Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Идея модернизации в представлениях местных промышленников XIX – нач. XX в.



Идея модернизации в представлениях местных промышленников XIX – нач. XX в.

Тумасова Анастасия Руслановна студентка 2 курса магистратуры Ставропольского госуниверситета

Что такое «модернизация»? Это слово происходит от фр. «moderne» - «новейший, современный», и означает «изменение в соответствии с новей-шими, современными требованиями и нормами». В литературе советского периода этот термин раскрывался как «взаимообусловленные общественные процессы и изменения во всех социальных институтах, сопровождающие процесс индустриализации» [1]. Сам процесс модернизации рассматривается на государственно-политическом и технико-практическом уровнях.
Можно ли утверждать, что достаточно закупить самое современное оборудование и модернизация состоится? Вряд ли. Важной составляющей этого процесса является трансформация идеи модернизации на уровне инди-видуального сознания.
Прежде физического воплощения признаков современного (модерни-зированного) общества необходимо освоение ведущей группой населения механизмов и структур, связанных с данной стадией развития государства. Проще говоря, пока «лидеры» обществ всех уровней не выработают крите-рии и способы построения «современного», разумного и эффективного об-щества поверхностные действия (как смена техники) не принесут желаемого результата.
Применяя данные положения к нашей теме, мы должны рассмотреть насколько идеи поступательного, эффективного развития, согласующегося с актуальными тенденциями экономики, законодательства и техники были близки промышленникам Ставропольской Губернии в 19 – начале 20 века.
В связи с ограниченностью источниковой базы целесообразно про-вести такое исследование на примере трех предпринимателей, - Реброва А.Ф., Крупинского И.А., Шмидта А.Г., имевших оригинальные взгляды на принципы и процесс организации своего дела. Рассмотрим их деятельность последовательно.
Статский советник Алексей Федорович Ребров[2] в 1830 году вышел в отставку и занялся развитием сельского хозяйства в своем имении в слободе Владимировке. О его таланте свидетельствуют «ребровский лук», «ребров-ское полушампанское», «ребровские мериносы», «ребровский шелк». Все породы и сорта, связанные его именем были адаптированы к местным усло-виям, или произведены из местных материалов.
Особенный интерес вызывало шелководство, которым он занялся еще в 1817 г.[5]. Оттолкнувшись от практики шелководов Европы и Азии уже к 1829 году Ребров разработал технологию производства трех сортов нити, и новую машину «коею шолк прямо с коконов из тазу прядется и навивается на катушки и вместе тростится », целью ее создания было промышленное при-менение («для мануфактур на большем производстве»). Она давала уже гото-вый к продаже шелк без потерь качества и количества в ходе размотки и трощения, при экономии «человеко-часов». [6] Сведения о «машине» были опубликованы в «Земледельческом журнале». (1831, № 1) [7] Малый объем, простота и небольшая цена должны были способствовать широкому распро-странению в России.
Ребров вывел породу червей дающих шелк, равный французскому по качеству, после 24 дней выкормки (в Закавказье она занимала 50 дней). «Здесь выгода понятна, но лишь китайцы дорожат ею», - таков был вывод о стремлении местных шелководов к распространению этих достижений. [8]
Отдельной заботой была подготовка кадров: «Пока не будут приго-товлены и размножены люди со знанием правильного производства сего де-ла – до толе не пойдет оно вперед» [9]. Обучение шло только на базе имения, т.к. начинания Реброва не были поддержаны властями.
Но чего действительно хотел добиться Ребров своей деятельностью, по его же признанию, не направленной на получение прибыли? [10].
В очерке «О шелководстве в Кавказской области с выводами и срав-нениями других мест» [11], описывая свое имение, где десятина под тутовым садом приносит свыше 500 руб. дохода, [12], он говорит что при должном го-сударственном содействии и контроле, его достижения позволят нашей тек-стильной промышленности «освободиться от дани, платимой иностранцам» [13].
