Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Некоторые проблемы осуществления продовольственной разверстки на Ставрополье в годы Гражданской войны.



Некоторые проблемы осуществления продовольственной разверстки на Ставрополье в годы Гражданской войны.

На рубеже 80-90-х гг. XX века исследование
социально-политической и экономической региональной истории стало одним
из важнейших направлений. Изучение исторического процесса с точки зрения
познания региональной проблематики дает возможность выявить общее и
особенное в становлении социокультурных процессов в общероссийском и
локальном историческом пространстве. Долгое время изучение истории в
целом оставляло «закрытыми» многие проблемы. Еще не все из них получили
и сегодня должного освещения, особенно на уровне региональной истории.
Анализ событий и явлений отдельных регионов позволяет выявить специфику,
взглянуть на явления, происходящие в истории отдаленных уголков России.
Это касается и Ставропольской губернии, представляющей в этом отношении
специфический регион, где все государственные преобразования сверху
преломлялись через призму решений местной власти.

Одной из проблем исторической науки, требующей глубокого аналитического
исследования является проблема изучения продовольственной политики в
годы Гражданской войны. В общих и специальных работах наших
исследователей ей отведено немалое внимание, но в значительной степени,
как проблеме прикладной, всвязи с изучением истории крестьянства,
развития экономики, социальной политики и др. Многие годы за пределами
внимания историков находилась повседневность крестьянской жизни, их
настроения, интересы, мотивы, поведение. Современная источниковая база,
введение в научный оборот новых, ранее не опубликованных документов,
изучение периодической печати позволяют по-новому оценить процесс
осуществления продразверстки на Ставрополье и реакцию на него местного
крестьянства. Материалы периодической печати (во многом воздействующие
на массовую психологию и общественные настроения населения),
издававшиеся в губернии в период Гражданской войны, позволяют проследить
этот процесс, а также обстановку во многих селах и деревнях губернии в
годы продразверстки, надежды крестьян на действенную защиту их
экономических интересов.

Политика продразверстки во время Гражданской войны в исторической
литературе, как правило, освещалась с позиций советской историографии,
когда выявлялась одна сторона этого процесса – осуществление ее
партийно-правительственными кругами в масштабах всей страны. На
региональном уровне ее исследование было более скромным. Объяснение
получала лишь необходимость ее проведения в условиях войны, для
обеспечения армии и города продовольствием. При этом недовольство
крестьян, вызванное реквизицией продовольственных «излишков» и неудачи
по заготовительной компании списывались на засилье кулацких элементов в
крестьянской среде[1]. Классовый подход преобладал в подобных
исследованиях. Далеко не всегда учитывалась разница социальной структуры
в различных регионах, уровень зажиточности хозяйств, отношение крестьян
к политике продразверстки, а также реакция местной власти на решение
поставленной задачи.

Исходя из вышесказанного автор ставит задачей данной статьи – раскрыть
своеобразие проведения политики продразверстки на Ставрополье.

Проведение продовольственной разверстки в регионе в годы Гражданской
войны – сложный и многогранный процесс, в котором переплетались не
только экономические, но и классовые, этнические, политические и
социальные процессы. Это было связано с тем, что в период Гражданской
войны осуществлялся выбор не только в сфере экономики, но и в сфере
политики, экономические трудности лежали в основе трудностей
политических. Жесточайший продовольственный кризис периода Гражданской
войны в России в целом и в регионе, в частности, затронул все сферы
общественной жизни и стал орудием политических сил в борьбе за власть.

С установлением Советской власти в январе 1918 года Ставропольская
губерния по своему экономическому и социальному развитию отличалась от
других регионов страны. Она являлась одним из наиболее развитых аграрных
регионов России. Северный Кавказ, в том числе и Ставропольская
губерния, принадлежали к числу крупнейших производителей и поставщиков
зерновых культур в стране. Пшеница и ячмень из губернии шли не только на
внутренний, но и на внешний рынок через Новороссийск, Туапсе,
Ростов-на-Дону, Таганрог в страны Европы. Поэтому советская власть
обращала на этот регион особое внимание в решении задач продразверстки.

В годы Гражданской войны значение Ставропольской губернии сильно
возросло в условиях обострения ситуации с продовольствием в России.
Основу экономики региона составляло сельское хозяйство, обширные
земельные владения в сочетании с высоким качеством земли и мягким
климатом способствовали его интенсификации и товарности. Здесь в
аграрном секторе помещичье хозяйство было незначительным, развивались
капиталистические отношения, уровень жизни крестьян был значительно
выше, чем в центральной России. Поэтому внимание партийного и советского
руководства страны было приковано к южным губерниям в решении
продовольственной проблемы в годы Гражданской войны.

11 января 1919 г. был издан декрет «О разверстке хлеба и фуража»,
согласно которому продразверстка была введена на всей территории
советской России. В соответствии с постановлением Наркомпрода от 13
января 1919 года о порядке разверстки государственные плановые задания
исчислялись на основе погубернских данных о размере посевных площадей,
урожайности, запасов прошлых лет, тем самым государство заранее сообщало
точную цифру своих потребностей в зерне. Затем это количество
распределялось (развертывалось) по губерниям, уездам, волостям и
крестьянским дворам. Выполнение плана хлебозаготовок было обязательным.
Причем продразверстка исходила не из возможностей крестьянских хозяйств,
а из весьма условных «государственных потребностей», что на деле
означало изъятие всех излишков хлеба, а зачастую и необходимых запасов.
Декрет преследовал цель получения максимума продовольствия от
крестьянства. Большевики должны были снабжать революционные отряды
продовольствием, поэтому они реквизировали имеющиеся запасы хлеба, мяса,
овощей, сахара в городе и его окрестностях.

