р. - 195, Оп. 5, Д. 29. Л. 101]

Землеустроительные работы принимали характер земельной реформы. В итоге, основное содержание земельного преобразования было определено следующим образом:

1. Ликвидация путем землеустройства дореволюционных земельных отношений, сохранившихся на территории Бурят - Монголии.

2. Создание на основе этого благоприятных условий для развития коллективных форм хозяйства и интенсификации бедняцких и середняцких хозяйств.

3. Создание устойчивых земельных отношений и разграничение интересов отдельных групп сельского хозяйства с различным хозяйственным укладом.

4. Достижение рациональной и хозяйственной целесообразности размещения населения на территории.

5. Выделение хозяйственно - целостных государственных фондов для целей совхозного строительства и нужд переселения. [НАРБ, Ф.р. - 1, Оп.1, Д. 1500, Л. 20]

Земельная реформа мыслилась как реформа хозяйства кочевого и полукочевого населения, жившего разбросанно по территории наделов, при перестройке должно сдвигаться на новые места. Часть населения должна была территориально перемещена ориентировочное число перемещенных хозяйств в обоих случаях определялось в 17180 семей. Для оказания хозяйственной помощи была определена сумма 200 рублей в среднем на хозяйство, общая сумма средств определялось в 3456,8 тыс. руб. [НАРБ, Ф.р. - 1, Оп.1, Д. 1500, Л. 30]

План земельной реформы на 1931г. намечал перевести на оседлость 1094 бедняцко - середняцких хозяйств (из 38929 кочевых и полукочевых хозяйств), организацию 10 колхозов в Агинском, Еравнинском, Селенгинском аймаках, организацию 6 сенобаз в Агинском, Еравнинском, Селенгинском аймаках. Устройство 50 утепленных скотных дворов, 16 овчарен, 13 конюшен, постройку зерновых амбаров, машинных сараев и пр. , организацию десяти маслодельных и сыроваренных заводов, приобретение племенных производителей. Но такие темпы показались бюро Восточно - Сибирского крайкома партии слишком низкими, и план был пересмотрен в сторону увеличения более чем в 3 раза. [НАРБ, Ф.р. - 1, Оп.1, Д. 1630, Л. 119; Б.-Монгольская правда, 1931, 18 июля]

Вопросы сселения, оседания потребовали изучения характера расселения бурятского, тунгусского (эвенкийского) населения. В 1932г. было обследовано 9 сомонов Агинского аймака, что позволило в какой-то степени скорректировать аграрную политику по отношению к коренным народам Бурят - Монголии.

Будучи скотоводческим аймаком, здесь всегда была самая высокая скотообеспеченность населения среди всего Забайкалья. Агинцы были богаче другого населения по скоту в 2 раза. Сохранилось это соотношение и в начале 30-х годов (на 100 душ населения приходилось скота в переводе на крупно - рогатый скот в 1929г. в Агинском аймаке 525,5, в 1930г. - 533,6, 1931г. - 381,9 головы, по республике в целом соответственно - 228,8, 192,9, 147,6 голов. [НАРБ, Ф.р. - 195, Оп.12, Д. 6, Л. 90, 91]

С образованием колхозов произошли изменения в образе жизни скотоводов. Особенно это наглядно видно в характеристике жилищ по типам у колхозников и единоличников. Если в конце XIX века число хозяйств (бурятских), имеющих только войлочные юрты составляло 51,8%, к 30-ым годам наблюдается увеличение числа жилых домов и деревянных летников. Там, где были колхозы обеспеченность жилыми домами на 100 хозяйств в 1932г. составляла почти 29 ед., у единоличников около 8; летниками деревянными обеспечены в колхозах 74 ед., единоличники - 76, войлочными юртами в колхозах - 55 ед., единоличники - 86. [НАРБ, Ф.р. - 195, Оп.12, Д. 6, Л. 73]

Перевод кочевников на оседлость был проведен в довольно короткий срок (1930-1935гг) при финансовой и организационно - технической помощи со стороны государства. Произошло сселение кочевых и полукочевых хозяйств, разбросанных улусами и отдельными дворами на десятках, а порой сотнях километров, в единые хозяйственные центры образованных колхозов.

Прошлое расселение кочевого и полукочевого население только в разброску и проживание отдельными группами в первые годы коллективизации, ставило в качестве основной задачи при переходе на оседлость, вопрос о выборе места оседания. В 1930 - 1935 гг. места оседания колхозников Бурятии еще не были охвачены инженерной планировкой хозяйственных центров. Нехватало кадров, земельные органы не в силах были освоить огромный объем работы.

