Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Частная благотворительная деятельность женщин Ставрополья и Кубани конца XIX-начала XX вв. в сфере церковных нужд



Частная благотворительная деятельность женщин Ставрополья и Кубани конца XIX-начала XX вв. в сфере церковных нужд

История благотворительности до недавнего времени была одной из забытых тем в историографии, хотя опыт развития ее в России до 1917 г. мы все таки имеем. В течении нескольких десятилетий данная проблема оставалась на уровне фрагментарных сюжетов и не была выделена для изучения в качестве самостоятельной. Начальный этап изучения благотворительности в российской исторической науке наблюдается с конца 1980-х гг.. Именно с этого времени произошли существенные изменения в исторической науке, проявившиеся в заметном расширении исследовательской проблематики. Среди " новых " проблем значимое место стали занимать и вопросы благотворительности. Исследователи пытались воссоздать систематическую картину поступления средств на благотворительность. Проблемный подход к раскрытию малоизвестной стороны отечественной истории позволяет показать российскую благотворительность как одну из немногих разрешенных властями и сферу общественной деятельности, как отдельного человека, так и обществ, организаций, заведений.
Предпосылкой исследований вопросов женской благотворительности стало новое направление в исторической науке, появившееся в мировой практике в 70-х гг. XX в. - " гендерная история ". С 90-х гг. XX в. появляются работы, освещающие женскую благотворительность в дооктябрьской России. Это отражает процесс включения российских ученых в общемировой ход развития гуманитарных наук, где гендерные исследования породили мощный поток литературы. Гендерный аспект благотворительной деятельности раскрывается, прежде всего, в том, что эта область становится сферой социальной самореализации женской части населения.
Вопросу частной благотворительной деятельности уделялось сравнительно меньше внимания, чем другим формам благотворительности. В современной историографии данная проблема пересекается с темой личностной истории и остается на уровне накопления эпизодически выделенного материала.
Обращение к теме благотворительности на общероссийском уровне обусловило разработку этой проблемы и в местной истории. Но, несмотря на это благотворительность, а тем более женская, остается мало исследуемой темой в региональной истории. Отдельные же эпизоды по истории благотворительности встречаются в общих и специальных работах по Ставрополью и Кубани. В настоящее время в исследовании локальной (местной) истории происходят качественные изменения, выражающиеся в использовании антропологического метода, издании научных работ в рамках локальной истории, истории повседневности, гендерной истории. Все эти новейшие направления позволяют по-новому посмотреть на исследуемые проблемы региональной истории. Происходит возникновение " новой истории ", основанной на интересе к любой человеческой деятельности, делается акцент, прежде всего на личность человека, на его поступки, мысли, настроения.
Данное исследование является первой попыткой на основе введения в научный оборот новых источников и использования новых направлений в истории восполнить пробел в разработке вопроса частной благотворительной деятельности женщин Ставропольской губернии и Кубанской области, направленной на сферу церковных нужд. Данная проблема в комплексном виде в указанных хронологических рамках поднимается и рассматривается впервые.
Церковь является важной составной частью духовной жизни населения и сопровождает человека с первых дней его жизни до последнего вздоха, воспитывает и поучает, помогает пережить неизбежные в жизни горести и страдания. Церковь занимает ведущую роль и в милосердной деятельности. Именно идея всеобъемлющего милосердия составляет центральное место в учении отцов и учителей христианской церкви. Наиболее полно эта идея проявилась в благотворительной деятельности женщин, которым присущи такие свойства как сострадание, любовь к ближнему, религиозность.
Особую отрасль благотворительности дам, составили пожертвования на восстановление и поддержание христианских храмов и монастырей, разрушившихся от времени, построение новых, снабжение их церковной утварью, улучшение материального быта духовенства, устройство церковных школ.
