Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Власть, село и культура южной российской провинции периода «оттепели»



Власть, село и культура южной российской провинции периода «оттепели»

Романова Н. В. канд. ист. наук, ст. преп. кафедры политической истории Ставропольского государственного университета.

Факторы и тенденции, наметившиеся в духовной жизни советского общества в период «оттепели», своеобразно преломлялись в культурной истории регионов. Неукоснительный партийный контроль над культурной сферой общественной жизни действовал в провинции даже более жестко, чем в Центре. Хотя злободневные вопросы экономики и политики постоянно оттесняли вопросы культуры на второй план, и реально культура развивалась по остаточному признаку, но отношение власти к культуре как к идеологическому средству воздействия на умы людей актуализировало культурную политику местных органов управления. Поэтому культурно-просветительская деятельность творческих работников была одним из приоритетных направлений в идейно-воспитательной работе местных партийных органов, в частности на Кубани и Ставрополье.
В связи со сказанным выше в эти годы в культурной жизни кубанского и ставропольского села появились новые культурные практики – сельские жители активно, сверху стали приобщаться к городской культуре. Это происходило разными путями, но главным в политическом наказе партийной власти была установка на то, чтобы творческая интеллигенция постоянно держала связь с работниками сельскохозяйственного производства, глубоко изучала сложные процессы, происходящие в деревне с тем, чтобы основательно отражать производственные темы в своем творчестве. С одной стороны, такая установка ограничивала творческую свободу художника, а с другой, постоянное общение деятелей культуры с сельскими жителями приобщало последних к элитарной культуре.
Эффективность театральной и музыкальной деятельности неизменно рассматривалась в тесной связи с обслуживающей функцией культуры. Как отмечалось в одном из партийных решений Краснодарской краевой партийной организации, «с развитием социалистического сельского хозяйства вырастают культурные запросы колхозников и работников МТС и совхозов, что требует усиления заботы о культурно-бытовом обслуживании сельского населения». В результате только коллектив Армавирского драматического театра за 1953 год показал в колхозах, совхозах, МТС и на полевых станах тридцати одного района 160 спектаклей.[1] Такие творческие работники театра, как Е. Андион, В. Широков, И. Кисурин, Н. Олещенко являлись настоящими энтузиастами поездок в колхозы. В этом же году Ставропольский драматический театр показал колхозникам и механизаторам сел Пелагиада, Дубовское, Спецевка, Темнолесское, Старо-Марьевка и Бешпагир спектакли «Стрекоза» и «Огненный мост».
Ставропольский краевой музыкальный театр в течение всего 1953 года регулярно выезжал в районы края для обслуживания колхозного зрителя. Кроме того, усилиями дирекции театра колхозные зрители близлежащих районов неоднократно выезжали на просмотр спектаклей в городе Пятигорске. Вниманию зрителей были представлены спектакли: «Суворочка», «Голубой гусар», «Трембита».[2]
Особенно активизировалась эта работа в связи с решениями сентябрьского Пленума ЦК КПСС, потребовавшего улучшить обслуживание тружеников сельского хозяйства. Как видим, здесь действовали те же критерии эффективности творческой деятельности, которая рассматривалась, в первую очередь, как сфера, обслуживающая производство. Как положительный пример, приводилась инициатива Ставропольского краевого драматического театра им. М.Ю. Лермонтова, организовавшего показ спектаклей для колхозников Ворошиловского района. С 1 июля 1954 г. в разгар уборочной кампании Ставропольская филармония направила в районы края 8 бригад. Из них 3 бригады имели автомашины, что дало возможность артистам выступить на самых отдаленных сельскохозяйственных участках. [3]
В кругу основных задач филармоний стояла организация гастролей приезжих артистов и музыкантов. Так Ставропольская филармония в 1953 году обеспечила концерты Государственного русского народного хора Северной песни, Государственной заслуженной капеллы бандуристов, выступления артистов Рины Зеленой, Л. Орловой, М., певцов Л. Кострица, Михайлова, К. Шульженко. При этом руководство филармонии должно было не только создать условия для гастролеров и обеспечить сбор на этих концертах, но и привлечь на гастрольные выступления тружеников из районов. Представляется, что этот опыт имеет большое позитивное значение и не может быть отброшен в современных условиях. Например, на концерты Л. Орловой, капеллы бандуристов и К. Шульженко был организован приезд из районов края в Ставрополь колхозников и механизаторов общей численностью 1000 человек. Всего было проведено 38 гастрольных концертов, из них в Ставрополе – 29, в районах края – 9. [4]
