Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Ставрополье в конце XVIII - начале 60-х гг. XIX в.: развитие инфраструктуры с целью установления контроля над территорией



Ставрополье в конце XVIII - начале 60-х гг. XIX в.: развитие инфраструктуры с целью установления контроля над территорией

В дискурсе о Кавказе принято подчеркивать его историческое, этническое и геополитическое своеобразие. Для нас особое значение будет иметь геополитическое своеобразие кавказского региона, повлиявшее на его историю. Так, геополитическое положение Кавказа превратило его в последней четверти XVIII - начале 60-х гг. XIX в. в арену соперничества Российской и Османской империй, Персии, а также дало повод для вмешательства в противостояние западных держав - Великобритании и Франции. Для рассмотрения указанного периода кавказской истории целесообразно использовать теорию и методологию не только исторической, но и геополитической науки.
Суть геополитики как феномена связана с идеей контроля над пространством, а после Кючук-Кайнарджийского мира и Георгиевского трактата контроль над территорией Северного Кавказа стал для России именно геополитической проблемой. Геополитика может быть определена как объективная зависимость субъекта международных отношений от совокупности материальных факторов, позволяющих этому субъекту осуществлять контроль над пространством[1].
России для установления контроля над пространством кавказского региона должна была создать материальные факторы на прилегающих территориях, которые бы позволили ей это сделать. В нашем случае совокупность материальных факторов можно представить как инфраструктуру Кавказской (Ставропольской) губернии (области).
В геополитике принято вычленять разного рода геополитические поля, которые оказывают воздействие на геополитический баланс в том или ином регионе. Для России рубежа XVIII-XIX вв. территория Северного Кавказа была "пограничным полем" - пространством, находящимся под контролем данного государства, однако не освоенное им в достаточной степени[2]. В силу причин географического характера территория степного Предкавказья - Кавказская губерния - начала осваиваться Россией раньше остальной территории кавказского региона. В границах тогдашней Кавказской губернии были сформированы те самые материальные факторы, которые позволили Российской империи установить контроль над Кавказом.
Контроль над пространством может осуществляться субъектом международных отношений в различных формах. Политический контроль опирается на ту или иную политическую инфраструктуру, государственно-административные органы[3]. Административная система Кавказской губернии имела ряд специфических черт. Важнейшей из них было то, что вся полнота власти принадлежала военным начальникам, что объяснялось военно-политической ситуацией в регионе. Управленческие решения принимались, исходя из военно-политической обстановки. Становление системы административных органов на Ставрополье имело две тенденции: с одной стороны, на управленческой структуре губернии отражалось влияние военной обстановки в кавказском регионе; с другой стороны, по мере успехов России в военном плане, по мере заселения и экономического освоения Ставрополья управление там приобретало черты, характерные для внутренних губерний России[4].
Военный контроль рассматривается как поддержание контроля над строго определенной территорией военными средствами[5]. В условиях Кавказа рассматриваемого периода использование военных средств было единственно возможным путем установления контроля над территорией Северного Кавказа. Период особенно острого противостояния между Россией и коренным населением Кавказа получил название Кавказская война, что наложило свой отпечаток на формирование инфраструктуры Ставропольской губернии.
Экономический контроль над определенной территорией состоит в том, чтобы сформировать на данном пространстве систему материально-экономических объектов. Одним из результатов российского военного присутствия в регионе стало формирование на Ставрополье агроэкономической инфраструктуры, характерными чертами которой были изначальная товарность и ориентация на материальное обеспечение войск России на Кавказе. Структура экономики складывалась в зависимости от нужд армии. Наибольшее развитие получили такие отрасли сельского хозяйства, как земледелие, скотоводство, коневодство, виноделие.
Развитие системы меновой торговли также немало способствовало установлению российского контроля над территорией Северного Кавказа экономическими средствами. Будучи заинтересованными в мирных отношениях с горским населением, российские власти стремились привлечь его на свою сторону при помощи меновой торговли, была создана система меновых дворов. Меновая торговля была в большей степени мерой политической, для российской стороны торговля зачастую оказывалась даже убыточной. Первоначально на мену горцам предлагалась только соль, затем ассортимент товаров стал расширяться. Благодаря хлебу, приобретаемому на меновых дворах, горским селениям удавалось избежать голода.
Коммуникационный контроль является наиболее прямой формой контроля над пространством, т. е. для контроля над территорией необходимо, чтобы из центра государства всегда был прямой доступ в пограничное поле. Создание дорожно-транспортной сети на территории региона, прокладывание дорог были необходимыми мерами для достижения геополитических целей России. Дороги использовались не только для передвижения войск, но и в экономических целях. Была создана система почтовых станций, "почтовая гоньба" служила тогда практически единственным средством информационного обмена между центром империи и ее окраиной. Кроме того, проводилась картографическая съемка местности, составлялись карты, что также способствовало установлению коммуникационного контроля России над территорией кавказского региона.
Демографический контроль является существенным фактором для установления общего контроля над определенной территорией. Для установления демографического контроля над территорией необходимо заселение ее "своим" населением. Заселение Кавказской губернии славянским населением было необходимо для развития экономики этой территории. Колонизация степного Предкавказья была подчинена геополитическим целям России. Система поселений выполняла роль базы для войск. Заселение территории Предкавказья осуществлялось в основном при помощи государственных крестьян и казаков.
Сохранению человеческого потенциала на недавно освоенных территориях способствовало развитие медицинской инфраструктуры губернии. Вместе с тем, медицинская инфраструктура также была ориентирована на решение военно-политических задач. Зачастую именно военным приходилось решать вопросы, связанные с медициной, защитой от болезней всего населения.
Одним из факторов, серьезно затруднявших освоение кавказского региона, были эпидемии, являвшиеся причиной высокой смертности среди населения. На Ставрополье военные привлекались для создания карантинов, несения службы на противоэпидемических кордонах, эвакуации жителей из очагов эпидемий.
Для оказания срочной медицинской помощи военным на Ставрополье создавались военные госпитали. Медицинская помощь гражданскому населению губернии также зачастую оказывалась в военных госпиталях. Важную роль в восстановлении здоровья раненых и больных играли бальнеологические курорты Кавказских минеральных вод.
Подводя итоги, можно сделать следующие выводы. Установления российского контроля над Северным Кавказом требовала логика геополитического развития империй. Чтобы установить контроль над Кавказом, России следовало создать соответствующие материальные факторы, в частности, политическую, социальную и экономическую инфраструктуру Кавказской/Ставропольской губернии/области. Данная инфраструктура, созданная первоначально для решения военно-политических задач, способствовала развитию степного Предкавказья, превращению его в полноправную часть империи.

Примечания
1. Плешаков К. В. Геополитика в свете глобальных перемен // Международная жизнь. 1994, № 10. С. 32.
2. Там же.
3. Там же. С. 34.
4. Герман Р. Э. Формирование социальной и экономической инфраструктуры Ставропольской губернии в контексте геополитики России (дореформенный период). Автореферат дисс…канд. ист. н. Ставрополь, 2002. С. 16.
5. Плешаков К. В. Указ. соч. С. 34. Вся использованная в данной работе геополитическая терминология (в том числе формы контроля над пространством) взята из указанной статьи К. В. Плешакова.