Так, в 1874 г. в церковь с. Благодарного поступили деньги на расписание свода от жены унтер-офицера С.Х. Тимофеевой - 150 руб. и от вдовы казака М. Ляховой - 130 руб.[1]. В 1876 г. вдова купца А.Я. Меснянкина принесла в дар ц.Тихвинской при женском епархиальном училище церковной утвари на сумму в 300 руб.[2]. В 1878 г. в монастырь на горе Физиабхо в Кубанской области крестьянка Е. Горина пожертвовала 60 руб., а купчиха А. Ипатова - тарантас с упряжью на пару лошадей, стоимостью в 300 руб.[3]. Попечительница одноклассной церковно-приходской школы в ст. Старонижестеблиевской А. Шалепа за собственный счет расширила церковную сторожку, в которой помещалась школа, расходы по переустройству исчислялись в 600 руб.[4]. В ц. Кирилло - Мефодиевскую при Екатеринодарском духовном училище были сделаны приношения женою судебного пристава А. Дуркиною в размере 30 руб., дочерью надворного советника Н. Курило - 30 руб., вдовою почетного потомственного гражданина Е. Якунинскою престол, жертвенник[5].Вдова действительного статского советника Е. Киркевич пожертвовала в ц. Георгиевскую г. Ставрополя церковной утвари на сумму в 50 руб., за что ей было преподано Архипастырское благословение, с выдачею установленного свидетельства.[6]. В эту же церковь в 1915 г. прихожанками Е. Бондаренко, М. Соболевою и М. Сулеменко сделаны приношения на сумму в 60 руб.[7]. Крестьянка с. Покойного И. Уколова дала на постройку здания для бесприютных сирот при Воскресенском монастыре и на постройку нового храма 100 руб.[8].
В 1889 г. вдовою купца Е.И. Шмыглевою в церковь с. Кистинского был принесен в дар колокол в 73 пуда 32 фунта, стоящий с доставкою и поднятием на место 1422 руб. 20 коп.[9], а вдова войскового старшины Е. Ильященко ст. Должанской за пожертвование в этом же году в приходскую ц.Троицкую медного 200 пудового колокола в 4000 руб. была награждена грамотою Св. Синода[10]. Ее же для церковно-приходской школы был подарен и дом в 2000 руб.[11]. В 1890 г. вдова войскового старшины Кубанского войска А. Дубонос в церковь г. Екатеринодара сделала приношения в размере 400 руб.[12], а в 1896 г. крестьянка с. Ореховского Ставропольской губернии в пользу местной церковно-приходской школы дала 25 руб., за что ей была выражена благодарность епархиального училищного совета[13].
В 1899 г. казачкою ст. Михайловской П. Сорокиною в ц. Покровскую подарено священническое облачение ценою 80 руб., а вдовою подполковника А.К. Дроздовою на украшение церкви - 50 руб.[14]. В 1900 г. в ц. Михаило - Архангельской с. Правокумского потупило церковной утвари на 518 руб. от Е. Пономаревой, Е. Ильиной, А. Брайковой, Е. Савинковой[15].
Большинство благотворительниц не скрывали своих имен, их ежегодно публиковали в периодической печати, но были среди них и такие, которые желали остаться анонимами. Так, причт ц. Петропавловской с. Жуковского донес, что особа, пожелавшая остаться неизвестной, пожертвовала закладной 5% билет Государственного Дворянского Поземельного Банка 1889 г. в 100 руб. на основание фонда для постройки нового храма[16].
Ставропольские епархиальные ведомости за 1901 г. сообщают, что в ц. Покровскую с. Прасковеи от крестьянки Ф. Ломоносовой поступило ценных подарков на 285 руб.[17], а от крестьянки с. Михайловского К. Кутеповой в местную церковь - покров на престол в 60 руб.[18].
В 1902 г. жена судебного следователя А.В. Гудима подарила в Покровский женский монастырь икону Божией Матери " Всех Скорбящих Радости ", написанную в Санкт - Петербурге как копию в память исцеления своего мужа[19]. В 1906г. в церковь с.Солунско - Димитриевского поступили приношения от М. Карпушиной - икона Св.Феодосия в 300 руб., А. Карпушиной - икона Великомученицы Варвары в 3 руб.[20], вдовы псаломщика А. Беличенко в ц. Вознесеновскую ст. Тимошевской - 110 руб.[21].
Ставропольские епархиальные ведомости за 1909 г. дают сведения о пожертвованиях : вдовою урядника М. Маловою в ц. Успенскую ст. Медведовской паникадило в 300 руб.; вдовою полковника Е.В. Беднягиною во вновь строящуюся церковь во имя Св. Николая ст. Медведовской - вещи чеканной работы на сумму 1000 руб.[22]; крестьянками Науменко, Зоце, Деньщиковою, женою священника И. Уколовою - 100 руб. на приобретение 2 хоругвей в ц. Николаевкую ст. Прочноокопской[23]; крестьянками с. Сотниковского М. Юрченко и К. Гаранжиною в ц. Михаило - Архангельскую икону Св. Кирилла и Мефодия стоимостью 30 руб.[24].
