Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Вена в последней трети XIX – начале ХХ вв.: меняющееся пространство города в условиях модернизации



Вена в последней трети XIX – начале ХХ вв.: меняющееся пространство города в условиях модернизации

До середины XIX в. Вена не принадлежала к числу
блистательных городов Европы. В пышности и великолепии она уступала
Парижу, Берлину, Санкт-Петербургу. Город теснился в рамках военных
укреплений, Вена переживала скученность и антисанитарию. Город не
соответствовал званию имперской столицы. Город нуждался в новом
пространстве и кардинальной перепланировки. После долгих и жарких
дискуссий император подписал 20 декабря 1857 г. указ о сносе военных
укреплений, несмотря на протесты многих высших офицеров [1]. Главный
печатный орган австрийских либералов «Neue Freie Presse», сравнивала
этот акт с падением феодальных оков вокруг Вены. И надо сказать за этой
метафорой крылся истинный смысл, отражающий суть происходившего в городе
и стране. К 1860 г. этот процесс был завершен, после этого в городе
начинается настоящий строительный бум.

Начало бурного развития Вены привело к конфликту между городскими и
имперскими властями по вопросу о том, кто должен контролировать процесс
строительства и развития города. После острых дебатов победа осталась за
имперским правительством, которое обладало значительными финансовыми
ресурсами. Однако и венских магистрат, находившийся в 60-70-е гг. под
контролем либералов вносил свой весомый вклад в развитие города.

В последней трети XIX в. полностью меняется городской ландшафт Вены.
Город был пронизан новыми широкими проспектами и кварталами, Вена
поглощает бывшие соседние деревни. Украшением новой Вены стала
центральный проспект Рингштрассе. На нем в 1885 г. было завершено
строительство новой городской ратуши, в 1883-1884 гг. главного корпуса
венского университета, в 1870 г. императорского оперного театра и т.д.
Эти здания отражали либеральную этику, доминировавшую в городе в 60-70 –
е гг., воплощенную в созданном ратушном квартале (парламентское
правление - здание Парламента, городское самоуправление – Ратуша, высшее
образование – Университет, культура – Бургтеатр). Величие и блеск
архитектуры Ригштрассе в наибольшей степени символизировали амбиции и
радужные перспективы австрийского либерализма. «Вена Рингштрассе» стала
таким же синонимом как викторианская эпоха в Великобритании. Как и
викториансто, стиль Рингштрассе критиковался интеллектуалами в начале ХХ
в., разочаровавшимися в классическом либерализме.

Город был заполнен красивыми доходными домами. Венский средний класс
хотел подражать аристократии, пусть даже внешне, проживая в домах,
похожих на дворцы. Строительство доходных домов отражало важную
тенденцию, наблюдавшуюся в венском обществе, а именно сближение
аристократии и буржуазии. Неслучайно, что крупными инвесторами,
вкладывавшими средства в Рингштрассе, были как крупные буржуа, так и
представители родовой аристократии. Аристократия становилась
домовладельцем и сама, проживая в доходных домах. К 1914 г. около трети
частных домов на Рингштрассе принадлежала аристократам [2]. В конце XIX
в. в однокомнатных квартирах в Вене проживало только 5,3% горожан, что
являлось одним из лучших показателей в Европе. В отличии от Берлина и
других городов Вена сохраняла стремление к пространству, поэтому
украшением города стали его бульвары и парки [3]. На помощь архитекторам
в этом вопросе пришли военные, которые настаивали на максимальной
широте венских улиц и площадей, что обеспечивало хорошую маневренность
войск и затрудняло строительство баррикад. Воплощением быстрых перемен в
городе стало развитие улицы Грабен, где были сосредоточены самые модные
и дорогие магазины в Вене, которые своим блеском поражали воображение
венцев и гостей города [4]. Лицом города стали его гостиницы, среди
которых выделялись «Бристоль», «Империал» и «Гранд-Отель» [5].

К первой мировой войны радикальным образом изменились пригороды Вены,
они были благоустроены и перестроены, дабы соответствовать имперскому
шику Вены. Некоторые из них, в частности Баден имели собственные театры,
где выступали лучшие артисты страны. В Бадене находилась одна из лучших
гостиниц Вены «Захер». Этот пригород стал любимым местом отдыха венской
знати летом [6]. В другом пригороде Зиммеринге, наоборот развивались
зимние виды спорт и зимний отдых венцев. К 1914 г. Вена стала одним из
красивейших городов мира, ее блеск и роскошь поражали восприятие
современников.

