Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Из истории происхождения и эволюции дворянства Орловской губернии



Из истории происхождения и эволюции дворянства Орловской губернии

Российскому дворянству посвящена довольно обширная литература. И это не случайно: "высшее", "первенствующее" сословие сыграло важную роль в истории России, наложило свой отпечаток практически на все стороны жизни российского общества. Однако изучено оно далеко неполно и нерав-номерно - и проблемно, и хронологически. Многие аспекты его деятельности остаются до сих пор или дискуссионными, или недостаточно изученными. В частности, малоисследованными остаются региональные аспекты, без чего невозможно представить во всей полноте историю сословия, законодательно подразделявшегося на губернские дворянские общества.
В связи с этим представляется правомерным выбрать в качестве объек-та исследования орловское дворянство, игравшее довольно заметную роль в жизни как дворянского сословия в целом, так и местного общества. Интерес к подобной проблеме усиливается растущим вниманием потомков "к родно-му пепелищу" и "отечественным гробам".
Актуальность данной проблемы обусловлена двумя обстоятельствами. Во-первых, исследования по социальной истории в нашей стране становятся одной из наиболее активно развивающихся сфер исторического знания. Во-вторых, территориальное ограничение поля исследования создает предпо-сылки для получения максимально полной модели исследования и источни-ков, способных ее реконструировать. Подобные исследования дают возможность существенно дополнить представления об облике российского дворянства, которые сложились в отечественной историографии в советский период.
Группа "коренного" дворянства губернии наиболее ярко отражает ре-гиональную специфику орловского дворянства, поскольку она изначально участвует в возникновении и развитии региона как социокультурного целого, складываясь как дворянство, как носители поместного землевладения здесь, на Орловщине. Имущественное, служебное, социокультурное положение этой группы орловского дворянства во второй половине ХIХ-начале XX вв., в основном провинциально-замкнутого, в сопоставлении с обстоятельствами его появления в XVI-XVII вв. позволяет дать более или менее целостное представление об особенностях орловского губернского дворянства и о сте-пени его региональной специфичности в сравнении с общероссийскими ха-рактеристиками российского дворянства. Нас интересует социальная эволюция "коренного" дворянства и характер тех изменений, которые оно претерпевает к концу XIX столетия.
Орловское дворянство как определенная часть дворянства российского формируется и развивается задолго до появления устойчивых границ Ор-ловской губернии. Собственно Орловщина появляется с возникновением го-рода Орла в 1566 году и учреждением под его главенством Орловского уезда во второй половине XVI века. Территориальные границы Орловского уезда, в пределах которого зарождается и начинает складываться ядро будущего про-винциального дворянства Орловщины, его "коренная" часть, в целом совпа-дали с уездным пространством конца XVIII-начала XX вв. Уже тогда и несколько позднее, в период Смутного времени к городу Орлу и Орловскому уезду тяготели такие будущие составные части губернии, как Болховский, Мценский, Новосильский уезды с соответствующими уездными центрами.
Орел и Орловский уезд начинают приобретать региональную значи-мость с начала XVIII века. В 1708 г. с разделением территории России на гу-бернии была образована Орловская провинция с центром в г.Орле, которая вошла в состав Киевской губернии. С учреждением Орловской провинции в ее состав вошли 6 городов с соответствующими уездами: Орел, Мценск, Болхов, Белев, Новосиль и Чернь. Из названных городов и провинций три последних позднее были включены в состав Тульской губернии. В 1727 г. с восстановлением гетманского правления на Украине Киевская губерния получила новое устройство. Из нее была изъята Орловская провин-ция и включена в вышеозначенном уездном составе в учрежденную Белго-родскую губернию. В ее составе Орел и Орловская провинция оставались вплоть до учреждения Орловской губернии. В то же время часть уездов бу-дущей губернии входили в состав Севской провинции. Это Севский, Брян-ский, Архангельский, Кромский, Карачевский, Трубчевский, Луганский (позднее Дмитровский) уезды. Кроме того, еще с 1708 г. Елецкий и Ливен-ский уезды входили в состав Азовской губернии, в 1825 г. преобразованной в Воронежскую.