Эта работа местных творческих коллективов была всегда в центре внимания властей. Однако известный партийный тезис о связи искусства с практикой социалистического строительства, как уже отмечалось, приобрел особое звучание после 1956 года. Поэтому в последующие годы в работе творческих коллективов выезды артистов и музыкантов регионов в летний период в поле, туда, где убирался хлеб, стали их самой важной обязанностью. В эту обязанность входил не только показ спектаклей и концертов, но культурно-массовая работа. Эстрадные бригады Ставропольской краевой филармонии находились на гастролях по районам края не только в период уборочной страды, но и в течение всего года. Так, эстрадный концерт под руководством Асланова в клубе племсовхоза «Ставрополь Кавказский» села Книгино состоялся 25января 1956 г., несмотря на плохую погоду и грязь. «Зрители «концертом остались очень довольны, после трудового дня хорошо отдохнули». В адрес концертной бригады было составлено благодарственное письмо жителей села.[5] С 20 апреля по 2 мая 1956 года артисты филармонии побывали в колхозах и совхозах Георгиевского района, где дали более 20 выступлений.[6] Таким образом, мы можем говорить о положительном восприятии селянами такой культурной практики. Хотя в значительной мере они относились к таким мероприятиям как к развлечению и отдыху, а не осознанному духовному развитию.
Отличительной чертой требований, предъявляемых к профессиональным мастерам искусств со стороны государственных и партийных органов, было их участие в организации художественной самодеятельности в трудовых коллективах. Еще в 1947 году вышел приказ Комитета по делам искусств при Совете Министров РСФСР «Об организации систематического обслуживания районных Домов культуры и укомплектовании их художественными руководителями», в котором подчеркивалась обязательность шефства театров и концертных организаций над районными Домами культуры. К этим коллективам прикреплялись отдельные театры, концертные организации, музыкальные коллективы, а также отдельные режиссеры, дирижеры и артисты для методической и творческой помощи коллективам художественной самодеятельности. [7]
В соответствии с этим, Ставропольскиий краевой драматическиий театр курировал кружки Ворошиловского, Старо-Марьевского и Егорлыкского районов. За Черкесским областным драматическим театром были закреплены кружки районов Черкесской области, за краевым театром музыкальной комедии – коллективы Горячеводского, Кисловодского, Минводского, Ессентукского районов.[8] Благодаря помощи профессионалов на Ставрополье появились сильные в художественном плане драматические кружки в Петровском, Дмитриевском, Буденовском, Зеленчукском районах. Всего в 1953 году в Ставропольском крае насчитывалось 696 любительских театральных коллективов.[9] Еще более широко развивались самодеятельные театры в Краснодарском крае, где действовало 1492 самодеятельных театральных коллектива. [10]
Однако наиболее широко и систематически такая работа профессиональных творческих коллективов развернулась в конце 50-х – начале 60-х годов, когда власть обратила особое внимание на развитие художественной самодеятельности в стране. Большую роль в успешной постановке художественной самодеятельности в регионах играла согласованность действий профессиональных коллективов с краевыми Домами народного творчества. В Краснодарском крае краевая филармония работала в тесном контакте с краевым Домом народного творчества. Много сил развитию художественной самодеятельности на Кубани отдавали такие известные деятели, как композитор Г.М. Плотниченко, заслуженный деятель искусств Чечено-Ингушской АССР А.И. Александров, режиссеры Т. Гагава, В. Арбенин, актриса Л. Воробьева, искусствовед А. Ломоносов. [11]
Ставропольское управление культуры и краевой Дом народного творчества в 1959 г. организовали стажировку 10 руководителей кружков из трех районов края у режиссеров Ставропольского краевого драматического театра А. Шумилина и В. Сумкина. Партийное бюро и местный комитет драмтеатра совместно с местным отделением Всероссийского театрального общества (ВТО) 26 апреля 1960 г. приступили к организации театра-спутника в Михайловском ДК.
