Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Польские переселенцы на Северном Кавказе XIX в.: традиции изучения и новые подходы в историографии ХХ в.



Польские переселенцы на Северном Кавказе XIX в.: традиции изучения и новые подходы в историографии ХХ в.

Изучение представлений соседних народов друг о друге,
сложившихся в процессе длительных исторических контактов между ними,
становится в последнее время одним из перспективных направлений в
отечественной и зарубежной исторической мысли. Задача восполнения "белых
пятен" в истории разносторонних российско-польских контактов на
Северном Кавказе актуальна и сегодня.

В зависимости от духовной и политической атмосферы исследователями
анализировался опыт взаимоотношений родственных славянских народов:
польского и русского. Учёные-историки обогатили историографию
разработкой ряда новых проблем и "нового прочтения" старых: анализ
"польского вопроса" в международных отношениях и внутренней политике
России XIX века; особенности и закономерности польского
национально-освободительного движения XIX века; роль католичества и
специфика его распространения на территории России; перемещение поляков
по территории России; изучение последствий культурного взаимовлияния.

Отечественная историография изменялась в процессе эволюции советской
социально-политической системы. На развитие исторической мысли в конце
50-х - начале 60-х гг. ХХ в. повлияла "оттепель", которая оживила
интерес к истории связей между двумя славянскими народами. К столетию
окончания национально-освободительного движения в Польше 1860-х гг.
выходит ряд работ, магистральной темой которых стали русско - польские
революционные связи.

Политика "перестройки" с ее гласностью, плюрализмом и открытостью
представляла собой новый, после "оттепели" 60-х гг., импульс к
изменениям в общественном сознании. Как всякая переломная эпоха,
середина и конец 80-х гг. породила интерес общества к собственной
истории, выразившийся в активизации исторической публицистики.

Перемены в исторической науке в той или иной мере затронули
провинциальную историографию. Появившиеся в годы перестройки статьи,
брошюры, а затем и крупные научные труды по этой тематике, вызвали
большой общественный резонанс.

Исторический "бум" конца 80-х - начала 90-х выявил главную слабость
советских историков: жесткая идеологическая заданность вела к
методологической беспомощности, атрофии способности к теоретическим
поискам.

Обращаясь к проблемам пограничных отношений в 90-е г. ХХ в. одни
специалисты пытались сочетать цивилизационные методы с
линейно-формационным подходом, другие - оставались на
историко-материалистических позициях.

Одновременно на переломе двух тысячелетий историческая наука переживала
кризис постмодернизма, разочарование и поиск выходов из очередного
методологического тупика.

Таким образом, возвращение исторической науки в лоно мирового научного
сообщества совпало с системным кризисом советского общества и с кризисом
советской историографии.

Обращение к темам, исследование которых оказались свернутыми в советское
время, инициировало переиздание некоторых трудов дореволюционных
историков о взаимоотношениях русских и поляков.

Наиболее значительными работами по вопросу русско-польских связей XIX в.
на Северном Кавказе являлись коллективные труды под редакцией В.Д.
Королюка[1] и В. Манусевича[2]. Это комплексные исследования,
раскрывающие вопросы возникновения, становления и развития Польского
государства в общественно- политическом, социально-экономическом и
культурном отношениях с древнейших времён до ХХ века. Авторские
коллективы ставили перед собой задачу дать по возможности общий обзор
истории Польши. Стремясь восстановить историческую истину и показать
прочные традиции дружбы между народами, большое значение придавалось
исследованию вопросов русско-польских отношений. В меньшей степени
затрагивался факт присутствия поляков на территории России и на Северном
Кавказе, в частности.

В период "оттепели" и изменения внутриполитической и идеологической
ситуации в стране расширились исследовательские возможности историков,
были сняты ограничения в использовании некоторых ранее мало доступных
архивных фондов. К столетию национально - освободительного движения в
Польше в 60-х годов XIX века выходят работы В.Д. Королюка[3],
совместный труд В.А. Дьякова и И.О. Миллера[4]. Магистральной темой в
них стали русско-польские революционные связи, оказавшие важное значение
в конструировании вопросов политической деятельности поляков в ссылке.