Таким образом, рассматривая вопрос о происхождении дворянства Ор-ловской губернии, в XVI-XVIII вв. (до 1778 г.) "орловским" можно называть дворянство, сначала в пределах Орловского уезда (до 1708 г.), затем Орлов-ской провинции (до 1778 г.) и, наконец, Орловской губернии. Судьбы дво-рянских фамилий и помещичьего землевладения, складывавшиеся на территориях уездов, не входивших в состав Орловской провинции до 1778 г., несомненно, не могут быть отнесены в строгом смысле к "коренному" дво-рянству Орловской губернии. Отметим, что 48,5 % дворян Орловской губер-нии во второй половине XIX-начале XX вв. составляли приезжие дворяне, но более половины имели местное происхождение. Поэтому важным для нас оказывается вопрос о "коренном" дворянстве, то есть той части дворян Ор-ловской губернии рассматриваемого периода, предки которых оказались здесь с момента формирования региона и в значительной мере определили облик и региональные особенности этого сословия1.
В немногих сохранившихся документах удалось найти данные о служ-бе некоторых первопереселенцев: Михаил Мезенцов служил в 1591 году в Орле, Леонтий Соковнин в 1585 году был воеводой в Карачеве, Шарап и Мартын Анненковы служили в 1587 году, а Нестор Языков - в 1617 году в Ливнах2.

Точно установлено, что дети по меньшей мере 62 старых "жильцов"3 служили в Орле в конце XVI - начале XVII вв., а по косвенным данным - по-томки более 150 старых жильцов в первой половине XVII в. составляли ос-нову "служилого города". В дворянских родословных книгах Орловской гу-бернии записано, что земельные владения у них появляются в XVI-XVII сто-летиях. К числу первых орловских землевладельцев относятся Апухтины, Анненковы, Борзенковы, Булгаковы, Бухвостовы, Волковы, Воейковы, Во-ронцовы, Васильевы, Глебовы, Гнездиловы, Головины, Горяиновы, Григорь-евы, Давыдовы, Даниловы, Долговы, Елагины, Енины, Ефимовы, Зубковы, Ивановы, Игнатьевы, Извековы, Измайловы, Исуповы, Карташовы, Карповы, Какурины, Киреевы, Малыгины, Мальцовы, Мансуровы, Мартыновы, Мака-ровы, Масловы, Матвеевы, Медведевы, Михайловы, Мезенцовы, Мацневы, Некрасовы, Наумовы, Озеровы, Савины, Офросимовы, Соколовы, Сафоновы, Сотниковы, Сурмины, Тимофеевы, Тиньковы, Тепловы, Цуриковы, Челище-вы, Трубицыны, Чертовы, Хвостовы, Шалимовы, Юшковы, Юдины, Яковле-вы4.
Проведенный нами анализ происхождения 87 старинных дворянских родов Орловского края показал, что 46 фамилий (53%) коренных орловских дворян имеют местные корни, а 41 фамилия (47%) - иностранного происхож-дения (выезжие дворяне, крещенные под русскими именами). Из общего числа выезжих дворянских родов 12 семей выехало из Золотой Орды (Булга-ковы, Давыдовы, Елчины, Ермоловы, Карташовы, Мансуровы, Уваровы, На-рышкины, Хитрово, Ханыковы, Хрипуновы, Юшковы), 10 семей - из Польши (Вороновы, Карякины, Карповы, Лавровы, Лунины, Мартыновы, Пашковы, Телепневы, Похвисневы, Юрасовские), 6 семей - из "немец" (Григоровы, Да-ниловы, Орловы, Толстые, Шепелевы, Челищевы), 6 - из Литвы (Волковы, Масловы, Зиновьевы, Павловы, Соковнины, Шатиловы) и 7 - из других мест, включая Пруссию, Италию, Францию, Молдавию (Хвостовы, Воейковы, Безобразовы, Абаза, Елагины, Офросимовы, Апухтины)5. Наибольшее коли-чество переселенцев дали Польша и Золотая Орда.
Общая цифра служилых орловских помещиков составляла 1398 чело-век6, которые со своими людьми и составляли военный контингент уезда в конце XVI века. Служилые люди соседних украинных городов были пред-ставлены следующим образом. В состав служилых людей Ельца входили служилые люди "по отечеству" и "по прибору". К первым относились дети боярские "полковые" (892 чел.) и поместные есаулы и казаки (25 чел.). Не-сколько меньше было служилых людей "по прибору" - стрельцов (200), бе-ломестных казаков (70), полковых казаков (355), пушкарей (24), затинщиков (13), воротников (8)7. Поэтому город следует понимать не только в прямом смысле, - как укрепленный центр, но и условно - как "форму организации служилого уездного дворянства"8.
К городу Ливны в середине XVII в. было приписано 1236 служилых людей. Из них детей боярских было 902 человека, казаков - 219, стрельцов - 85, конных черкасс - 58. По другим городам Орловского края в середине XVII в. численность служилых людей распределялась следующим образом: в Болхове (1048 человек), в Карачеве (599), в Кромах (261), в Брянске (1092), в Севске (951), в Мценске (516). Наибольшая численность военного контин-гента наблюдается в Елецком и Ливенском уездах.