Успехи Вены, были во многом связаны с тем, что в строительном буме в
столице империи Габсбургов активное участие принимал частый бизнес.
Государство, предпринимателей, занимавшихся строительством в Вена,
освобождали от налогов на 12-30 лет. Однако государство не играло роль
статиста. Оно жестко контролировало условия труда рабочих и качество
строительных работ, особенно это проявилось после биржевого краха 1873
г., который больно ударил и по строительной индустрии Вены.

Во второй половине XIX – начале ХХ вв. меняется география размещения
населения Вены. Из перенаселенного центра горожане переезжают на окраины
и пригороды столицы. Этому обстоятельству способствовало бурное
развитие городского транспорта, гордостью Вены стали ее трамваи, которые
в день перевозили несколько сот тыс. чел. «Компания венских трамваев»
была преуспевающим предприятием, отчислявшим большие налоговые
поступления в городской бюджет. Утром и вечером рабочие, и учащиеся
пользовались льготами при проезде в трамвае, если обычные категории
граждан платили за проезд 5-9 геллерам, то льготники всего 4 геллера
[7]. Городские власти четко следили за тарифами на проезд и качеством
транспортных услуг, оказываемых гражданам. Доступность городского
транспорта позволила людям с окраин без проблем добираться в центр
города и обратно, в том числе и на работу [8].

В эпоху дуализма городские власти при поддержке имперского правительства
решили еще целый ряд сложных проблем. Настоящее бедой Вены являлось
качество питьевой воды. Город в 1873 г. построил новый водопровод,
который чистую альпийскую воду доставлял прямо в город из Штирии, длина
этого водопровода составила 170 км. Вся Вена была оснащена первоклассной
канализацией и освещением улиц и площадей. Город строит общественные
скотобойни и следит за качеством, поставляемого в город продовольствия,
модернизируются старые и стояться новые рынки, наводиться порядок на
городских кладбищах, огромное внимание уделяется уборке улиц и
утилизации отходов. Таким образом, Вена с середины XIX в. переживает
новое рождение. Успех столицы Габсбургов во многом был обусловлен
системностью реформ городского хозяйства и объединением усилий
имперского правительства, городских властей и частного бизнеса.
Результаты не замедлили сказаться, так если в 1860 г. смертность в
городе составляла 40 чел. на 1000 горожан, то к 1894 г. этот показатель
сократился до 22,8 чел. [9]. Следует подчеркнуть, что здесь не
маловажную роль сыграло развитие городской системы медицинского
обслуживания населения. Показателем успеха Вены стал бурный рост
численности населения в городе. В 1860 г. в городе проживало 500 тыс.
чел., к 1914 г. численность венцев достигла 2 млн. [10]. В основном
прирост населения происходил за счет эмиграции. К 1910 г. только 48%
венцев являлась коренными жителями [11].

Вена на основе императорского патента от 9 марта 1850 г. получила особое
муниципальный статус, став отдельной административной единицей в
австрийской половине империи [12]. Бургомистр и городское собрание Вены
обладали значительными полномочиями. Правда, избранного бургомистра Вены
должен был обязательно утвердить император. Однако не все горожане
имели избирательные права. Избирательное право обуславливалось цензом
оседлости не менее 3 лет (для четвертой – «всеобщей курии»), и уплатой
определенной суммы налогов до 5 гульденов [13]. Всего к началу ХХ в.
примерно треть мужчин Вены имело право голоса [14]. Только в 1907 г. в
Австрии вводится всеобщее избирательное право.

С расширением города менялся его национальный и социальный состав, стиль
жизни горожан. Экономическая стабильность периода дуализма позволила
крупным буржуа больше внимание уделять гедонизму и меньше производству.
Создание акционерных обществ, все больше обезличивало процесс
производства. Владельцу предприятия теперь не надо было вникать в
технологию производства, доверяя эту функцию менеджерам. Стремление к
удовольствиям стало отличительной чертой жизни венской элиты. Посещение
театров, балов, званных вечеров стало повседневной обыденностью.
Украшение повседневности вело к меценатству и повальному увлечению
искусством и наукой. «Денди с Ригштрассе с удовольствием читали работы
Шопенгауэра, а воинствующе аполитичные эстеты превозносили «безвольное
созерцание» искусства как убежища от жизненной борьбы», - писал по этому
поводу У.Джонсон [15]. Дети бывших нуворишей быстро становились
рафинированными эстетами и членами высшего общества. Именно это
поколение создало эстетический клуб «Новая Вена». Место сбора клуба
находилось в кафе «Гриншталь», а затем в кафе «Централь». Среди членов
клуба следует выделить А.Шницлера, Г.Бара, П.Альтенберга и др.

