Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Благотворительная активность женщин Терской области в конце XIX- начале XX



Благотворительная активность женщин Терской области в конце XIX- начале XX

Терская область, как регион Российской империи не осталась в стороне от процессов, происходивших в отечественном благотворении, которое имело к концу XIX века прочные и глубокие традиции. Отвечая, в основном, общим тенденциям в своем развитии, благотворительная деятельность здесь, естественно, имела и определенную специфику, обусловленную многонациональным составом и географическим положением региона. Это относится и к благотворительной активности женщин Терской области. Прийти к такому заключению можно, анализируя лишь некоторые, наиболее яркие, факты из истории области конца XIX - начала XX веков, зафиксированные в различных текстах. Следование принципу самодостаточности исторического источника, отношение к нему не столько как к "материальному объекту", а как к "гуманитарному атому", имеющему особую коммуникативную структуру, дает возможность с помощью конкретно - исторических примеров добиться подробного изучения локального, кратковременного, сугубо индивидуального с тем, чтобы иметь возможность интерпретации более общего и масштабного[1].
Летом 1892 года по Терской области прошла эпидемия холеры, унесшая множество жизней. Появилось много осиротевших детей. Они скитались в поисках пристанища и еды по вокзалам, базарам, дворам. Все понимали, что назрела острая необходимость в создании приюта для сирот. Нужен был человек, который сумел бы собрать их, дать им кров, еду, чистую одежду. Таким человеком стала госпожа А.И. Полковникова. Чтобы собрать хоть какие-то средства для открытия приюта, она обратилась за помощью к государственным структурам и населению. Усилия ее нашли поддержку среди общественности: артисты музыкального и драматического театров города Владикавказа давали в пользу этих детей благотворительные концерты и спектакли, горожане делали пожертвования деньгами, вещами, продуктами[2].
Одновременно госпожа А.И. Полковникова задумала образовать во Владикавказе "Общество попечения о сиротах и бедных детях", надеясь таким образом охватить заботой как можно большее количество детей, не только сирот, но и детей бедных родителей. Но, понимая, что это не так просто и быстро, обратилась к начальнику Терской области с просьбой "о скорейшем открытии во Владикавказе до утверждения "Общества попечения о сиротах и бедных детях" дневного убежища для них же"…[3] Более того, А.И. Полковникова разработала и предложила "Положение о дневном убежище для сирот и бедных детей Владикавказа"[4].
В мае 1893г. дневному убежищу г. Владикавказа исполнился год. К этой дате А.И. Полковникова в качестве попечительницы приюта подготовила подробный отчет о денежных поступлениях и их расходовании[5]. Как следует из документа, на деятельность детского приюта обратили внимание и высокопоставленные персоны, и творческие коллективы, и простые жители города.
Благополучно и благотворно функционировавшее с 1892 года общество, образованное А.И. Полковниковой, в 1913 стало вызывать нарекания со стороны отдельных представителей общественности. 28 апреля 1913 года в газете "Терек" было напечатано письмо г-жи Визгаловой о творящихся в приюте беспорядках: о часто болеющих детях, о плохом отношении к ним[6]. С аналогичным заявлением выступил и врач при приюте (он - же выборный секретарь общества) - г-н Зарфельс[7]. В связи с этим была создана ревизионная комиссия под председательством штаб-офицера, подполковника Шутова.
Скандал мог получиться очень громким: к 1913 году Общество имело немалый капитал. Одним из постоянных жертвователей был барон Владимир Рудольфович Штейнгель[8]. Его руководителям всегда доверяли, считая Общество одним из самых образцовых. Членами Общества долгие годы были уважаемые в городе люди. Все ждали результатов проверки.
В ходе проверки были взяты объяснительные записки у председательницы Общества Н.О. Кончаковской, г-на Зарфельса, г-жи Визгаловой. Комиссия, выявив ряд недостатков, касавшихся, в основном, учета имущества и ведения документов, признала работу Общества удовлетворительной. Ознакомившись с выводами ревизионной комиссии, генерал-лейтенант Флейшер дал указание "безотлагательно выработать и внести на утверждение общим собранием" дополнительную к уставу общества инструкцию о вспомогательных книгах, "обеспечивающих правильный учет имущества"[9].