При изучении проблемы земельных отношений в Царстве Польском в середине
XIX века И.И. Костюшко раскрыл причины, ход и последствия крестьянской
реформы 1864 года, которая явилась одним из последствий польского
восстания. Автор на примере многочисленных факторов проанализировал
положение крестьян, формы угнетения и методы борьбы за реформу, проводя
параллель с аналогичными событиями на территории России. Монография
позволяет обрисовать экономическое положение принудительно выдворенных
польских переселенцев, возвращаемых в родные края после амнистии[5].

Интерес к проблемам истории отдельных народов России стал очевидным в
отечественной историографии в "перестроечный" период в связи с
оживлением национальных движений. Благодаря произошедшей в СССР
либерализации исследователи получили возможность изучать ранее запретные
вопросы истории. Исследовательский импульс усилился в связи с открытием
новых архивных материалов.

Во второй половине 80-х годов ХХ века выходят ряд комплексных научных
исследований, посвящённых истории католичества и особенностям его
распространения на территории России. Это монографии М.М. Шейнмана[6],
З. Моравского[7], Р. Рашковой[8]. Опираясь на широкую источниковедческую
базу, авторы пытались разобраться в причинах и особенностях
многовекового противостояния католиков и православных.

Вопросы влияния русского народничества на польское общественное
движение середины XIX века проанализированы в монографическом
исследовании Т.Г. Снытко.[9] Эта работа содержит фактические данные о
непосредственном взаимодействии русских революционных сил на развитие и
распространение революционных идей в Польше, которые польские
переселенцы перенесли с собой на Северный Кавказ. В том же русле
выполнена работа А. Торбус, анализирующая мотивы и идеалы участников
освободительных движений XIX века, а также взаимовлияние русского,
польского и украинского народов.[10]

История польских переселенцев на Северном Кавказе нашла отражение и на
страницах фундаментального академического издания "История народов
Северного Кавказа с XIX века до 1917 года"[11], в обобщающих трудах по
региональной истории "Материалы по истории Северного Кавказа"[12],
"Очерки истории Ставропольского края"[13]. Как всякие обобщающие труды
они не смогли отразить специфику изучения темы диссертации и лишь
обозначили вопросы появления поляков в регионе.

Положение польских ссыльных на территории Северного Кавказа нашло
отражение на страницах местной периодической печати. Анализу архивных
документов об участии польских "мятежников" в Кавказской войне посвящена
работа А.Х. Бижева.[14] О факте присутствия на Ставрополье семей
ссыльных поляков упоминают в своей работе А. Орудина и Г. Искра.[15]

Особое место в историографии занимает краеведческое исследование В.В.
Госданкера о разносторонней научной деятельности этнографа, статиста,
экономиста И.В. Бентковского, который являлся одним из организаторов
научных исследований в XIX веке, положивших начало становлению
провинциальной местной историографии.[16]

В 1990-е годы наблюдается обогащение методологии цивилизационным методом
исследования. Внимание стало уделяться изучению национального характера
поляков, усиливался интерес к изучению истории и культуры российских
поляков всех регионов России, что нашло отражение в регулярных
региональных и международных конференциях.

Фундаментальные труды П. Поляна[17], Ю.А. Полякова[18], В. Ионцева[19],
Т.Н. Плохотнюк[20], посвящённые миграции как явлению в исторической
науке помогли определиться с исходными и ключевыми понятиями и
категориями в отношении миграционных процессов, характерных для России
XIX века.

Среди последних работ, касающихся анализа "польского вопроса" в
государственной политике России следует выделить работы В.С. Дякина[21],
В. Дьякова[22]. Анализируя спорный "польский вопрос" авторы опирались
на национальные, культурологические, конфессиональные особенности
регионов, где проживали поляки в XIX в.

Центральная тема работ Ф. Аспидова[23], Я. Трыновского[24], И.
Созина[25], Г.В. Романовой [26] - польские национально-освободительные
движения и как результат ссылка в отдалённые районы России участников
польских восстаний. Авторы уделяли большое внимание выдающимся польским
деятелям, оказавшимся в тяжёлых условиях на месте ссылки.

Изменения законодательства в отношении правового положения
государственных преступников, к которым относились поляки - участники
национальных движений XIX века, рассматривались в исследованиях А.В.
Пашковской [27] и И.В. Ружицкой[28].