Следует отметить, что кафе в Вене играли огромную роль в
общественно-политической и культурной жизни города. Они были центрами
жарких дискуссий, и местом формирования общественного мнения. Главные
новости венцы узнавали в кафе, именно кафе являлись основными
подписчиками газет, так как венцы приходили в кафе для ознакомления с
прессой. В кафе можно было, и отдохнуть от жарких дискуссий, поиграв в
бильярд, шахматы, карты и выпив отменный венский кофе за 28-45 геллеров
[16]. Ни в одном городе Европы кафе не пользовались такой популярностью
как в Вене.

Венская элита формирует даже особую манеру общения, основанную на
приветствии, радушие, способности создавать непринужденную атмосферу
общения. Этот стиль передавался и остальным венцам. «…Будучи гурманами в
кулинарии, исключительно заботясь о хорошем вине, терпком, свежем пиве,
пышных мучных изделиях и тортах, этот город притязал и на более тонкие
наслаждения. Музицировать, танцевать, играть в театре, беседовать, вести
себя деликатно, с тактом – все это культивировалось здесь (в Вене –
прим. И.К.) как особое искусство»,- отмечал С.Цвейг [17]. По-поводу
венцев известный европейский этнолог и путешественник Ф.Гельвальд писал,
что они: «…отличается от своего соседа германца и образом мыслей, и
характером, в котором больше веселости и добродушия наряду с неоспоримой
наклонностью к материальным удовольствиям и наслаждением жизнью…» [18].
Многие иностранцы считали венцев неискренними, за постоянные улыбки и
вежливость, полагая, что они это делали, для того, чтобы угодить,
клиенты или собеседнику [19]. Но в любом случае это обстоятельство
подкупал, даже непримиримых критиков Вены.

В последней трети XIX в. меняется повседневный быт венцев, городская
жизнь становиться комфортной и обустроенной. В тоже время ей оказались
присущи такие явления как лихорадочный темп жизни, нестабильность и
монотонность. Венцы искали утешения в досуге. В эпоху дуализма досуговая
культура Вены активно развивается [20]. Театр, кино, музыка дали людям
возможность уйти от серых будней в мир грез и лирики, особое место в
досуге венцев занимала оперетта [21]. Венская оперетта отражала
мультикультурализм империи Габсбургов и те коренные изменения, которые
происходили в Дунайской империи в эпоху дуализма. Оперетта пережила
империю, но никогда она больше не достигала такого расцвета, как в
государстве Франца-Иосифа I.

Рубеж XIX-ХХ вв. ознаменовался бурным развитием науки и культуры в Вене.
Венские интеллектуалы имели высокую степень социальной сплоченности. В
кафе и салонах они обменивались идеями, тесно контактирую с
представителями деловой и профессиональной элиты. Интеллектуальная элита
была не столь оторвана от общества, как это наблюдается в Лондоне,
Париже и Берлине. Отчасти это было связано с тем, что австрийские
интеллектуалы были отстранены от управления страной. Они могли полностью
сосредоточиться на выработке новаторской эстетики и идей. Уникальное
интеллектуальное пространство, впитавшее в себя космополитизм и
провинциальность, традиционализм и модернизм стала феноменальной
кладовой, подарившей миру блистательную плеяду художников (Г. фон
Гофмансталь, А.Шницлер, Г.Климт, О.Кокошка и др.) и ученых (З Фрейд,
К.Менгер, Л. фон Визер, Е Бем Баверк, Э. Мах, Л.Виттгенштейн и др.).
Вена постоянно подпутывалась талантливыми провинциалами, которые
стремились в блистательную Вену, где они могли полностью реализоваться,
кстати, амбициозный, молодой А.Гитлер также искал свое применение в
Вене. Применительно к евреям Моравии С.Цвейг по этому поводу писал:
«Вовремя избавившись от всего ортодоксально-религиозного, они были
страстными сторонниками религии времени- «прогресса»…если из родных мест
они (евреи – прим. И.К.) переселялись в Вену, то с поразительной
быстротой приобщались к более высокой сфере культуры; их личный успех
органически сочетался с всеобщим подъемом того времени» [22].

Венская элита в своей основе была космополитичной, так как она
формировалась из представителей различных народов империи. Космополитизм
Вены являлся отличительной чертой ее жизни. Космополитизм и
межкультурный диалог стали гарантами интеллектуальной, экономической и
политической жизни австрийской столицы. Эти факторы легли в основы
венского модерна [23], организационно, оформившегося в «Венский
сецессион», клуб художников – новаторов, положивших начало знаменитому
венскому стилю [24].