Несмотря на чинимые препятствия, А.И. Полковникова, руководя работой "Общества попечения о сиротах и бедных детях г. Владикавказа", продолжая работать в тесном контакте с городской управой и Думой, привлекая их к финансовой поддержке деятельности Общества. В Центральном государственном архиве Республики Северная Осетия - Алания сохранилось её письмо от 6 марта 1915г. с просьбой о "назначении от города денежного пособия на содержание открываемой обществом частной школы" и постановление Городской Думы Владикавказа об отпуске "ежегодно Обществу попечения о сиротах и бедных детях г. Владикавказа на содержание школы из городских средств по двести рублей… " до тех пор, пока будет существовать школа[10].
Работа с документами позволяет убедиться в том, что, возглавляя, как и А.И. Полковникова, ряд благотворительных обществ в качестве председательниц, женщины проявляли активность, позволявшую этим организациям добиваться успехов по различным направлениям.
В соответствии со "Списком обществ, союзов, кружков и проч., существующих в пределах Терской области[11]", составленным 10 августа 1913 года и хранящемся в фонде 109 Центрального государственного архива Республики Северная Осетия - Алания, из 74 таковых объединений благотворительного характера насчитывалось 17. Имея в виду, что регистрации не подвергались отделения Всероссийских благотворительных ведомств, отметим, что из указанных 17-ти четыре представляли в качестве учредителей и их членов только женщины. Это: Пятигорский дамский кружок попечения о бедных детях (создан в 1911 г.); Дамское армянское благотворительное общество в Пятигорске (создано в 1911 г.); Кизлярское армянское женское общество пособия бедным (создано в 1911 г.); Дамский кружок в г. Георгиевске (создан в 1911 г.). В составе учредителей и членов остальных 13 организаций женщины представляли значительную часть.
Е. Караханова возглавляла накануне и в годы Первой мировой войны Владикавказское отделение армянского благотворительного общества на Кавказе. Под ее руководством работали 154 человека, среди них - 20 женщин. В течение 1914 года Общество выделило на ежемесячные пособия бедным 741 руб.; на единовременные пособия бедным - 121 руб.45 коп.; заплатило за право учения бедных детей - 142 руб.; за учебные пособия, одежду и обувь бедных учеников- 45 руб.10 коп.; на пособие армянскому училищу- 500 руб.; на стипендии - 70 руб.; на постройку нового училища - 100 руб.; на содержание корзиночной мастерской и очистку плантации - 629 руб.50коп.[12] В разные периоды Владикавказское благотворительное общество возглавляли такие известные в Терской области женщины, как Е. Юрковская, Е. Соколова, Н. Флейшер[13].
Н.Я. Флейшер была одной из ряда тех женщин, которым быть особенно эффективными в их благотворительной деятельности позволяли видные посты их мужей. Одной из наиболее известных своей социальный позицией и активностью жен влиятельных людей региона стала заслуживать особого внимания графиня Е.А. Воронцова-Дашкова, возглавлявшая в период Первой мировой войны Кавказский комитет помощи пострадавшим от войны. Проанализируем всего лишь один из многочисленных документов, связанных с ее благотворительной деятельность, а именно,- письмо к ней Владикавказского городского головы Г.В.Баева с отчетом о заботе Городского Управления о сиротах и бедных детях запасных и о деятельности Владикавказского Комитета Красного Креста[14]. Во-первых, очевидна оперативность в организации структуры и начале активной деятельности курируемого Е.А.Воронцовой - Дашковой Кавказского Комитета помощи пострадавших от войны: запрос из Комитета поступил уже 4-го августа 1914 года. Во-вторых, сам факт занятия столь важного поста в военное время Екатериной Александровной не только подтверждает наши представления о сложившейся в практике отечественного благотворительного движения традиции инициирования серьезных благотворительных начинаний и акций на местах со стороны жен руководителей исполнительной власти, но и серьезный опыт и авторитет в этой сфере самой графини. Анализируя документ, мы видим, что Н.Я. Флейшер, будучи женой Наказного Атамана Терского Казачьего войска, начальника Терской области, к октябрю 1914 года удачно совмещала председательство во Владикавказском Обществе попечения о сиротах и бедных детях г. Владикавказа и местном Комитете Красного Креста. Близость к исполнительной власти и совмещение постов Н.Я.Флейшер позволило упомянутым организациям быть эффективными уже с самого начала войны. Изготовление и жертвование в пользу больных и раненых значительных партий белья, организация питательного пункта в приемном помещении городского вокзала; открытие и содержание хирургической больницы в помещении, бесплатно предоставленном Свято-Троицким Братством; сотрудничество с женским Покровским монастырем по организации приюта для увечных солдат на 20 кроватей; организация по линии Общества попечения о сиротах и бедных детях, помимо работающего уже 25 лет приюта и приюта для сирот запасных или "дневных убежищ с принятием расхода на найм квартир и содержание главной части на средства города" - в активе всего лишь 3-х месяцев работы упомянутых организаций, тесно сотрудничавших в данном случае с Городской Управой Владикавказа.
