Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Политические партии в социально-экономической жизни Северо-Кавказского села в конце XIX – начала XX вв. : Практика локального исследования на материалах Кубани и Ставрополья



Политические партии в социально-экономической жизни Северо-Кавказского села в конце XIX – начала XX вв. : Практика локального исследования на материалах Кубани и Ставрополья

Состин Дмитрий Игоревич, канд. ист. наук, доцент кафедры гуманитарных
дисциплин Ставропольского филиала Краснодарского университета МВД РФ

Реализация методов новой локальной истории,
апробированных в последние годы провинциальными историками, позволяет
раскрыть ряд существенных исследовательских задач, обращенных к
различным проблемам, в том числе к истории политических партий, их
взаимодействию с различными социальными группами северокавказского села
в конце XIX, в начале ХХ вв.

К задачам данного исследовательского анализа относится не только
выявление особенностей структуры сельского населения Ставропольской
губернии, Кубанской Области, репрезентация его культурной идентичности,
но также и изучение деятельности в их среде различных политических
партий, имеющих общероссийскую принадлежность. Основными источниками
изучения деятельности политических сил на Кубани Ставрополья являются
материалы архивов, периодическая печать того времени, а также
программные положения ведущих политических партий по аграрному вопросу.
Весьма важным в этом отношении является обобщение историографического
опыта последних десятилетий, хотя прежние методы, краеведения имели
шаблонные противоречия, соединяли местные факты с универсальной
исторической моделью, общепринятой в советской исторической науке.

В этой связи, объективное отражение политических процессов,
наблюдавшихся в северокавказских селах и станицах в начале ХХ в.,
особенно накануне и в ходе революционных событий .1917 года,
представляется своевременной и необходимой исследовательской задачей,
позволяющей увидеть подробный срез политических настроений и симпатий
различных категорий аграрного населения региона, определявших их
повседневность.

Не менее важной исследовательской методологической проблемой является-
политический облик различных партий на местах, на разных этапах их
борьбы за власть. Решая эту задачу, можно выделить некоторые особенности
деятельности политических партий, работавших в данный период в ряде
сельских районов Кубани и Ставрополья. К сожалению, многие аспекты этой
деятельности были фальсифицированы и мифологизированы советской
историографией.

В рамках новой историографической культуры, одновременно со
значительным расширением источниковой базы, наметились новые возможности
изучения политических партий в локальных регионах, а именно на Кубани и
Ставрополье в конкретно исторической ситуации. На этой основе можно
выделить некоторые аспекты, касающиеся особенности политической борьбы в
сельской среде, партийного лидерства, различных идеологических
конструкций, наиболее ярко проявившихся в Феврале Октября 1917 года. Из
этого следует, что деятельность политических партий в регионе, степень
их влияния на социально-экономическую жизнь сел и станиц была не
однозначной, различен был и расклад самих политических сил.

Из общероссийских буржуазно либеральных партий в регионе действовала, в
основном, только партия народной свободы. Имеющиеся в архивах документы
позволяют увидеть, что кадетские организации на Северном Кавказе в
рассматриваемый период, как и раньше действовали преимущественно в
городах: Екатеринодаре, Ставрополе. В сельских же районах региона
кадетских организаций почти не было, что объяснялось их низким
политическим влиянием в крестьянской среде, особенно среди иногородних
крестьян, не понимавших смысла либеральных преобразований, желавших
раздела частно владельческих земель.

Что касается монархических организаций, как известно, пик их
деятельности приходился на 1905-07 годы, а также на период первой
мировой войны, вплоть до Февральской революции 1917 года. Как говорится в
секретных документах Терского жандармского управления, отделение Союза
Русского Народа пользовались среди населения значительным авторитетом.
Они занимались благотворительной деятельностью, содержали детские приюты
и учебные заведения, выпускали печатную продукцию (1).

Развал местных монархических организаций объяснялся крушением
общероссийских монархических Союзов. После отречения императора Николая
II, они прекратили свою деятельность, а их лидеры предстали перед
чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства (2).

Наибольшей активностью на Кубани и Ставрополье, особенно в
период от Февраля к Октябрю 1917 года отличались партии
социалистического направления- социал-демократы и эсеры. Комитеты
РСДРП, среди которых большинством располагали меньшевики находились
главным образом в городах. Однако имеются сведения о их деятельности в
сельских районах региона. В аграрной программе РСДРП говорилось о
снижении высоких арендных цен на землю, объявлялись не действительными
сделки, имеющие кабальный характер. На Кубани, Ставрополье, Терской
Области, как и на Дону – это относилось прежде всего к иногородним
крестьянам, которые безоговорочно поддерживали такую позицию.
Социал-демократы-меньшевики также призывали крестьян воздерживаться от
насильственного захвата частновладельческих земель, возлагая надежды в
решении аграрного вопроса на Учредительное Собрание (3).

Резолюции большевиков имели противоположную направленность,
но находили понимание среди наиболее бедных слоёв крестьянства, которых
в регионе было значительно меньше, чем в Центре России. В целом,
влияние социал-демократов в рассматриваемый период, наблюдалось, главным
образом, среди рабочих, которые, что необходимо отметить, на Северном
Кавказе в своём большинстве сохраняли собственническую психологию, имели
связь с землёй.

Большим же влиянием в регионе пользовались
социалисты-революционеры. Оживление и рост эсеровских организаций здесь
началось сразу после Февральской революции. Наиболее крупными выступали:
Екатеринодарская и Ставропольская организация эсеров. Последняя
возникла ещё в 1906 году (4). В 1917, включая уездные комитеты, она
включала более 3-х тысяч членов.

С июля 1917 года эсеровские организации Кубани и
Ставрополья входили в Северо-Кавказское объединение с центром в
Пятигорске (5). Имея демократическую программу социализации земель,
располагая большинством в сельских Советах крестьянских депутатов(в
казачьих районах их Кубани их было меньше), они победили на выборах в
Учредительное Собрание в Ставропольской губернии в ноябре 1917 года (6).

Таким образом изучение новых источников, их непредвзятый
анализ, позволило раскрыть политическую и социально-экономическую
обстановку в Северо-Кавказском селе в начале XX века, а также в период
Революции 1917 года. Получить представление о реальном соотношении
политических сил и степени их влияния на аграрные отношения,
повседневную жизнь местного населения в конкретный исторический период.

Примечания

1) ГАСК.Ф.1008.Оп.1.Д.355.Л.23.

2) История политических партий России / под ред. А.И.Зевелёва.-М., 1994. С.86.

3) Политические партии в России - М., 1906. С. 3,4.

4) Северо-кавказское слово – 1917.15 апреля; ГАСК. Ф.102. Оп. 2 47. Д.9. С. 78.

5) ГАСК. Ф. 311. Оп. 7. Д. 220. С. 47.

6) Северо-Каказское слово. - 1917. - 2 декаб.