А. Ф. Ребров, чьи успехи в шелководстве, восхищали императора Ни-колая I, и конкурентов (его шелк в конце 1830-х в Москве продавали по 2 000 руб. ассигн/пуд наравне с лучшими итальянскими[14], а в Париже не менее 1200 франков/ пуд [15]), избранный членом-корреспондентом Академии наук и членом ряда обществ, автор 20 статей в крупных центральных изданиях, кавалер целой коллекции орденов, судя, по изученным нами публикациям и трудам, мечтал о создании в зоне КМВ агропромышленного комплекса, соче-тавшего научную (школы шелководства, заведения для контроля качества и селекции), сельскохозяйственную и промышленную части.
В это же время в Ставрополе появился столь же творческий предпри-ниматель - надворный советник Иосиф Антонович Крупинский, оставивший очерк об истории своего завода. [16].
В конце 1830-х в городе было несколько кирпичных заводов, а кир-пич использовали в основном для печей и труб [17]. Участок, занятый Кру-пинским под завод в 1838 г располагался на обрывистом берегу р. Ташла в районе Ясеневого переезда, что потребовало значительных работ по вырав-ниванию и очистке в течение 3х лет и существенных финансовых затрат. Лишь в 1841 году удалось построить небольшой кирпичный и черепичный завод, а в 1851 году сюда присоединились изразцовое, лещедное и трубное производства.
Для повышения количества и качества продукции, Крупинский вел систематическое изучение местного сырья. В итоге были обнаружены восемь сортов глины и три сорта песка. Технологические качества каждого из них устанавливались в результате серии экспериментов. Подробнейшее знание данных параметров говорит о личном участии владельца в поисках и экспе-риментах, результатами которых стали и особые «рецепты» кирпича, лещади, водопроводных труб.
Один из сортов песка наносила Ташла в специально устроенный при заводе пруд. В использовании такого сырья возникала проблема очистки его от сора. Использование для этого ручного труда могло сделать предприятие нерентабельным. Крупинский разработал и воплотил в реальность особую «вододействующую» машину, которая «силою воды, проведенной на него желобом из р. Ташлы» [18] очищала песок и глину перегоняя их в специаль-ные каменные короба.
Особой заботой Крупинского были кадры. На заводе работали 4 мас-тера, из Москвы, Калуги и Крыма. Крымских татар – мастеров изготовления черепицы – заводчик принудил принять православие. Это говорит и об убеж-дениях самого Крупинского, о степени влияния на персонал (взаимоуважение и субординация), а также о выгоде сделанного им предложения (сложно представить мусульманина, который ради малодоходной работы изменит ве-ре). Главный мастер (плавильщик, горновщик и поливальщик) получал жало-ванья 350 руб./год.. Трое остальных – от 150 до 200 руб./год плюс «харчи», прочих работников нанимали по мере надобности поденно.
Завод Крупинского к концу шестидесятых годов был крупнейшим ставропольским предприятием данной категории с доходностью 4000 руб. сер./год. Его продукция сбывалась в Ставрополе, по губернии, а также в Моздоке, Тифлисе и Владикавказе [19]. Причина – малая цена и высокое ка-чество в сравнении с образцами из Москвы и с Нижегородской ярмарки. В тексте очерка высказана мысль о нехватке производственных площадей, для перевода производства на машинную базу (1873 г.!!!) Такое положение дел, очевидно, обеспечили образованность, творческая натура и коммерческая жилка владельца предприятия. Крупинский каждый день боролся с конку-рентами, которые могли появиться завтра
Похожий взгляд на развитие промышленного предприятия мы встре-чаем у Адольфа Густавовича Шмидта, упоминавшегося в 1901 г. как «заве-дующий сетью механ. Шмидт Адольф. Густав.» [20] где потомственный ме-ханик работал, после окончания одного из московских технических учи-лищ.[21].