Вопрос пребывания на Северном Кавказе военнопленных поляков из армии
Наполеона нашёл отражение в работе А. Скворцова-Кавказского[29]. Автор
рассматривал причины их появления в регионе и процесс возвращения на
родину.

В результате проводимых конференций появлялись тематические сборники,
отражающие государственную политику России в отношении поляков XVII-ХХ
веков (составители К.Д. Шарифжанов[30], А.И.Селицкий[31]). Главная
задача, которую ставили составители сборников - определить причины
ссылки и выяснить политическое и социально-экономическое положение
поляков на территории России. Помещённые в них статьи содержат
богатейший материал, отражающий статистический, организационный,
экономический, религиозный аспекты жизни поляков на Ставрополье, Кубани,
в Поволжье, Сибири, и в других регионах России. Работы С.О. Звонок[32] и
З. О. Звонок[33] попытались внести ясность в вопрос
социально-экономического положения ссыльных поляков на Северном Кавказе
как одном из региональных центров польской ссылки в России. В
публикациях таких исследователей, как О.П. Бридня[34], А.Д.
Вершигора[35], А. Боголюбова[36], О.В. Матвеев[37], В.Н. Ракачёв[38]
анализировались многочисленные вопросы появления поляков на Кубани в ХIХ
веке и интеграции их в местное общество.

Из числа историков, принимавших участие в конференциях, большой вклад в
изучение польских переселенцев на Северном Кавказе внесли публикации
М.Е. Колесниковой[39] и В.А. Жадан[40]. Раскрывая в своих работах
личностные особенности и профессиональные качества известного поляка -
кавказоведа И.В. Бентковского, авторы дали полное представление о
разностороннем человеке, который внёс значительный вклад в освоение
Северо-Кавказского региона.

В исследованиях М. Аствацатуровой раскрыты теоретические аспекты
термина "диаспора" и прослежена эволюция её становления на примере
многочисленных этнических общностей Северного Кавказа, в том числе и
польской. Особенное внимание уделено деятельности польской диаспоры в
90-х гг. ХХ века на Ставрополье[41].

Процесс социально-экономической и культурной адаптации поляков нашёл
отражение в большом фактическом материале коллективных монографий по
истории края "Край наш Ставрополье: Очерки истории"[42], "История
городов и сёл Ставрополья: краткие очерки"[43].

Исследовательский импульс польской проблемы поддерживался публикациями,
связанными с активизацией в различных регионах страны польских обществ в
1990-е гг. В связи с этим в периодической печати появились работы М.
Завадской[44], Е. Колонтаевской[45], А. Казановского[46], С.
Сафонова[47], В. Танасьева[48], В. Триско[49] по вопросу развития
польской культуры в России. Эти работы помогают выявить последствия
культурного взаимовлияния польских переселенцев с русским населением
России и с народами Северного Кавказа, в частности.

Среди краеведческих исследований, касающихся присутствия на Северном
Кавказе поляков, следует упомянуть работы Г. Беликова. Автор
использовал в своей работе архивные материалы, и это обстоятельство
определило значимость популярных по характеру содержания книг для
данного исследования. Большое внимание автор уделял выдающимся польским
деятелям - губернаторам Н.С. Завадовскому и Б.М. Янушевичу,
историку-кавказоведу И.В. Бентковскому[50].

Тема "польских переселенцев на Северном Кавказе в XIX в." является
актуальной и для западной, особенно польской историографии. Интерес, в
первую очередь, польских историков был обусловлен современными
проблемами польского общества. В 1990-х гг., когда в отечественной
исторической науке шли поиски новых подходов, В Польше сложилось
несколько историографических направлений.

В ХХ веке проблемы польского национально-освободительного движения и его
связей с декабристами, с русскими революционерами, затрагивая вопрос о
роли и значении революционной деятельности польских ссыльных в России,
поднимался в зарубежной историографии. Эти аспекты поднимали в своих
работах польские историки конца 50-х-70-х годов ХХ века Ч. Милош[51],
И.С. Яжборовская[52], П.Н. Ольшанский[53].