В 1887 году княгиня М.Н. Васильчикова на свои средства устроила в Пятигорске бесплатную лечебницу с амбулаторией для бедных больных. "Лечебница эта в свое время приносила огромную пользу не только местному населению, но и окрестным и прибывающим на воды больным, будучи почти единственным лечебным заведением на водах, двери которого были всегда открыты для каждого больного"[15]. В 1893 г. Пятигорское благотворительное общество приняло на свое содержание лечебницу княгини Васильчиковой в связи с ее отъездом из Пятигорска. За пользование услугами лечебницы установили плату, освободив от нее неимущих. При лечебнице открыли амбулаторию. Популярность лечебницы определялась как тем, что "педантичная чистота и опрятность составляли всегда отличительную черту этой лечебницы", так и тем, что "за советы, хирургические пособия и повязки платы не полагается, в случае крайней бедности рецепты прописываются за счет Благотворительного общества". Кроме того, лечебница была единственным лечебным заведением "в данном районе для гражданских больных, не считая лазаретов и госпиталей военного ведомства, куда гражданские больные принимаются за плату или по особым требованиям"[16]. Принося существенную помощь местному населению, лечебница эта скоро же стала известной среди больных не только в ближайших к Пятигорску населенных пунктах, но также и в отдаленных местностях Терской области, Ставропольской губернии и даже Кубанской области. В 1898г. амбулаторию лечебницы посетили 3616 чел., из них 75%- жители Пятигорска, 25% - приезжие, в основном из Терской и Кубанской областей и Ставропольской губернии. В экстренных случаях больные принимались в любое время дня и ночи.
Имя графини А.А. Евдокимовой носила прогимназия г. Пятигорска, основанная в сентябре 1895г.[17] Ее муж- герой Кавказской войны генерал-адъютант Н.И. Евдокимов, крестьянин по происхождению, титулом графа был пожалован за военные подвиги. Но не заслуги мужа заставили городское общество присваивать имя его жены учебному заведению г. Пятигорска. Прогимназия была открыта на средства, завещанные ею, в принадлежавшем ей доме, переданном в дар Пятигорску с условием размещения в нем женского образовательного учреждения и содержания его на проценты из завещанных ею городу капиталов.
Общество "Пятигорский дамский кружок" образовалось в 1904г., во время русско-японской войны, и целью его был сбор пожертвований для помощи раненым. После окончания войны "Кружок" взял на свое попечение сначала детей убитых на войне, а затем и других сирот[18]. 16 февраля 1906 г. на общем собрании было решено на имевшиеся у "Кружка" средства открыть в г. Пятигорске дневной приют - ясли для детей бедных рабочих (помимо них в приюте постоянно жили сироты: в 1906 году- 7 человек, в 1908 г.- уже 19 человек). Работу приюта поддерживали все жители Пятигорска: помогали деньгами, одеждой, продуктами, материалами для трудового обучения и строительства. Безвозмездно вел медицинский осмотр детей доктор А.С.Ильин.
