Охонько Н.А. (Ставропольский краеведческий музей им. Г.Н.Прозрителева и Г.К.Праве) Новые подходы к изучению памятников Азово-Моздокской линии

В целях устройства правильной границы в Предкавказье и создания плацдарма для присоединения Кавказа к России в течение 1777-1780 гг. была заложена Азово-Моздокская военная линия. Она включала в себя 9 крепостей с казачьими станицами, которые распределялись в следующем порядке:
1. Крепость св. Екатерины - в устье р. Малки (ныне станица Екатериноградская в Кабардино-Балкарии).
2. Крепость св. Павла - на р. Куре (на правом берегу Куры у г. Новопавловска существовала до 1827 г.).
3. Крепость св. Марии - на р. Золке (существовала до 1827 г.).
4. Крепость св. Георгия (сейчас город Георгиевск).
5. Крепость св. Александра на р. Томузлове (сейчас село Александровское).
6. Крепость Северная (сейчас с. Северное).
7. Крепость Ставрополь (сегодня город Ставрополь).
8. Крепость Московская (сейчас село Московское).
9. Крепость Донская (сейчас село Донское).
Крепости и станицы при них занимали ключевые в стратегическом отношении пункты между Тереком, Доном и Кубанью, выполняя роль узловых оборонительных пунктов.
Между крепостями, применительно к местности, располагалась цепь более мелких укреплений в виде редутов, пикетов и форпостов.
В 20-х годах XIX в., в связи с перемещением театра военных действий к предгорьям и горам Северного Кавказа, линия оказалась в тылу. Утратив свою военно-оборонительную роль, она стала выполнять коммуникационные функции. По ней пролегал тракт, соединявший южнороссийские территории с Северным Кавказом и Закавказьем. Для охраны почтовых, военных и других перевозок вдоль тракта сохранялись укрепления типа редутов, постов и пикетов, на которых несли службу казаки.
В процессе освоения Предкавказья и по мере ослабления военной опасности крепости, станицы, редуты, посты и пикеты забрасывались и забывались. Часть из них со временем полностью исчезли в результате хозяйственной деятельности. Другие продолжают сохраняться в виде фрагментов или руин. К сожалению, до последнего времени данной категории памятников не придавалось значения, и они не включались в списки объектов историко-культурного наследия.
Для оценки состояния объектов Азово-Моздокской линии автором данной статьи проведено их рекогносцировочное обследование, а для исследования объектов линии была применена археологическая методика.
Наиболее изученной сегодня является территория Ставропольской крепости. Исследованием ее истории занимались такие известные краеведы как И.В. Бентковский, Г.Н. Прозрителев, В.Г. Гниловской.
В своих работах "Рукописные планы г. Ставрополя первой трети XIX столетия" и "Территориальное развитие города Ставрополя в первой половине XIX столетия" В.Г. Гниловской на основе архивных данных анализирует пять известных на тот момент планов крепости и города, давая привязку крепости к современной градостроительной обстановке.
Исследования территории крепости, проведенные Ставропольским краеведческим музеем в 1990-1992 годах, дополнили имеющиеся сведения, и на их основе были получены ответы на многие вопросы. В частности, уточнена привязка крепости на местности, археологически вскрыт и изучен профиль крепостного рва, раскопаны фундаменты каменной оборонительной казармы, частично раскопана территория "обывательского квартала" в северной части крепости, археологически изучено местонахождение Казанского собора. Сопоставление архивных и археологических данных дало следующие результаты:
1. Крепость занимала площадь около 10 га.
2. Первоначально она была окружена земляным валом высотой около 1,8 м., а на крутых склонах устраивался эскарп.
3. Крепостной ров имел ширину от 6 до 8 метров, его вид дважды изменялся с течением времени: заплывший, очевидно, в результате дождей и таянья снега, ров углублялся и расширялся. Глубина рва составляла 3,6 м от сегодняшнего уровня дневной поверхности.
4. Остатки каменного укрепления, именуемые "крепостной стеной", на самом деле являются южной стеной офицерской оборонительной казармы, построенной в период с 1809 по 1811 год для офицеров 1-го лейб-эскадрона Таганрогского драгунского полка. Это удалось выяснить путем археологических раскопок с последующим сопоставлением полученных результатов с планами Ставропольской крепости 1809 и 1811 годов и эскизным проектом казармы, хранящимся в фондах музея.