В конце ХХ века внимание польских историков акцентировалось на решении
"рокового" для России и Польши "польского вопроса". Исследователи Е.
Сковронек[54], Г. Глэмбоцкий[55], А. Новак[56] комплексно рассмотрели
русско-польские взаимоотношения, различные исторические события в Польше
через призму "польского вопроса", который являлся основополагающим в
государственной политике России XIX века. Авторы обращали внимание на
такие трагические события в истории русско-польских отношений, как
ссылка в царские времена, массовые депортации в советское время.

Большой вклад в изучение истории разделов Речи Посполитой, национальных
восстаний XIX века и их последствий внесли польские исследователи Г.
Самсонович, Я. Тазбир. Имея различные мнения по отдельным вопросам,
историки сходятся в том, что восстания способствовали формированию
польского национального самосознания, за которое была заплачена высокая
цена: потеря целого поколения в результате ссылки в Сибирь и на Кавказ,
эмиграции[57].

Взаимовлияние польских переселенцев и русских с культурологической точки
зрения рассматривали польские исследователи Р. Koсёлка и П. Тарас[58].
Проблему польской ссылки в отдельных регионах России поднимал в своих
трудах А. Кучинский. Автор внимательно проанализировал жизнь и
деятельность Б. Залесского, Б. Дыбовского, высланных за патриотическую
деятельность на окраины России, где они написали несколько работ по
истории, географии и этнографии местных народов[59].

Рассмотрение периодов, этапов и характера польской эмиграции нашли
отражение в работе польского исследователя A.A.Брозека[60]. Автор ввёл в
научный оборот новые польские исторические источники, что сделало
работу уникальной. С одной стороны, в ней содержатся статистические
данные и законодательные материалы, позволяющие составить ясное
представление о роли поляков в западной политической и культурной
истории. С другой, приводится немало конкретных имён польских уроженцев с
комментариями их служебных достижений.

В западноевропейской историографии история русско-польских отношений до
известной степени ушла в тень. Особого упоминания заслуживает монография
французского исследователя Г. Богдана, который раскрыл историю поляков
на протяжении нескольких столетий. Однако, вопросы переселения поляков
на Северный Кавказ не нашла в ней отражения, в силу того, что автор не
ставил своей целью конкретизировать перемещения польских переселенцев в
отдельные регионы России[61].

Проблема "миграций", занимающая в последнее время внимание учёных
способствовала разработке в зарубежной историографии теоретических
аспектов этого процесса. В работах М. Ж. Миллера и С. Кастла[62], Ж.Р.
Нарриса и М.П. Тордаро[63], Е. Моравска[64], Г. Шеффера[65]
анализировалось переселение поляков XIX-начала XX вв.

Необходимость преодоления стереотипов в двусторонних отношениях и
атмосфера взаимного доверия, возникающая в ходе добрососедского диалога,
между отечественными и зарубежными исследователями способствует
правдивому и уважительному отношению к прошлому. Обращение к
исторической правде помогает разобраться в современной геополитической
ситуации.

Примечания

1. История Польши / ред. В.Д. Королюк. М., 1956. В 3-х т.

2. История Польши / ред. В. Манусевич. М.,1965.

3. Из истории революционного движения польского народа / Сост. В.Д. Королюк. М., 1964.

4. Дьяков В.А., Миллер И.О. Революционное движение в русской армии и восстание 1863 г. М., 1964.

5. Костюшко И.И. Крестьянская реформа 1864г. в Царстве Польском. М., 1962.

6. Шейнман П. От Пия IX до Павла VI. М., 1979.

7. Моравский З. Ватикан издали и вблизи. М., 1981.

8. Рашкова Р. Ватикан и современная культура. М., 1989.

9. Снытко Т.Г. Русское народничество и польское общественное движение. М., 1986.

10. Торбус А. Социально - политические идеалы участников польского,
русского и украинского освободительного движения 40-х г. XIX века //
Вопросы истории. 1988. №7. С.35 - 47.

11. История народов Северного Кавказа с XIX века до 1917 года. М., 1988.

12. Материалы по истории Ставропольского края. Ставрополь, 1949- 1977. В 16-ти Вып.

13. Очерки истории Ставропольского края. Ставрополь, 1986. В 2-х Т.

14. Бижев А.Х. Об участии польских радикально - демократических
повстанцев в антиколониальной борьбе северокавказских горцев в 30 - е
годы XIX века // Известия Северо-Кавказского научного центра высшей
школы. Общественные науки. 1976. №1. С.59-63.