В 1911 г. жена отставного есаула М.Т. Ткаченко подарила ц. Преображенской ст. Старощербиновской церковной утвари на сумму 400 руб.[25], землевладелица К. Петрик в церковь ст. Казинской - 350 руб.[26], крестьянка М. Леденева в ц. Михаило - Архангельскую - ритуальных предметов на 200 руб., за это ей было преподано Архипастырское благословение с выдачею грамоты[27]. В этом же году в ц. Софийскую г. Ставрополя поступили приношения от мещанок В.И. Крашенинниковой и Е.П.Тиниковой[28], а в ц. Николаевскую с. Обильного от жены диакона М. Терновской - напрестольная одежда из серебряной парчи, стоимостью 100 руб., за что она получила Архипастырское благословение и грамоту[29]. В 1915 г. вдовою штабс-капитана П.И. Забелло в ц. Успенскую ст. Лавлинской была подарена живописная икона Николая Чудотворца в дубовом киоте в 300руб., а местными казачками - икона Серафима Саровского в 40 руб.[30].
Пожертвования поступали от женщин и на нужды религиозных обществ. Так, на убежище Андреевско - Владимирскому братству в декабре 1914 г. от М.И. Янушевич были получены 50 руб., от настоятельницы Иоанно - Мариинского женского монастыря игуменьи Серафимы - 43 руб.[31].
Мотивы, побуждающие дам к благотворительной деятельности, были различны. Это и сознание общественного долга - жажда деятельности на общественно полезной основе, и исполнение евангельских заповедей милосердия, и любовь к ближнему, и искупление, очищение души. Пожертвования в церковь притекали и под влиянием взгляда на благотворительность как на " защиту от грехов ", ведь христианская милостыня была актом спасения души дающего. Женщины благотворительницы заглаживали не только свои земные грехи, но и пытались помочь душам умерших близких людей обрести свое место в раю своими земными приношениями. Например, вдова статского советника Л.Е. Миняева, желая почтить память своего супруга 17 марта 1875 г. представила епископу кавказскому Герману 3000 руб. на устройство начальной школы при ц. Андреевской, при чем просила, чтобы в утешение её души, скорбящей о потери супруга, на случай её смерти предоставлено было ей место рядом с могилою мужа. За такой дар, имена Л.Е. Миняевой и её мужа, были внесены в помянник церкви для всегдашнего поминовения их при Богослужении. Саму Любовь Миняеву стали считать действительным членом Андреевского Братства наравне с членами учредителями[32]. 10 сентября 1875 г. состоялось открытие школы, предназначавшейся для начального образования сирот и детей бедных родителей. Любовь Ефимовна принесла в дар школы икону Спасителя и 12 руб. на масло для лампады, с тем, чтобы она в течении всего учебного года теплилась перед святой иконой во время уроков в школе. 12 сентября 1875 г. от неё поступили ещё 50 руб. на мебель для читальни и школы и на другие её потребности[33]. 11 июля 1878 г. Л.Е. Миняева пожертвовала на пристройку к зданию школы, в которой " новопросвещаемые инородцы из бедных людей могли бы находить для себя пристанище в период приготовления их к святому крещению и утверждения в истинах христианства " ещё 800 руб. Так, был создан миссионерский приют при школе[34].
В Совет Андреевского Братства в сентябре 1886 г. поступило от вдовы священника А. Лебедевой на поминовение иерея Павла 10 руб.[35]. В 1887 г. вдова священника Л. Прокофьева пожертвовала в пользу местной ц. Спасопреображенской на поминовение мужа своего иерея Петра деревянный дом стоимостью 600 руб., за что ей была объявлена благодарность епархиального начальства[36]. В 1893 г. вдова протоиерея М. Козырева принесла в дар в кладбищенскую ц. Успенскую г. Ставрополя ковчег, стоящий 177 руб. 84 коп. и билет III восточного займа в 100 руб., с тем, чтобы проценты с него поступали в пользу причта за поминовение её родителей Варфоломея и Елены[37], а в 1895 г. вдова полковника А. Попова в ту же самую церковь принесла облигацию IV внутреннего займа в 100 руб. на вечное поминовение Митрофана[38]. В апреле 1896 г. вдова урядника Е.А. Щербина безвозмездно отдала участок своей земли площадью в 962 квадратных сажени, стоимостью 2000 руб. под постройку ц. Святой Троицы в г. Екатеринодаре. Единственным условием благотворительницы, было: " возвести в новой церкви престол в память преподобной Ефросинии, имя которой она носит, и похоронить её в церковном дворе, ибо велика честь для русской верующей души покоиться у святой стены ". Город с великой признательностью принял этот щедрый дар[39].