В 1907 году постановлением Городской Думы Пятигорска "Кружку" был отведен участок городской земли в 500 сажен по Воронцовскому проспекту для постройки собственного здания[19]. Из отчета кружка за 1908[20] год мы получаем вполне достаточное представление о содержании и проблемах в работе подобных организаций в изучаемом регионе. "Приступить к постройке собственного здания, за недостатком средств, не представилось возможности..., несмотря на крайнюю в том необходимость", поэтому приют продолжал работать в прежнем арендуемом помещении по Эмировской улице. Многим детям, в связи с его теснотой, приходилось отказывать в приеме. Кроме постоянно призреваемых детей в возрасте от 1 года до 9, в приюте временно находились трое детей от 2 до 5 лет, пока их мать лежала в больнице. Старшие дети посещали школу (2чел.). Остальные дети, "возраст которых это позволяет, обучались грамоте в Приюте…членом кружка Ю.И. Териевой". Кроме того, под руководством Е.Я. Добровольской дети занимались играми и обучались пению. Старшие девочки ткали половики, которые продавались потом в пользу приюта. Вместе со штатными служащими в приюте по очереди работали члены Кружка. Практиковалось привлечение к выполнению отдельных видов работы родителей. Источником средств для содержания детей в приюте были благотворительные спектакли, вечера, лотереи - аллегри, а также пожертвования. К примеру, в 1908 году пожертвования поступили: от Торгового дома бр. Лейзерович - 100 пудов антрацита; В.П. Богуславского - медикаменты и лекарства (в течение года) на 25 руб.39 коп.; Д.Г. Гурджиева - брусья и рейки для постройки разборного павильона для аллегри; М.М. Ройхель - парусина для павильона; от неизвестной - 7 пар новых сапог и ботинок для детей; М.О. Каргер - прибор для плетения кружев; О.М. Максимовой - различные продукты, и много других пожертвований, как вещами, так и денежных, о которых своевременно сообщалось в газете "Пятигорское эхо", благодаря любезности К.К. Кибардина бесплатно[21]". На Рождество устраивалась елка для бедных детей, на которой, помимо лакомств, приходящим детям были розданы теплые платья, чулки и т.д.
К 1910 году общество "Пятигорский Дамский Кружок" сосредоточилось, в основном, на попечении о бедных детях, что несколько не соответствовало уставу, принятому Обществом в 1904 году. Деятельность "Кружка" вызывала уважение и благодарность жителей Пятигорска, но это не освобождало его от соблюдения правил, установленных законом для благотворительных обществ. Необходим был устав, который соответствовал бы реальному направлению деятельности. После неоднократных требований и запросов из канцелярии Начальника Терской области такой устав был все - таки выработан и отправлен на утверждение. Документ сопровождался рапортом атамана Пятигорского отдела, в котором он благосклонно отзывался об Обществе: "Знакомый лично с деятельностью Кружка и его честностью, я считаю учреждение это в высшей степени полезным и желательным, а потому ходатайствую о регистрации кружка, которое не было установлено до настоящего времени только по недоразумению и незнакомства с формальностями членов кружка[22]". С этого момента общество стало называться "Пятигорский дамский кружок попечения о бедных детях". Все годы существования Пятигорским дамским кружком руководила Анна Викторовна Богданова. Среди других учредителей и членов Комитета - Наталья Федоровна Набокова, Надежда Федоровна Костенская, Мария Антоновна Расакинская, Елена Петровна Карпова. Список членов Кружка насчитывал в разные годы до 40 человек[23].