Кроме данной казармы в это же время были построены еще две - одна офицерская, на сегодняшний день не сохранившаяся, и солдатская, длиной 103 м (перестроенная затем в жилой дом).
Применение археологических методик в изучении крепости позволили доказать, что с момента основания она была земляной, с использованием каменной обкладки бруствера и гласиса. Укрепления возводились по правилам полевой фортификации. Это подтверждается проведенным сравнением археологических данных с учебниками по полевой фортификации конца XVIII - начала XIX в.
После инспекторской проверки Азово-Моздокской линии, проведенной в 1804 г. крупным военным специалистом Е.И. Спренгпортеном, земляные укрепления начали заменяться или усиливаться каменными. Как правило, это были каменные оборонительные казармы, промежутки между которыми перекрывали каменные же стены с банкетами и бойницами. До 1817 г. линия оборонительных казарм доходила до середины крепости (от современной ул. К. Цеткин до горэлектросетей). Вступивший в должность главнокомандующего на Кавказе А.П. Ермолов остановил крепостные работы и превратил крепость в интендантство. Земляные укрепления в восточной части крепости были срыты в 1840-х годах при возведении Казанского собора.
Территория крайней на левом фланге Азово-Моздокской линии крепости Екатериноградской полностью занята станицей. На огородах местных жителей лишь в одном месте сохраняется сравнительно небольшой участок земляного вала. При внимательном осмотре можно заметить контуры крепости, обозначаемые западиной рва.
Частью крепости является хорошо сохранившаяся триумфальная арка, возведенная в 1785 г. в связи с учреждением Кавказского наместничества, центром которого Екатериноград выступал с 1785 по 1790 год.
Крепость Павловская, расположенная на правом берегу р. Куры, была оставлена в 1827 г., когда осуществлялся перевод гарнизона и станицы на место станицы Старопавловской. Вследствие этого крепость хорошо сохранилась, несмотря на частичные разрушения при прокладке шоссейной и железной дорог.
В 2003 г. специалистами предприятия "Наследие" было раскопано порядка 10 000 м2 территории Павловской крепости. Подучен большой материал, который можно получить лишь с помощью археологических раскопок.
На месте г. Новопавловска, основанного в середине XIX в., нами выявлены следы укреплений в виде эскарпов и террас вдоль края коренного берега Куры. Особый интерес представляет вспомогательное укрепление на холме-останце в пойме Куры (сейчас там расположен молочный завод). Вершина холма опоясана двумя линиями обороны в виде эскарпированных склонов с уступами. Между укреплением и станицей была устроена насыпная перемычка для сообщения.
Склоны холма крутые, высотой 31м. В плане холм округлый, площадью около 1,1 га. Высота эскарпов 5,5 и 3,5 м. Ширина разделяющих их террас 2 и 3 м.
Территория укрепления перепланирована в результате строительства молочного завода. Визуальное обследование пока не позволяет делать выводы о том, какого типа были укрепления на вершине холма.
Удалось открыть местонахождение крепости св. Марии. Она находится на правом коренном берегу р. Золки у пос. Фазанный, рядом с кладбищем. В настоящее время это наиболее сохранившиеся остатки одной из крепостей Азово-Моздокской линии. Она занимала выступающий в пойму участок берега, имеющего форму широкого мыса, ограниченного с трех сторон ложбинами и склоном коренного берега. Вдоль склонов была устроена линия укреплений, состоящая из земляного вала, идущего по краю мыса. Ниже вала на склоне устраивался ров с гласисом.
Несколько лет назад, в результате добычи глины, линия укрепления в отдельных местах оказалась разрезанной поперечными траншеями. Осмотр разрезов позволил выяснить интересную деталь в конструкции вала. Он состоял из двух подсыпок, разделенных вертикально на две равные доли. Внутренняя часть вала устроена из чернозема, взятого из верхних слоев грунта, выбиравшегося при рытье рва. Внешняя часть вала устроена из плотной глины, добывавшейся со дна рва. Этим самым военные строители укрепляли внешний фас вала, предохраняя его от смывов и оплывания, а также усиливая прочность против ядер и пуль.