В 1896 г. на устройство поминальных обедов Е.К. Поповой было потрачено 100 руб. и М.Н. Ежовской - 75 руб.[40]. В марте 1897 г. от дочери коллежского советника В.М. Гапоновой поступило 10 руб. в столовую Андреевско - Владимирского братства за упокой Прасковьи[41]. Жена полковника Е.И. Шабловская в ц. Иоанна - Богословского ст. Кущевской принесла в дар свидетельство 4 % Государственной ренты в 200 руб. для приобретения священнического облачения и одно свидетельство той же ренты в 100 руб. на вечное поминовение усопшего Василия. За такой дар ей было преподано Архипастырское благословение[42].
В пользу монастырей, церквей, церковно-приходских школ, религиозных братств пожертвования делались не только при жизни, но и по духовным завещаниям по смерти. Так, в 1876 г. вдова урядника Кубанского войска А. Грицаева завещала 200 руб. для раздачи в церкви[43]. Вдова войскового старшины Е. Бабченкова, умершая в 1884 г. в г. Екатеринодаре, завещала в пользу Андреевского братства 100 руб.. В благодарность за это её имя было занесено в братский синодик для всегдашнего поминовения о упокоении души [44]. В декабре 1894 г. офицерская жена К.А. Менжелиевская в ц. Трёхсвятительскую ст. Уманской отдала 1000 руб. на вечный вклад, чтобы деньги шли на устройство бесплатной народной библиотеки при церковно-приходской школе[45]. В январе 1895 г. вдова войскового старшины А.А. Радченко пожертвовала земельный участок вблизи ст. Динской для устройства женского монастыря, на котором в 1896 г. был построен молитвенный дом в честь Покрова Пресвятой Богородицы[46]. В 1899 г. М.Е. Жмелева завещала одно свидетельство Государственной 4 % ренты в 100 руб. домовой церкви гимназии Св. Александры[47].
Различные знаменательные даты - вплоть до исторических - также становились поводом для благотворения. Так, по случаю избавления императорского наследника цесаревича от грозившей 29 апреля 1891 г. в г. Отсу, в Японии, опасности, в Св. Синод поступило сообщение о том, что в память означенного события вдова штабс-капитана А. Поленова, проживающая в Иоанно - Мариинском женском монастыре г. Ставрополя пожертвовала для церквей монастыря церковной утвари на сумму 2065 руб., за что ей была выражена благодарность[48]. 9 февраля 1896 г. по случаю коронования Императорских Величеств прихожанки ц. Казанской с. Левокумского крестьянки С. Семёнова и О.Г. Распопова принесли в дар местной церкви 4000 руб. для приобретения колокола[49].
Женщины Ставропольской губернии и Кубанской области делали денежные пожертвования не только в местные церкви и монастыри, но и направляли свои средства на помощь верующим в другие регионы. Так, А.И. Еманская по подписным листам отправила 1 руб., А. Бадаева - 2 руб. на восстановление Мцетского собора 12 Апостолов в Грузии[50]. Веркольской заштатной пустыни, основанной в честь Св. Артемия Веркольского Чудотворца в Архангельской губернии поступили деньги от жительниц ст. Круглолесской А. Жыковой - 50 коп., В. Щепелевой - 2 руб., А. Буслаевой - 50 коп., Н. Буслаевой - 50 коп.[51]. На сооружение в г. Моздоке каменной православной церкви, для помещения в ней, сохранившейся от древних времён чудотворной иконы Иверской Божией Матери по открытой повсеместной подписке были сделаны приношения С. Есаковой в сумме 1 руб.[52].
Дамы самых разных сословных групп помимо пожертвований деньгами (от нескольких рублей до нескольких тысяч рублей) на ремонт, строительство церквей, монастырей, церковно-приходских школ, делали и ценные подарки в виде икон, книг, разного рода ценной утвари - богато и искусно расшитых тканей, позолоченной и серебряной посуды, ритуальных предметов. Добровольные пожертвования женщин (денежные и материальные) являлись основным источником средств местных церковных учреждений. Все приношения прихожанок поступали, главным образом, через сбор по книжкам и подписным листам, кружечный сбор, как прямые пожертвования и по завещанию. Имена особ, принимавших участие в благотворительных акциях как местного, так и общероссийского значения, печатались в Кавказских (Ставропольских) епархиальных ведомостях. Многие из этих дам за " щедрые жертвы " на убранство, церковную утварь, облачение причта были удостоены благодарности и Архипастырского благословения с выдачею грамот.