Дамский кружок г. Георгиевска, возникший в 1914 году, не ограничился заботой о бесприютных детях, объявив своей целью "доставление средств к улучшению материального и нравственного состояния бедных женщин и детей, а также способствовать общению своих членов на почве взаимного содействия, их умственного и морального развития"[24]. Члены кружка считали, что для этого необходимо помогать нуждающимся женщинам в поиске работы, или, в крайнем случае, выдачей пособий; помещать их детей на средства Кружка в учебные заведения, приюты, общежития, дешевые квартиры, столовые, детские сады, ясли, профессиональные школы; снабжать бедных больных лекарствами и помещать их за счет Общества в больницы. Члены кружка обязались устраивать публичные лекции; литературные чтения "курсов и собеседований на различные темы"; литературные, музыкальные, семейные вечера и др. развлечения. Кружок был вправе иметь библиотеку, читальню, музей; распространять в народе книги нравственного содержания. Заметим при этом, что ходатайство об открытии Георгиевского дамского кружка было подано А. Поповой, Е.Блазновой, М. Овсяной, О. Лобасовой 2 сентября 1914 года[25].
Все выше описанные женские общества оказывали помощь нуждающимся любых национальностей. Но в изучаемом регионе активно работала женская благотворительная организация, имевшая целью "вспомоществование нуждающимся лицам армянского происхождения[26]", - Дамское армянское благотворительное общество в г. Пятигорске, хотя среди членов Общества - представители ряда национальностей как женского, так и мужского пола. Устав этого общества был утвержден генерал-губернатором Терской области генерал- лейтенантом Колюбакиным 24 сентября 1907 года.
Общество, учредителями которого стали 12 женщин г. Пятигорска, смогло к 1912 году, оказывая помощь нуждающихся в уже перечисленных нами формах, скопить при этом достаточно средств, чтобы ходатайствовать о разрешении на "открытие бесплатных классов кройки и шитья для неимущих жительниц г. Пятигорска[27]" на 20 учащихся.
Кизлярское армянское женское общество пособия бедным, созданное в 1905 году, в отличие от Пятигорского, состояло только из женщин и помогало лишь бедным женщинам армяно-григорианского вероисповедания. При всей очевидной пользе работы этого Общества в его истории был острый момент, связанный с его легитимностью. Временные правила об обществах и союзах 1906 г. обязывали учредителей всех уже существовавших обществ заново зарегистрировать устав, правила и др. Что не было сделано Кизлярским женским обществом[28].Это вызвало трения между Терским областным правлением и Обществом в течение ряда лет[29]. Общество, столь полезное своими действиями для населения г. Кизляра, было на грани закрытия. Лишь в 1912 году Правление Общества смогло предоставить обновленный устав, который и был утвержден журнальным постановлением от 12 февраля 1913 года.
Избранные подходы позволили нам не только реконструировать и подвергнуть анализу важные моменты в истории благотворительной активности женщин Терской области в конце XIX - начале XX веков, но и способствовали интерпритации процессов социокультурных изменений в регионе, в части активизации женской благотворительной деятельности. Очевидно, что женская активность в благотворении стала важным показателем социализации населения Терской области на рубеже XIX - XX веков и проявлением процессов созревания и становления гражданского общества в России и на Юге страны с его выраженным многонациональным составом населения. Как и в масштабах всей страны, женская благотворительность развивалась в таких направлениях, как создание и деятельность женских благотворительных организаций или членство женщин в благотворительных обществах смешанного типа и личная благотворительность женщин из разных социальных слоев, принимавшая разные формы в зависимости от их материальных возможностей. При этом спецификой изучаемого процесса в Терской области была активная благотворительная деятельность женщин - армянок и осетинок христианского вероисповедования. В рамках отдельных национальных женских благотворительных организаций действовали только армянские женщины.
Среди наиболее социально активных и эффективных в благотворительности женщин здесь, как и в целом по Российской Империи изучаемого периода, - жены влиятельных людей. Но, в отличие от общероссийских показателей, самым весомым среди них был процент жен военачальников, что обуславливалось географическим положением и геополитическим статусом региона. При этом ряд изучаемых источников позволяют сделать вывод о возникавших иногда межличностных проблемах в среде женщин, наиболее активно выступавших на благотворительном поприще, что не шло на пользу делу.
В части состава объектов женской благотворительности в регионе, наряду с традиционными и общими для всей страны особо выделялась категория недостаточных больных, приезжавших для лечения в регион Кавказских Минеральных Вод; сироты и дети недостаточных родителей осетинской, ингушской и ряда других кавказских национальностей; девушки и женщины из осетинского, армянского, ингушского народов.