15. Орудина А., Искра Г. О чём рассказывают названия // Агитатор Ставрополья. 1988. № 21. С.32

16. Госданкер В.В. Историк - кавказовед И.В.Бентковский // МИСК. Ставрополь, 1976. Вып. 14. С. 222 - 251.

17. Полян П. Не по своей воле / История и география принудительных миграций в СССР. М., 2001.

18. Поляков Ю.А. Проблемы эмиграции и адаптации в свете исторического опыта // Новая и новейшая история. 1995. № 3. С.8 - 16.

19. Ионцев В.А. Международная миграция населения: теория и история изучения. М, 1999. Вып.3.

20. Плохотнюк Т.Н. Оформление и эволюция основных понятий "вынужденная
миграция" (исторический аспект) // Проблемы беженцев и вынужденных
переселенцев на Северном Кавказе: Материалы международной научно -
практической конференции. Ставрополь, 2003. С.116 - 124.

21. Дякин В.С. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (XIX век)// Вопросы истории. 1995. №9. С.130 - 142.

22. Дяков В. Обвал: Как исчезла с карты Речь Посполитая // Родина. 1994. №12. С.32-33.

23. Аспидов Ф. За вашу и нашу свободу // Родина. 1994. №12. С. 25- 29.

24. Трыновский Я. Сибирь: этап и каторга // Родина. 1994. № 12. С. 47-51.

25. Созин И. На весах истории // Родина. 1994. № 12. С. 52 - 55.

26. Романова Г.В. Участники польского восстания 1830-1831 г. в Симбирске // Отечественные архивы. 1999. №3. С.73-74.

27. Пашковская А.В. К 150-летию Уложения о наказаниях Уголовных и
исправительных 1845 года // Государство и право. 1995. №11. С.126
-133.

28. Ружицкая И.В. Судебное законодательство Николая I: Работа над
Уголовным и гражданским уложениями // Отечественная история. 2001. №4.
С.41-57.

29. Скворцов-Кавказский А. Пленные из армий Наполеона на Северном Кавказе // Ставрополье. 1991. № 4. С. 3-8.

30. Польская ссылка в Россию XIX -XX веков / Сост. К.Д. Шарифжанов.- Казань, 1998.

31. Поляки в России XVII - ХХ веков: Материалы международной научной конференции. / Сост. А.И. Селицкий. - Краснодар, 2003.

32. Звонок С.О. Северный Кавказ как региональный центр польской ссылки
// Польская ссылка в Россию XIX -XX веков/ Сост. К.Д.Шарифжанов. Казань,
1998. С.150 - 154.

33. Звонок З.О. Этноконтакты польских ссыльных с кавказскими горцами в 1830- 1840-х годах // Там же. С.157 - 160.

34. Бридня О.П. Польские этюды: поляки на Кубани в ХIХ - ХХ веках //
Поляки в России XVII - ХХ веков: Материалы международной научной
конференции. / Сост. А.И. Селицкий. Краснодар, 2003. С. 260 - 277.

35. Вершигора А.Д. Генерал - майор Н.Г. Петрусевич - начальник
Эльбрусского военно - народного округа (1865 - 1870) // Там же. С.220 -
227.

36. Боголюбов А. Марцелин Матвеевич Ольшевский - гражданский губернатор Кавказской области в 1844-1846 гг. // Там же. С.192-200.

37. Матвеев О.В. "Рыцарь в полном смысле этого слова…": Ф.А. Круковский в
исторической памяти кубанского казачества // Там же. С. 200 - 219.

38. Ракачёв В.Н. Поляки на Кубани: демографический аспект // Там же. С. 278 - 282.

39. Колесникова М.Е. Жизнь и деятельность И.В. Бентковского на Кавказе
// Польская ссылка в Россию XIX -XX веков/ Сост. К.Д.Шарифжанов.-
Казань, 1998. С.161-164; Колесникова М.Е. И.В. Бентковский - секретарь
Ставропольского статистического комитета// Отечественные архивы. 2004.
№1. С. 54-67.

40. Жадан В.А. Иосиф Викентьевич Бентковский - исследователь Северного
Кавказа// Поляки в России XVII - ХХ веков: Материалы международной
научной конференции. / Сост. А.И. Селицкий.- Краснодар, 2003. С.228 -
232.

41. Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и
управление. Ростов н/Д, Пятигорск, 2002; Она же. Диаспоры Северного
Кавказа в межкультурной коммуникации (теоретический аспект) // Северный
Кавказ: геополитика, история, культура: Материалы всероссийской научной
конференции. М., Ставрополь, 2001. Ч.2. С.122-125; Аствацатурова М.А.,
Ясинская И.А. Диаспоры Северного Кавказа: к проблеме управления и
самоуправления // Мир на Северном Кавказе через язык, образование,
культуру. Пятигорск, 2001. С.5-7; Аствацатурова М.А. Поляки Ставрополья
// www.ALANIANET.ru

42. Край наш Ставрополье: Очерки истории. / Науч. ред. Д.В. Кочура и В.П. Невская. Ставрополь, 1999.

43. История городов и сёл Ставрополья: краткие очерки. / Науч. ред. Д.В. Кочура и А.А. Кудрявцев. Ставрополь, 2002.

44. Завадская М. Чаепитие, стихи и видео // Кавказская здравница. 1993. №195. 14 декабря. С.2.

45. Колонтаевская Е. Дни польской культуры // Ставропольская правда. 1998. №246. 17 ноября. С.1.

46. Казановский А. Для чего поляки объединяются на Ставрополье //
Ставропольские губернские ведомости. 1996. №158. 7 сентября. С. 3.

47. Сафонова Е. Под музыку Шопена // Комсомольская правда. 1993. №211. 12 ноября. КП на Северном Кавказе. №6. С. 5.

48. Танасьев В. Тепло сердец // Кавказская здравница. 1993. №182. 20 ноября. С.3.

49. Триско В. Пан Эугениуш приглашает // Ставропольская правда. 2001. №246. 14 ноября. С.1.

50. Беликов Г.А. Ставрополь - врата Кавказа. Ставрополь, 1997; Беликов Г.А. Дорога из минувшего. Ставрополь, 1991.

51. Milosz H. Rodzina Europa. Krakow, 1959.

52. Яжборовская И.С. Идейное развитие польского революционного рабочего
движения. Конец XIX - первая четверть ХХ вв. М., 1973; Яжборовская
И.С., Бухарин Н.И. У истоков Польского социалистического движения. - М.,
1976.

53. Ольшанский П.Н. Декабристы и польское национально-освободительное движение. М., 1959.

54. Сковронек Е. Удары с трёх сторон // Родина. 1994. №12. С.36 - 40.

55. Glebocki H. Fatalna sprawa. Kwesia polska w rosyiskiej politycznej (1856 -1866) / Krakow, 2000.

56. Novak A. Polska i Trzy Rosje. Krakow, 2000.

57. Самсонович Г. "История Польши до 1795 года". Варшава, 1987;
Самсонович Г., Тазбир.Я. "Тысячелетняя история". Варшава, 1999.

58. Kosielqka R., Taras P. Szkolff polonijne jako szynnik kulturoweg tozasmosei // Studia polonijne. Lublin, 1983. В 3-х Т.

59. Кучинский А. Казахстан глазами Бронислава Залесского // Новая
Польша. 2001. №6. С.50-53; Кучинский А.Б. Дыбовский - исследователь
Байкала и Камчатки // Новая Польша. 1999. №4. С.86-90.

60. Brozek A. A short view of the history of Polish emigration to Great
Britain and America // Polish Anglasaxon studies. Poznan, 1992.

61. Bogdan H. From Warsaw to Sofia, Santa Fe, New Mexico, 1989.

62. Castles S., Miller M.J. The Age of Migration: International
Population Movements in the Modern World. London, Macmillon, 1996.

63. Harris J.R., Tordaro M.P. Migration, unemployment and development: A
two-sector analysis // American Economic Review. 1970.- №60.
P.126-142.

64. Morawska E. The sociology and historiography of immigration /
Virginia Yans - McLaughin, Immigration Reconsidered: History, Sociology
and Politics. New York: University Press, 1990. P.187-240

65. Sheffler G. A New Fields of Study: Modern Diasporas in International
Politics // Modern Diasporas in International Politics. L., 1986.
P.1-15.