Венская либеральная культура доминировала в городе в 60-80- е гг. однако
затем наступил кризис либерализма, он выражался во всем. Традиционно
либеральная культура опиралась на доктрину рационального индивида, но
закат рациональной эпохи в конце XIX в. показал, что человек ведом не
только разумом, но и инстинктами и чувствами. Венские интеллектуалы это
осознали одними из первых, попытавшись разобраться в кризисе либерализма
и дать стройную концепцию взаимодействия политики и мира души [25].
Венские либералы имели узкую социальную базу, даже в лучшие свои годы.
Они могли рассчитывать только на поддержку еврейского населения и части
немецкого среднего класса. В парламенте страны либералы держались с
помощью антидемократической избирательной системы. Экономическая
программа либералов была дискредитирована кризисом 1873 г. Символом
краха австрийского либерализма в Вене стал приход к власти К.Люгера.
Однако идейное наследие венского либерализма оказало значительное
влияние на последующее развитие человечества, он дал миру таких крупных
теоретиков либеральной мысли как Л. Фон Мизес и Ф. фон Хайек,
сформировавшихся в интеллектуальном пространстве либеральной Вены [26].

В недрах Вены в последней четверти XIX в. одновременно рождаются такие
явления как социализм, национализм, сионизм и антисемитизм [27]. Лидером
венских антисемитов был бургомистр города К.Люгер, который возглавлял
Вену с 1897 по 1910 г., наряду с императором это был самый популярный
политик среди венцев. Следует подчеркнуть, что Люгер отражал настроения
низов среднего класса Вены, которые составляли значительную часть
жителей столицы. Эта часть общества сильно страдала от индустриализации и
интернационализации мировой экономики. Олицетворением этих явлений в
глазах обывателя являлись евреи, крупный еврейский капитал, эти
настроения особенно усилились после биржевого краха 1873 г., который
нанес значительный удар по экономическому положению широких слоев
населения, особенно среднему классу, увлеченному биржевыми и финансовыми
спекуляциями [28]. Кроме этого следует подчеркнуть, что город постоянно
пополнялся представителями мелкой буржуазии за счет присоединения к
нему пригородов, только присоединение Флоридсдорфа в начале ХХ в.
увеличило территорию Вены почти на 50%.

Вена стала ареной столкновения инноваций и традиционной культуры,
объектом массовой миграции и сценой распространения различных фобий,
местом формирования новой предпринимательской и трудовой этики [29].
Экономическая либерализация и рационализация вызывали страх у мелких
буржуа и чиновникам, которым было очень трудно приспособиться к новым
реалиям. Венская «народная культура» стремилась противостоять массовой
культуре индустриального общества, одни из проявлений этого
противостояния стало распространение ксенофобии и антисемитизма [30].

Вся политика Люгера была направлена на защиту интересов мелкой
буржуазии. Вплоть до 1900 г. в Вены было запрещено строительство крупных
универмагов, закон требовал узкую специализацию магазинов. Одежду и
обувь в Вене в основном шили в ручную, появление в 1894 г. фабричных
туфель из США стало городской новостью №1, первый хлебозавод был в
городе построен только в 1895 г. Все этот мешало ведению успешного
бизнеса в городе, но данная политика спасала ремесленников и мелких
торговцев от разорения. До своей смерти Люгер возглавляя самую
популярную в австро-немецких землях Христианскую Социалистическую
партию. Эта партия демонстрировала свой антимодернизм, антисемитизм,
антимарксизм и верность династии Габсбургов, что ее отличало от еще
одной разновидности немецкого националистического, антисемитского
движения, во главе которого стоял Г.Шенерер, которые не скрывали своих
симпатий к Гогенцоллернам.

На рубеже XIX-ХХ вв. большую популярность в Вене получает еще одна
антилиберальная сила – социал-демократы. Во главе, которых стояли такие
видные лидера как В.Адлер, К.Каутский, О. Бауэр и К.Реннер. Костяк
партии в Вене составляли немцы, прибывшие в город из Судетской области
[31]. Это, как правило, была рабочая аристократия и рабочие с высокими
зарплатами. Вне, социал-демократической партии находилась основная часть
малообеспеченных рабочих Вены – чехи.