Женская благотворительность в регионе, как и в России, была, по - существу, единственной сферой, в которой женщины имели возможность реализовать свои социальные амбиции в изучаемый период. Более того, - важным социальным результатом женской активности в сфере отечественного благотворения стало более качественное решение проблем социализации женской части населения, а в изучаемом регионе, и приобщение к знаниям, предоставление возможностей получения высшего образования и ряда профессий девушкам осетинской и ингушской национальностей.

Примечания

1. См. об этом подробнее Маловичко С.И., Покотилова Т.Е. "Исследовательское поле Центра "Новая локальная история"// Источниковедческая кампаративистика и историческое построение: тез. докл. сообщений XV научн. конф. Москва, 30 янв. 1 февр.2003. М., 2003. С. 203-204.
2. См., например, Терские ведомости. № 96. 31 июля 1892г; Терские ведомости. № 102-26 августа 1892г.; Терские ведомости. № 132. 3 ноября 1892 г. и др.
3. ЦГА РСО - Алания. Ф. 12. Оп. 2. Д.921. Л.3.
4. См.: ЦГА РСО - Алания Ф. 12. Оп. 2. Д.921. Л.л 4-5.
5. ЦГА РСО - Алания Ф.12. Оп.2. Д.921. Л.л. 34 об-35.
6. ЦТА РСО - Алания Ф. 199. Оп.1. Д.268. Л. 35.
7. ЦТА РСО - Алания Ф. 199. Оп.1.Д. 268. Л.л.97, 105.
8. ЦГА РСО - Алания Ф. 199. Оп.1. Д.268. Л.29 об.
9. ЦГА РСО - Алания Ф. 199. Оп.1.Д.268. Л.л.74-76.
10. ЦГА РСО - Алания Ф.17. Оп.1. Д.151. Л.99
11. ЦГА РСО - Алания Ф. 109. Оп.1. Д.271. Лл.3-5
12. ЦГА РСО - Алания Ф. 11. Оп. 52. Д. 1532 Л.л. 5-6
13. ЦГА РСО - Алания Ф. 12. Оп.2 Д.82 Л.л.54-55
14. ЦГА РСО - Алания Ф.224. Оп.1. Д.131. Л.л.125-128
15. Очерк деятельности больницы Пятигорского благотворительного общества за 5 лет. Доктора Е.А. Ларина// Записки русского Бальнеологического общества в Пятигорске. 1899-1900 г.январь-Пятигорск, 1899. Т. 2. № 4. С. 141
16. Очерк деятельности лечебницы Благотворительного общества в Пятигорске за пять лет ее существования. Доктора Е.А. Ларина. Пятигорск, 1889. С.14
17. РГИА Ф. 733. Оп. 191. Д. 1530. Л.л.8-8 об.
18. ЦГА РСО - Алания Ф 199. Оп.1. Д.104. Л.14
19. ЦГА РСО - Алания Ф 199. Оп.1. Д.104. Л.20
20. Отчет Пятигорского Дамского Кружка по содержанию в городе Пятигорске детского приюта- ясли за 1908 г. Пятигорск, 1909
21. ЦГА РСО - Алания Ф. 199. Оп.1. Д. 104. Л.29 об.
22. ЦГА РСО - Алания Ф. 199. Оп. 1. Д.10. Л.л. 14-14 об.
23. ЦГА РСО - Алания Ф.199. Оп.1. Д.104. Л.31
24. ЦГА РСО - Алания Ф. 199. Оп.1. Д.375 Л.2
25. ЦГА РСО - Алания Ф.199. Оп. 1. Д. 375 Л.1
26. Устав Дамского Армянского благотворительного Общества в Пятигорске. Пятигорск, 1907. С. 3.
27. ЦГА РСО - Алания Ф. 199 Оп. 1 Д.220 Л.1
28. ЦГА РСО - Алания Ф. 199 Оп. 1 Д. 229 Л. 9-9 об.
29. Там же. Л.10