Примечания
1. Кавказские епархиальные ведомости. 1875. № 7. 1 апреля. С. 233.
2. Кавказские епархиальные ведомости. 1876. № 2. 16 января. С. 67.
3. Кавказские епархиальные ведомости. 1878. № 4. 16 февраля. С. 125.
4. Ставропольские епархиальные ведомости. 1887. № 20. 16 октября. С. 742.
5. Там же. № 24. 16 декабря. С. 931.
6. Ставропольские епархиальные ведомости. 1888. № 20. 16 октября. С. 806.
7. Ставропольские епархиальные ведомости. 1915. .№ 11. 22 марта. С. 334.
8. Ставропольские епархиальные ведомости. 1888. .№ 24. 16 декабря. С. 971.
9. Ставропольские епархиальные ведомости. 1889. № 23. 1 декабря. С. 347.
10. ГАСК. Ф.135. Оп. 52. Д. 506. Л. 71-72.
11. Ставропольские епархиальные ведомости. 1889. № 21. 1 ноября. С. 316.
12. Ставропольские епархиальные ведомости. 1890. № 20. 16 октября. С. 387.
13. Ставропольские епархиальные ведомости. 1896. № 23. 1 декабря. С. 1355.
14. Ставропольские епархиальные ведомости. 1899. № 23. 1 декабря. С. 1211.
15. Ставропольские епархиальные ведомости. 1900. № 10. 16 мая. С. 573.
16. Там же. № 12. 16 июня. С. 675.
17. Ставропольские епархиальные ведомости. 1901. № 9. 1 мая. С. 425.
18. Ставропольские епархиальные ведомости. 1901. № 24. 16 декабря. С. 1388.
19. Ставропольские епархиальные ведомости. 1911. № 41. 8 октября. С. 315.
20. Ставропольские епархиальные ведомости. 1906. № 4. 16 февраля. С. 250.
21. Там же. № 12. 16 июня. С. 631.
22. Ставропольские епархиальные ведомости. 1909. №10. 7 марта. С. 304-305.
23. Там же. № 25. 20 июня. С. 769.
24. Там же. № 21. 23 мая. С. 641.
25. Ставропольские епархиальные ведомости. 1911. № 10. 5 марта. С. 303.
26. Там же. № 15. 9 апреля. С. 462.
27. Там же. № 16-17. 23 апреля. С. 494.
28. Там же. № 47. 19 ноября. С. 1485.
29. Там же. № 50. 10 декабря. С. 1583.
30. Ставропольские епархиальные ведомости. 1915. № 51. 27 декабря. С. 1619-1620.
31. Там же. № 3. 25 января. С. 77.
32. Кавказские епархиальные ведомости. 1875. № 7. 1 апреля. С. 229-230.
33. Там же. № 19. 2 октября. С. 627-630.
34. Кавказские епархиальные ведомости. 1878. №14. 16 июля. С. 482.
35. Ставропольские епархиальные ведомости. 1886. №20. 16 октября. С. 514.
36. Ставропольские епархиальные ведомости. 1887. № 16. 16 августа. С. 591.
37. Ставропольские епархиальные ведомости. 1893. № 14. 16 июля. С. 190.
38. Ставропольские епархиальные ведомости. 1895. № 2. 16 января. С. 74.
39. Кубанские областные ведомости. 1896. № 239. 10 ноября. С. 4.
40. Ставропольские епархиальные ведомости. 1897. № 22. 16 ноября С. 1257.
41. Там же. № 6. 16 марта. С. 361.
42. Ставропольские епархиальные ведомости. 1906. .№ 7. 1 апреля. С. 382-383.
43. Кавказские епархиальные ведомости. 1876. № 11. 1 июня. С. 404.
44. Ставропольские епархиальные ведомости. 1886. № 1. 1 января. С. 31.
45. ГАСК. Ф. 135. Оп. 53. Д. 452. Л. 1-2.
46. ГАСК. Ф.135. Оп.53. Д. 409. Л. 1, 44.
47. ГАСК. Ф. 309. Оп. 1. Д. 16. Л. 1-2.
48. Ставропольские епархиальные ведомости. 1893. № 17. 1 сентября. С. 214.
49. Ставропольские епархиальные ведомости. 1896. № 5. 1 марта. С. 230.
50. ГАСК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 247. Л. 10, 16.
51. ГАСК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 1412. Л. 7, 9, 12.
52. ГАСК. Ф. 46. Оп. 1. Д. 206. Л. 2, 8.