Губернские власти прибегали к чрезвычайным мерам по изъятию хлеба у
крестьян. Ставропольская губерния, граничащая с Кубанью, разнородная в
этническом отношении, богатая хлебом и имевшая значительную прослойку
зажиточных крестьян не стала исключением. Сбор продуктов осуществляли
органы Наркомпрода, продотряды при активной помощи комбедов и местных
Советов. Продразверстка являлась выражением продовольственной
необходимости в условиях Гражданской войны, но экономические задачи,
поставленные войной оказалось не так уж просто решать в условиях
послевоенной разрухи Первой мировой войны. Вначале она распространялась
на хлеб и зернофураж. В заготовительную кампанию (1919-1920 гг.)
продразверсткой были охвачены такие продукты как картофель и мясо, а к
концу 1920 года – почти все сельскохозяйственные продукты.

В начале января 1918 г. после установления советской власти в
Ставропольской губернии и немного позже, местное население было
недовольно политикой проводимой большевиками, поддерживая при этом
эсеров. Для региона была характерна наиболее активная деятельность и
эсеров, которые через страницы печати пропагандировали свои
политические интересы, критиковали власть, являлись дополнительным
фактором, расшатывавшим существовавший режим [2]. Военные успехи
большевиков не стабилизировали власть в губернии. Это было связано с
общим развалом и разорением страны, которое прогрессировало всвязи с
мероприятиями новой власти по насильственному всеобщему переустройству
общества. Большевики рассматривали положение дел в деревне достаточно
конкретно с учетом определенных социально-экономических и политических
изменений, которые произошли в деревне в ходе войны. Их социальная и
экономическая политика была направлена на утверждение собственной
политической власти.

В сложившихся условиях крестьянство губернии находилось в состоянии
перманентной борьбы с этой властью, посягавшей на изъятие
насильственным путем у них не только хлеба, но и других продуктов. В
знак протеста против этих незаконных действий со стороны государства, а
также местных продовольственных комитетов, осуществлявших политику
разверстки на местах, крестьяне пытались обходить законы о
продразверстке, утаивали хлеб, отказывались принимать утратившие
платежную способность деньги, захватывали запасы продовольствия,
собранные в ходе реквизиций; применяли партизанскую тактику, нападали на
продотряды и сельсоветы. Разрозненные, часто стихийные выступления
против разорительной политики освещены на страницах ряда газет[3].

Снабжая страну продовольствием, население губернии подвергалось
непрестанным поборам, которые привели к появлению проблем с
продовольствием у самих крестьян. Хлебная монополия государства и
продразверстка резко обострили кризис сельского хозяйства, так как
крестьяне не были заинтересованы в расширении производства продукции, у
них не было для этого материальных стимулов. Более того, они сокращали
посевы до потребительской нормы на семью. Еще одной серьезной проблемой
для губернии было нарушение товарообмена между городом и деревней,
которое привело к нехватке на селе товаров первой необходимости (спичек,
соли, мыла и т.д.). В городе же не хватало продуктов питания, в том
числе и хлеба. Как следствие этого, в губернии появилась «теневая»
экономика (частное производство, частная торговля, спекуляция,
мешочничество и пр.)[4].

Трудности продовольственного снабжения армии и тыла усугублялись
транспортными проблемами из-за слабой организованности, во многом, из-за
плохого состояния транспорта. Вследствие отсутствия денег
останавливались работы на хлебозаготовках, подвозка хлеба из ссыпных
пунктов к железной дороге, находившихся в отдаленных районах, была
осложнена. Состояние транспорта в Ставропольской губернии было
тяжелым[5]. Железнодорожный транспорт ко времени Гражданской войны
совершенно износился, не было средств и материалов для ремонта и
восстановления подвижного состава. Подвоз продовольствия к
железнодорожным путям лежал исключительно на Гужтранспорте, который
также находился в плачевном состоянии, вследствие отсутствия материалов
для ремонта. Водного транспорта не существовало, шоссейных дорог было
крайне мало[6]. Все это осложняло процесс проведения продразверстки в
губернии и вызывало крайнее недовольство местного населения.

Таким образом, можно в общих чертах определить настроения крестьян
Ставропольской губернии в отношении политики продразверстки в годы
Гражданской войны. Они проявлялись крайне активно, т.к. местное
крестьянство, не знавшее общины, было более самостоятельным и
самодостаточным, нежели в центральной России. Особенности реализации
политики продразверстки заключались в том, что продразверстка на
Ставрополье продолжалась дольше, чем в других регионах – до 1923 года.
Губерния являлась хлебным районом страны, долгое время помогавшим
разрушенному сельскому хозяйству России, обеспечивая продовольствием ее
население и армию.

Примечания

1. Телицын В.Л. Бессмысленный и беспощадный…Феномен крестьянского бунтарства 1917-1921 годов. – М., 2003. с.230.

2. Власть Советов. – № 279. – 23 февраля 1921г.– с.1.

3. Власть Советов. – №282. – 14 марта 1921г. – с.1.

4. Мешочники (по сути своей спекулянты) спешили, где и как
только могли закупить продовольственные продукты по повышенным ценам и
при помощи индивидуального товарообмена.

5. Отчет Ставропольского Губернского Экономического Совещания
Совету Труда и Обороны за июль, август и сентябрь 1921 г. – Ставрополь,
1921. с. 34.

6. Там же. С. 35.