С напольной стороны укрепления не сохранились, будучи полностью спланированными в результате распашек. По углам крепости просматриваются контуры бастионов.
На пашне хорошо читается культурный слой, состоящий из обломков керамики, кусков обожженной глины, камней, фрагментов металлических изделий и прочего.
На соседнем возвышении берега, где расположено кладбище, также просматриваются следы земляных укреплений. Осмотр показал, что здесь располагалось древнее городище с насыщенным культурным слоем. Не исключено, что и его использовали в период функционирования крепости. Место расположения казачьей станицы при крепости пока не выявлено.
Территория крепости св. Георгия полностью застроена, и ее локализация на плане города Георгиевска нами не производилась.
По мнению местных краеведов и музейных работников, крепость располагалась на высоком коренном берегу р. Кумы у нынешнего въезда в город со стороны г. Новопавловска. Однако визуально какие-либо следы укреплений не прослеживаются.
Между Георгиевской и Александровской крепостями выявлен промежуточный дозорно-оборонительный пост, занимавший доминирующую высоту на водоразделе между бассейном р. Кумы и р. Томузловки.
Привязка к местности крепости св. Александра возможна только по месту слияния рек Большой и Малый Томузлов. Крепость занимала мыс, территория которого полностью изменена в результате хозяйственной деятельности жителей с. Александровского. Жители этой части села находят на огородах остатки каменных строений и предметы конца XVIII - начала XIX вв. На месте крепости Северная сохранились выразительные остатки мощного земляного укрепления. Рядом с ним читаются следы валов и рвов. После крепостей Павловской и Марьинской это наиболее сохранившийся объект Азово-Моздокской линии.
У с. Бешпагир, на горе, называемой местными жителями Бекет, выявлены остатки Бешпагирского редута. В результате хозяйственной деятельности насыпь укрепления разрезана карьером. Применяя археологическую методику, мы зачистили и зачертили стратиграфический разрез редута.
Между Ставропольской и Московской крепостями выявлен промежуточный сигнальный пост. Он располагался на кургане скифского времени в высшей точке водораздела рек Ташлы Калаусской и Ташлы Егорлыкской.
На территории с. Московского также выявлены остатки вала и рва. Местным краеведом В.А. Бочарниковым здесь были зафиксированы следы фундаментов, которые позволяют говорить о наличии каменных оборонительных казарм. Интересной особенностью данного укрепления являлась система доступа к воде (р. Богатая). Она представляла собою проход, защищенный двумя глубокими рвами. С помощью местных жителей выявлено место старинного кладбища.
Остатки укрепленного поста выявлены на возвышении у леса "Рыданчик", недалеко от крепости Московской. Укрепление имело прямоугольную форму и именовалось реданом. От него и произошло видоизмененное название леса. Местные жители объясняют топоним Рыданчик следующим образом. Когда сюда пришли русские, они предложили татарам выселиться. Последние, собравшись уходить, расположились у леса и от горя рыдали.
Благодаря музею с. Донского достаточно хорошо изучена и реконструирована в макете крепость Донская. На огородах местных жителей сохраняется небольшой участок земляных укреплений в виде рва и вала с бастионом. Заведующим музеем Ф.Н. Долженко произведена привязка территории крепости к местности. Однако этот вопрос требует еще уточнения с помощью археологических методов.
Одним из хорошо сохранившихся объектов является Темнолесский ретраншемент, основанный в 1789 г. Он входил в единый комплекс с построенными в 1787 г. Бударским редутом на южном склоне горы Стрижамент, Кубанским редутом (современный пос. Извещательный), крепостью Недреманной на вершине одноименной горы. Цель этих укреплений - прикрытие дороги и перевала из долины Кубани в долину Егорлыка; связь между Азово-Моздокской и Кубанской линиями.
В начале XIX в. ретраншемент был перестроен в крепость, опоясанную каменными оборонительными казармами и другими вспомогательными строениями. Несмотря на то, что строения в середине XX в. были разобраны, сохранились достаточно представительные руины, которые возможно раскапывать с последующей музеефикацией крепостных сооружений.