В 1962 году при Ставропольском краевом Доме народного творчества была создана народная театральная студия. В ней работали на общественных началах главный режиссер местного драмтеатра заслуженный деятель МА ССР М.М. Толчинский и артисты театра Ф.И. Абакумов и В.Г. Фоменко.[12] В 1961-1962 гг. здесь были созданы постоянные театральная и музыкально-хоровая секции. Ими руководили режиссер М.В. Мирошниченко и композиторы Н.Ф. Зинченко, Л.А. Яресько, Т.Е. Черепкова.[13] Регулярное привлечение профессиональных мастеров к помощи любительским коллективам способствовал повышению их исполнительского уровня. В результате этого многие любительские коллективы получали звания «народный». Представляется, что подобное шефство, если оно не превращено в «обязаловку», является благородным делом, взаимно обогащающим и подшефных, и шефов.
В контексте организации системы художественной самодеятельности развивалась и детская художественная самодеятельность. В этом тоже был немалый вклад творческих музыкальных и театральных коллективов. Особый упор делался на работу в районах. Успешно работали по развитию художественной самодеятельности на Ставрополье молодые артисты Ставропольского кукольного театра. Более того, по планам крайкома комсомола они сами организовывали различные культурно-массовые мероприятия. Педагоги и культработники Суворовского района тепло отзывались о режиссере Кузнецове, который «оказывал большую помощь руководителям художественной самодеятельности в школах района».[14] Во время гастролей в Александровском районе артисты-кукольники после представлений разучивали с детьми песни, играли, загадывали загадки.
В период весенней посевной и летней уборочной компаний 1957 г. бригады артистов Ставропольской краевой филармонии выступали непосредственно на полевых станах, в колхозных бригадах края и Карачаево-Черкеской автономной области. В результате из запланированных 1306 было проведено 1788 концертов.[15] В 1959 году не было ни одного района, в котором не побывали бы эстрадные бригады краевой филармонии. Всего за год было дано 1322 концерта, на которых побывали 439100 зрителей, из них непосредственно в производственных коллективах сельскохозяйственных районов – 989 концертов с числом зрителей 2978. [16] За 1960 г. филармония организовала уже 1400 концертов, из них 1018 только в сельскохозяйственных районах края. [17]
Не менее интенсивно обслуживал сельского зрителя коллектив Краснодарского драматического театра им. М. Горького. За 7 месяцев 1960 года в районах края артисты театра дали 62 спектакля, которые посетили 24 тысячи зрителей. Доход от этих спектаклей составил 180 тысяч рублей. В 1961 году были организованы 160 выездных спектакля в 31 районах края, на которых побывало 50,6 тысяч зрителей.[18] Сельский зритель увидел спектакли «Вишневый сад», «Укрощение строптивой», «Любовь Яровая».
Краснодарская филармония в 1961 году 61% всей концертной работы приходилось на колхозы и совхозы. Используя передвижную автомобильную эстраду, артисты филармонии давали представления непосредственно на полевых станах и в рабочих бригадах.[19] Из 2431 концертов, всего данных артистами филармонии за этот год, более половины было в сельской местности – 1508. [20]
То же можно сказать о коллективе Краснодарского театра музыкальной комедии. В первом полугодии 1962 года наряду с переходными спектаклями труппой было подготовлено три новых спектакля «Севастопольский вальс» К. Листова, «Фиалка Монмарта» Кальмана, «Девичья фамилия» Плотниченко и Верховского. Все они были представлены сразу же сельскому зрителю. За этот сезон артисты театра организовали 50 спектаклей в Ладожском, Усть-Лабинском районах, в Ахтарях и Горячем Ключе. [21]
Подобные факты свидетельствуют, с одной стороны, о подъеме массовой культуры, об отрадной тенденции расширения художественного воспитания населения. С другой же стороны, очевидна перегруженность творческих коллективов концертными поездками, которая приводила к нехватке времени для серьезного повышения творческого мастерства, для индивидуального самосовершенствования артистов.