Тогда же выбрано направление дальнейшей его деятельности. Чугу-нолитейный завод организован в 1902 г. на деньги ставропольского коммер-санта А. Т. Руднева. Для завода были построены специальные помещения на Нижней Подгоринской улице. Весь «бюрократический аппарат» составили сам Шмидт, его супруга и заводской врач, что позволяло максимально сокра-тить вторичные расходы (для сравнения: А.Б. Гулиев ставил над производст-вом «прикащиков» [22]). Много внимания в уделялось постоянному совер-шенствованию техники, и уже с первых лет предприятие перешло на полную самоокупаемость.
С 1903 г. завод принимал заказы на ремонт и изготовление техники (от черепичных и маслобойных прессов до плугов), а также всех видов литья. Шмидту удалось охватить широчайший спектр заказов, требующих специ-альных навыков и особой организации труда на уровне значительно выше ремесленного. К 1905 году на заводе числилось 75 постоянных рабочих [23].
Среди условий успеха, была оплата труда только золотом - гарантия лояльного отношения работников к администрации. Средний заработок ра-бочего 1-2 рубля в день (мог быть и меньше и больше в зависимости от вы-полненных работ).
Третье условие успеха – сочетание максимально рациональной орга-низации рабочего дня с заботой о трудоспособности сотрудников. И то и другое отразилось, в «Правилах внутреннего распорядка на машинострои-тельном заводе товарищества Адольф Шмидт и Ко в Ставрополе - губ.» [24] Этот документ, утвержденный 20 января 1917 года как временный отражал годами практически не менявшийся порядок.
Как и на других промышленных предприятиях на заводе Шмидта су-ществовала система штрафов. Самые высокие - за неисправную работу и за прогулы (до 75% дневного заработка рабочего), прочие штрафы были от 15 до 40 %: за самовольное и бездельное шатание по другим цехам завода, за грубое обращение с лицами женского персонала, за чтение газет и книг во время работы, за вынос с завода предметов без разрешения заведующего и т.п. [25]; в общем, за небрежное отношение к своим обязанностям и грубость по отношению к женщинам.
Но естественно обстановка на заводе была далека от идеала, что под-тверждают дела о несчастных случаях на заводе и соответствующая перепис-ка [26]. Судя по ним, Шмидт оставлял при заводе работников уже освоивших технику, несмотря на разногласия и финансовые споры.
Следовательно, он стремился организовать оптимальный режим ра-бот, при этом отдельной заботой были межличностные отношения сотрудни-ков, подготовка и сохранение кадров, что было, вероятно, следствием кон-кретного экономического расчета.
Описанные подходы к организации производства не были обыденным явлением. Абсолютное большинство местных предпринимателей, делали ставку на торговлю и/или сельское хозяйство, переработкой местного сырья занимались как дополнением, используя при этом ремесленную технологию с применением наемного труда с полной собственностью на средства произ-водства. Ребров, Крупинский и Шмидт могут быть признаны нами как лиде-ры в своих сферах. Следовательно, их деятельность может служить для нас ключом к вопросу об идее модернизации.
Ставропольские промышленники не были склонны к теоретизирова-нию. В оставленных ими текстах крайне редко можно встретить какие-либо суждения или описания, кроме, необходимых в конкретной ситуации. Это строгие практики, стремившиеся к оптимальным, продуктивным затратам не только средств, но и личного времени. Проследив логику развития предпри-ятий, мы можем выделить характерные «рецепты успеха», которые обеспе-чивали то самое «изменение в соответствии с новейшими, современными требованиями и нормами».
Мы можем утверждать, что ведущие промышленники Ставрополь-ской губернии не были чужды идеи модернизации как поступательного раз-вития в ногу со временем при максимально эффективном использовании дос-тупных ресурсов (материальных, финансовых, человеческих). С течением времени менялся масштаб предполагаемой включенности во всероссийский рынок, в том числе в связи с развитием местного, менялась отраслевая струк-тура производства и уровень их технологий. Но главное, что стремление к подобной «повседневной модернизации», было привычной необходимостью, а не было политически или идеологически окрашено, что позволяло двигать-ся в наиболее выгодном и «удобном» направлении.