Обследование горы Недреманной позволило выявить остатки старого редута. Западнее его, на вершине наиболее высокой горы, в конце XVIII в. закладывается крепость. Нами установлено, что крепость не имела оборонительной системы. Видимо, она существовала недолго и ее оборонительные сооружения имели характер временного полевого укрепления.
Интересный оборонительный и хорошо сохранившийся объект зафиксирован нами у ст. Рождественской. Он выглядит как высокая насыпь квадратной формы с возвышениями по углам. Это перспективный объект для изучения и музеефикации.
Одним из хорошо сохранившихся укреплений является Вестославский редут, расположенный у с. Привольного, где р. Калалы сливается с р. Калаус.
В 2004 г. экспедиция музея под руководством С.Н. Савенко изучала редут путем археологических раскопок. В результате удалось выяснить конструктивные особенности укреплений и по находкам датировать его. Остеологический материал из раскопок дал интересные данные по составу стада, используемого гарнизоном укрепления.
В процессе раскопок были выработаны методики реконструкции первоначального вида укрепления с последующей музеефикацией.
Из вышеописанных укреплений Азово-Моздокской линии к настоящему времени выявлены в архивах и частично введены в научный оборот лишь планы крепостей Екатериноградской, Георгиевской, Ставропольской, Московской и Донской. Как правило, эти планы составлялись в связи с инвентаризациями объектов. Поэтому они фиксируют состояние крепостных сооружений по состоянию на тот или иной период.
Сравнение сохранившихся натурных объектов с планами показывают различия между проектами и их исполнением. Проекты являлись своеобразной принципиальной схемой, которая не брала в расчет детали микрорельефа. При возведении крепостей строители вынуждены были приспосабливаться к реальной местности, внося практические коррективы с учетом конкретных условий.
Проведенные рекогносцировочные исследования показали перспективность дальнейших работ по выявлению, учету, сохранению и использованию остатков фортификационных объектов Азово-Моздокской линии. Наряду с археологическими, архитектурными, историческими и другими памятниками, они являются неотъемлемой частью нашего историко-культурного наследия.

 

Примечания

Гниловской В.Г. Первые карты Азово-Моздокской линии. В сб. "Северный Кавказ", вып. 3. Издание Ставропольского государственного педагогического института. Ставрополь, 1974.
Гниловской В.Г. Рукописные планы города Ставрополя первой трети XIX столетия. Здесь же.
Гниловской В.Г. План Ставропольской крепости 1811 года. МИСК (Материалы по изучению Ставропольского края), вып. 1. Ставрополь, 1949.
Гниловской В.Г. Территориальное развитие города Ставрополя в первой половине XIX столетия. МИСК, вып. 4. Ставрополь, 1952.
Гниловской В.Г. План Ставрополя 1787 года. МИСК, вып. 14. Ставрополь, 1976.
Гниловской В.Г. Темнолесский ретраншемент. Северный Кавказ, вып. 2. Ставрополь, 1973.
Охонько Н.А. Азово-Моздокская укрепленная линия как прообраз пограничной стражи на Северном Кавказе в конце XVIII - начале XIX века. В сб. "История и основные этапы становления государственной границы на юге России…" Ставрополь, 1997.
Охонько Н.А. Азово-Моздокская оборонительная линия и роль Астрахани в ее создании. В сб. "Астраханский край: история и современность". Изд-во Астраханского государственного педагогического университета, 1997.
Охонько Н.А. История создания Кавказской оборонительной линии. В сб. "Суворов и Кавказ: значение наследия великого полководца и гражданина России для современных защитников южных рубежей страны". Ставрополь, 2000.
Охонько Н.А. Азово-Моздокская линия и ее роль в становлении России на южных рубежах. Ставропольский хронограф на 2002 год. Ставрополь, 2002.
Охонько Н.А., Савенко С.Н. Концепция сохранения, использования и дальнейшего развития Ставропольской Крепостной горы. Ставрополь, 2002.
Охонько Н.А., Салова И.А. Храмовое строительство на Кавказской военной линии. Минаевские чтения, вып. 3. Ставрополь, 1999.