Требования высших партийных органов по художественному воспитанию подрастающего поколения, изложенные в выше упомянутом постановлении ЦК, также способствовали приданию этой работе массовый характер. Регулярно во время зимних каникул школьников кукольная бригада Ставропольской краевой филармонии обслуживала школы региона кукольными спектаклями и массовками. В репертуар кукольной бригады прочно вошли: «Красная шапочка», «Петрушка – физкультурник», «Два Потапыча», «Волк и лиса», «Волк и козленок». Однако в этот период в массовом порядке перед детьми выступали и артисты эстрадных бригад. Объем работы был так велик, что к выступлениям привлекались студенты ставропольского музыкального училища. [22] Труппа Краснодарского театра кукол в летний сезон 1962 г. провел в постоянных поездках по пионерским лагерям, в которых отдыхали в основном, дети из сельских районов. Следует, помнить, что Кубань включает в себя часть Черноморского побережья, поэтому здесь пионерских лагерей было особенно много. [23]
Работа с детьми была важным направлением работы Ставропольской краевой филармонии. Его детская бригада кукол подготовил новый спектакль «Чтобы счастья добиться, надо потрудиться», автором которого был артист этой бригады Е. Кузнецов. Местный материал, как основа ряда спектаклей, по мнению местного руководства, должен был особенно заинтересовать сельских жителей. Так спектакль «Друзья познаются в беде» рассказывал об учащихся школ Ставрополья, которые во время летних каникул занимались выращиванием племенных телят на одной из колхозных ферм. [24] Артисты Ставропольской филармонии оказывали содействие сельским школьникам в создании танцевального, хорового и драматического коллективов. [25]
В те годы теснее стала связь художников с повседневной жизнью масс, активизировалось культурное просвещение различных слоев населения, что было немаловажным для подъема уровня массовой культуры в стране. Особенно важным это было для художественного воспитания подрастающего поколения и для раннего выявления самодеятельных талантов. Не случайно именно в исследуемый период художественная самодеятельность в регионах приобрела не только массовый характер, но и организационные рамки.
Вместе с тем, надо отметить несостоятельность бездумного экспериментаторства над общественным организмом, которое коснулось и культуры. Чего стоят социалистические обязательства творческих коллективов, которые заставляли жить творческих работников по законам производственного коллектива. Не менее ущербным оказался тезис о слиянии художественной самодеятельности с профессиональным певческим и хореографическим искусством. Превращение гастролей в сельскую глубинку в сферу обслуживания, которая характеризовалась, в первую очередь, количественным валом показов и зрителей, также не способствовало развитию серьезного творчества.

Примечания

1. И. Самохвалов. Театр и сельский зритель. Советская Кубань. 28 декабря 1953. С.3.
2. ГАСК. ФР. 3798. ОП.1. Д.3. Л. 44.
3. ГАСК. ФР. 3992. Оп.1. Д. 58. Л. 50.
4. ГАСК. ФР. 3992. Оп.1. Д.3. Л. 47.
5. ГАСК. ФР. 3992. Оп.1. Д. 72. Л. 6.
6. Сталинское слово. 11 мая 1956. С.3.
7. ГАСК. ФР. 2439. Оп.1. Д.37. Л. 14.
8. ГАСК. ФР. 3815. Оп.1. Д.14. Л. 18.
9. ГАРФ. Ф. 628. Оп.2. Д. 457. Л. 167.
10. ГАРФ. Ф. 628. Оп.2. Д. 457. Л. 87.
11. ГАКК. Ф. 1731. Оп.1. Д.6. Л. 7.
12. ГАСК. ФР. 3798. Оп.1. Д. 301. Л.4.
13. ГАСК. ФР. 3815. Оп.1. Д.114. Л. 7-10.
14. Сталинское слово. 11 мая 1956. С.3.
15. ГАСК. ФР. 3992. Оп. 1. Д. 73. Л.31.
16. ГАСК. ФР.3992. Оп. 1. Д. 85. Л.4.
17. ГАСК. ФР. 3992. Оп.1. Д.94. Л. 22.
18. ГАКК. ФР.1726. Оп.1. Д. 150. Л.3.
19. ГАКК. ФР.1705. Оп.1. Д. 198. Л.9.
20. ГАСК. ФР. 3992. Оп.1. Д.73. Л. 31.
21. Театры Кубани на гастролях. Советская Кубань. 15 августа 1956. С.3.
22. ГАСК. ФР. 3992. Оп.1. Д. 94. Л. 22.
23. А. Петренко. В школы пошли артисты. Кавказская здравница. 18 декабря 1963. С.3.
24. ГАРФ. Ф. А-501. Оп.1. Д. 3895. Л.97.
25. ГАКК. ФР. 1693. Оп.1. Д. 107. Л.2.