Поэтому в это время определение точек оседания сопровождалось простейшей планировкой мест под поселение. Каждому оседающему колхозу определялось место под поселение специальной комиссией в составе члена аймисполкома, землеустроителя, агронома, мелиоратора, ветврача, представителя санитарного надзора, представителя пожарной охраны, председателя сомонного совета, председателя колхоза, колхозника, хорошо знающего местность. При определении места должно было учитываться положительное разрешение таких вопросов, как компактное расположение пахотных, сенокосных, выгонных угодий, возможность наделения колхозников приусадебными участками, наличие водоисточников, по возможности кратчайшее расстояние до аймачного центра, до ближайшей железнодорожной станции, незараженность местности эпизоотическими заболеваниями, направление господствующих ветров. [Могордоев М.О., Гомбоев Д.Ш. Переход бурят от кочевья к оседлости. - Улан - Удэ: Бур. кн. изд-во, 1972, с. 82; НАРБ, Ф.р. - 195, Оп.12, Д. 6, Л. 95]

Планы перевода кочевников на оседлость порой составлялись без достаточного организационно - хозяйственного обоснования, генеральный план строительства, размеры населенного пункта и разбивка усадеб не были разработаны. При выборе точек оседания иногда не учитывались такие важные моменты, как близость воды, нередко скотные дворы строились за 2-2,5 км. от водопоя, практиковалось прямое администрирование.

Типичным был и тот факт, что подавляющее большинство колхозников начинало строительство без надлежащей распланировки усадебных мест, результатом чего являлось полное игнорирование правил антипожарного порядка, крайне неудовлетворительное размещение отдельных секторов, в частности, строительство скотных дворов в непосредственной близости с жилыми постройками, или размещение своих пунктов оседания на сенокосных угодьях. [НАРБ, Ф.р. - 691, Оп.1, Д. 2905, Л. 45]

В 1931г., главным образом, обращалось внимание на концентрацию всего строительства и скота на центральной усадьбе, с 1932г. началось создание специализированных производственных филиалов (овцеводства, молочного скотоводства и т.п.), строились в первую очередь производственные помещения - утепленные скотные дворы, овчарни, конюшни, кузницы и т.д., в в 1933г. был объявлен конкурс на "оседающий колхоз с лучшими показателями работы". За два года (1930, 1931) в республике осело 11165 хозяйств. Из них 5508 кочевых, 6306 полукочевых, 163 охотничьих хозяйства. Организовано 137 новых пунктов по районам. [НАРБ, Ф.р. - 691, оп.1, Д. 2905, Л. 45]

К 1933г. свыше 11500 хозяйств кочевников перешло на оседлость, в 1935г. было создано до 140 пунктов оседания, где было сосредоточено 86,,5% кочевых и 23% полукочевых хозяйств. Финансовая помощь государства оседающим колхозам за период с 1931 - 1935гг. составила в виде безвозвратной ссуды 2262200 руб. и в виде долгосрочной ссуды 285260 руб. В районах оседания было построено домов и бань - 324; скотных дворов - 343, конюшен - 113, овчарен - 73, ремонтных мастерских - 2. Всего на мероприятия по земельной реформе было вложено 5618,0 тыс. рублей. Из них 3 млн. на мелиорацию и землеустройство и больше 2,5 млн. рублей на оседание. [Зайцева Л.А. Сельское хозяйство Бурятии (1930 е- 1950-е гг) - Улан - Удэ: БНЦСОРАН, 1996, С. 105]

Коренное население Бурятии в прошлом не имело поселковой формы расселения. Поэтому формирование землепользования в бурятских колхозах имело свои особенности. Образовавшиеся колхозы объединяли хозяйства, разбросанные на десятки километров и имевшие несмежные сенокосы, которые и в 1932г. находились в пользовании общества.

К сожалению, в таком важном деле не обошлось без грубого администрирования, нарушения принципа добровольности, гигантомании - к одной точке оседания и в один колхоз пытались стянуть 200, 300 хозяйств, выбор точек оседания иногда проводился без участия населения, генеральный план строительства, размеры населенных пунктов и разбивка усадеб не были разработаны. Порой бывало так, что дома и юрты размещались почти вплотную друг к другу без приусадебной земли и без улицы. [НАРБ, Ф.р. - 1053, Оп.1, Д. 138, Л. 2]

Если в русской деревне процесс коллективизации сопровождался строительством сравнительно небольшого количества дополнительных производственно - бытовых, культурных объектов, коллективизация в бурятском улусе, особенно в восточных аймаках была связана с огромной работой по строительству жилых домов, производственных объектов, культурно - бытовых построек. Фактически создавались новые сельские поселения, где жители объединены в коллективное хозяйство. Колхозная деревня 30-х годов во многом отличалась от доколхозной деревни и улусе.