Примечания

1. Словарь по общественным наукам. Глоссарий.ру //www.glossary.ru 19.11.07
2. «Формулярный список о службе статского советника Реброва»// Государственный рахив Ставропольского края (ГАСК) Ф. 79 Оп. 2 Д. 1722 лл. 92-100; «Формулярный спи-сок о службе кавказского областного предводителя дворянства статского советника Реб-рова»//Там же Д. 1632 лл. 3-15
3. Ребров А.Ф.«Статистическое описание слободы Владимировка»// ГАСК Ф. 79 Оп. 2 Д. 1767 лл. 60-79
4. «Из Кавказского губернского правления в здешнее Дворянское депутатское Собра-ние»//ГАСК Ф. 46 Оп. 1 Д. 64
5. «Ведомость о шелководстве в заведении помещиков Ребровых в Кавказской облас-ти за 1817-1841 годы»//ГАСК Ф. 79 Оп. 2 Д. 674 л. 3
6. «Переписка с Кавказским Областным правлением, Министерством Внутренних дел о состоянии виноградных и шелковичных заведений статского советника помещика Реб-рова»// ГАСК ф 79 оп 1 ед хр 1011 лл. 1-1об.
7. Цит. по: П.Я. Букшпан Русский шелковод XIXека// Вопросы истории 1975, №9 с. 214
8. Письмо статского советника Реброва начальнику Кавказской области генерал-лейтенанту Граббе, от 6 сентября 1838 года//Ставропольские губернские ведомости, 1905, № 37 (10.09.1905) с. 3-4
9. Цит. по: П.Я. Букшпан Русский шелковод XIXека// Вопросы истории 1975, №9 с. 214
10. Цит. по: П.Я. Букшпан Русский шелковод XIXека// Вопросы истории 1975, №9 с. 211
11. ГАСК ф. 79 оп. 2 ед.хр. 355 лл. 139-151об.
12. ГАСК ф. 79 оп. 2 ед.хр. 355 л. 145об.
13. ГАСК ф. 79 оп. 2 ед.хр. 355 л. 149об..
14. П.Я. Букшпан Русский шелковод XIXека// Вопросы истории 1975, №9 с. 212
15. Кавказский календарь на 1876г. Тифлис, 1875. Отд. 2 С. 11
16. Кирпично-кахельный завод (Крупинского) в г. Ставрополе // Сборник статистиче-ских сведений о Ставропольской губернии. Ставрополь, 1873 Вып. 5 Отд. 1 С. 19-27
17. ГАСК Ф. 444 Оп. 1 ДД. 131
18. Кирпично-кахельный завод (Крупинского) в г. Ставрополе // Сборник статистиче-ских сведений о Ставропольской губернии. Ставрополь, 1873 Вып. 5 Отд. 1 С. 23
19. Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии. Ставрополь, 1868 Вып. 1 С. 100-101, 104-105
20. Адрес-календарь и торгово-промышленная справочная книга. Ставропольская гу-берния. Ставрополь 1901. С 79
21. Сведения о личности и семейной истории Шмидта получены в беседе с его пра-внучкой Ломакиной Татьяной Анатольевной, проживающей в г. Ставрополе.
22. ГАСК Ф. 133 ОП. 1 Д. 100 Л. 25-25об
23. ГАСК Ф. 133 Оп. 1 Д. 32 Л. 3
24. ГАСК Ф. 133 Оп. 1 Д. 137 ЛЛ.. 36 – 41
25. Там же
26. См.: ГАСК Ф. 133 Оп. 1 Д. 86, 91, 98, 106, 115, 120 и др.