По мере разрушения либеральной культуры, бывшие сторонники либерализма
стремились найти новые социальные ориентиры. Среди таковых оказался и
Т.Герцль, предложивший свой путь решения «еврейской проблемы».
Возникновение сионизма во многом стало следствием набиравших силу
антисемитских настроений в Вене и Австрии. Герцль также в основном
ориентировался на низы еврейской общины, обещая ей счастливое будущее
[32]. Таким образом, К.Люгер, Г.Шенерер, Т.Герцль и социал-демократы
давали массам свой идеал справедливого общества, сделав его основным
инструментом критики либерализма. Кризис либерализма порождал новые
утопии, реализация которых была чревата рискованными и даже опасными
последствиями.

Примечания

1.Шорске К. Вена на рубеже веков: политика и культура. СПб., 2001. С.57.

2.Шорске К. Вена на рубеже веков: политика и культура. СПб., 2001. С.91.

3.Из России в Австрию. Вена, 1908. С.9.

4. «Курьер». Практический путеводитель для русских по городам и курортам
Западной Европы и Египту./Сост. П.П.Кузьминский. СПб., 1912. С.65.

5.Вена, Тироль и австрийские курорты (Карлсбад, Франценсбад, Мариенбад, Грис, Меран и др.). СПб., б.г. С.22.

6. «Курьер». Практический путеводитель для русских по городам и курортам
Западной Европы и Египту./Сост. П.П.Кузьминский. СПб., 1912. С.69.

7.Шоу А. Городское управление в Западной Европе. М., 1898. С.607.

8.Вена, Тироль и австрийские курорты (Карлсбад, Франценсбад, Мариенбад, Грис, Меран и др.). СПб., б.г. С.27-33.

9.Шоу А. Городское управление в Западной Европе. М., 1898. С.613.

10.Австро-Венгрия. М., 1914. С.7.

11.Vienna: The World of Yesterday 1889-1914./ Ed. S.Bronner and P. Wagner. New-Jersey, 1997. P.36.

12.Сравнительное обозрение муниципальных учреждений./Сост. Н.Второв. СПб., 1864. С.60.

13.Джонстон У. Австрийский ренессанс. Интеллектуальная и социальная история Австро-Венгрии 1848-1938 гг. М., 2004. С.89.

14.Европейская избирательная система (парламентские, провинциальные и муниципальные). СПб., 1905. С.175.

15.Джонстон У. Австрийский ренессанс. Интеллектуальная и социальная история Австро-Венгрии 1848-1938 гг. М., 2004. С.168.

16.Вена, Тироль и австрийские курорты (Карлсбад, Франценсбад, Мариенбад, Грис, Меран и др.). СПб., б.г. С.26.

17.Цвейг С. Вчерашний мир. Воспоминания европейца. М., 2004. С.20.

18.Гельвальд Ф. Земля и ее народы. Т. III. СПб., 1898. С.251.

19.Путник (Н.Лендер) По Европе и Востоку. Очерки и картинки. СПб., 1908. С.225.

20.Русский заграницей. Путеводитель для Русских путешественников. Берлин, 1911. С.207-208.

21.Чаки М. Идеология оперетты и венский модерн. СПб., 2001. С.11.

22.Цвейг С. Вчерашний мир. Воспоминания европейца. М., 2004. С.14.

23.См. подробнее Модерн. Модернизм. Модернизация: По материалам
конференции «Эпоха «модерн». Нормы и казусы в европейской культуре на
рубеже XIX-XX. Россия, Австрия, Германия, Швейцария./Отв. Ред.
Н.Павлова. М., 2004.

24.Стригалев А.А. О «венском стиле»./ Художественная культура Австро-Венгрии 1867-1918. СПб., 2005. С.51.

25.Шорске К. Вена на рубеже веков: политика и культура. СПб., 2001. С.27.

26.Фридрих фон Хаейк Воспоминания./ Хаейк Ф. Познание, конкуренция и свобода. СПб., 1999. С.161-167.

27.Bowman W. Religions Associations and the Formation of Political
Catholicism in Vienna, 1848 to the 1870 s. //Austrian History Yearbook.
1996. V.XXVII. P.66.

28.Чупров А.И. Венский биржевой кризис./ Чупров А.И. Речи и статьи. Т.1. М., 1909. С.64-73.

29.Fuess J. The Crisis of Lower Middle Class Vienna, 1848-1892. New-York, 1997.

30.Boyer J. Culture and Political Crisis Vienna: Christian Socialism in Power, 1897-1918. Chicago, 1995. P.427.

31.Джонстон У. Австрийский ренессанс. Интеллектуальная и социальная история Австро-Венгрии 1848-1938 гг. М., 2004. С.147.

32.Шорске К. Вена на рубеже веков: политика и культура. СПб., 2001. С.226.