Анализ социального и служебного состава орловского дворянства XVI - XVII вв. затруднен двумя обстоятельствами. Первое - вследствие утери ря-да документов разрядного характера, которые велись в Разрядном Приказе - десятен, смотренных списков. Поэтому у нас мало данных о принадлежности дворян к выборному, дворовому или городовому спискам, скудны сведения об окладах. Второе - мы не имеем достаточных данных о землевладении и имущественном положении орлян в XVII веке.
Тем не менее, имеющийся в нашем распоряжении материал позволяет выделить несколько групп внутри служилого города Орла в первой половине XVII века. Первая группа - "верхи" - правящая группа9. Ее представители имели обширные владения и одновременно делали хорошую, по меркам го-родового дворянина, карьеру. Большая часть из них добивалась успеха бла-годаря "отечеству" и богатству.
Оценка служебных способностей дворянина в XVII в. основывалась на четырех факторах - "отечестве", то есть родовитости, которой мало кто мог гордиться; "службе", то есть боевых и других заслугах; "поместьях", то есть обеспеченности; "доброте", то есть физической силе. Для лиц, руководящих верстанием и прибавками денежного и поместного жалованья, хорошее иму-щественное положение было не меньшим, а большим достоинством, чем ратные подвиги, а бедность даже при хороших "отечестве" и "доброте" ли-шала всяких перспектив10. В число самых состоятельных и влиятельных вхо-дили семьи Анненковых, Булгаковых, Соковниных, Цуриковых. Эти семьи оказались в Орле уже в середине XVI века11.
К "верхам" примыкала более многочисленная группа, которую мы на-звали "средней". В нее входили дворяне, уступавшие "верхам" в землевла-дении и службе, но все же достаточно обеспеченные (от 30 до 100 душ и 10 - 30 рублей) и занимавшие нередко высокие и престижные должности, выпол-нявшие ответственные поручения. Естественно, грани, отделявшие "сред-них" как от "верхов", так и от рядовой массы, достаточно условны. И все же изучение имеющегося материала позволяет отнести к "средней" группе се-мьи Борзенковых, Алымовых, Волковых, Горяиновых, Григорьевых, Ефано-вых, Извековых, Кононовых, Карташовых, Мартыновых, Мальцовых, Мезенцовых, Соколовых, Толмачевых12.
Именно представители этой группы, названной нами "средней", назна-чались на должности, не являвшиеся высокими с точки зрения местничества, но почетные, вероятно, выборные. Для их занятия не требовалось "отечест-ва" и высокого оклада, но нужен был авторитет среди дворян. Речь идет о го-ловах и сотниках, командовавших дворянскими отрядами в боевых и сторожевых походах. В 1615г. отряд орловских дворян водил против татар Иван Волков. В 1645г. сотню дворян водил по "ногайским вестям" Осип Из-веков.

Третья и наиболее многочисленная группа в составе "служилого горо-да" - те, кого мы вслед за А.А.Новосельским назовем "рядовыми". Имею-щиеся в нашем распоряжении данные не позволяют расписать по принадлежности к "верхам", "средним" и "рядовым" всех дворян и все се-мьи. Да это и невозможно, т.к. границы между группами не были четкими. Но некоторые семьи можно с уверенностью отнести к "рядовым". Это "ни-зы" служилого города в чистом виде: Беленихины, Глотовы, Енины, Зиновь-евы, Какурины, Комаровы, Левины, Лукины, Макаровы, Нелюбовы, Павлищевы, Поздняковы, Студеникины, Тарасьевы, Толстые, Уваровы13.
Представители перечисленных нами семей никогда не занимают высо-ких должностей; ни один из них не был воеводой или головой даже самого незначительного города; в стрелецких войсках они бывали только сотниками, и то редко, а головами не были ни разу. У "рядовых" дворян намного меньше заслуг на военной службе, если же они и есть, то награда за них не превыша-ет прибавки к окладу в 2-3 рубля
Одновременно с оформлением служилого сословия шел процесс освое-ния новых земель в связи с испомещением14 на них служилых людей.
Первое массовое испомещение служилых людей Орла было произведе-но в 1591 - 1592 годах, что было зафиксировано в "Отводной книге по Орлу" 1591/1592 - 1629 гг.15
По методам и темпам испомещения дворян в Орловском уезде в иссле-дуемом периоде можно выделить 3 этапа.
I. 1592 - 1636 гг. Начальный этап создания поместного землевладения орловского дворянства.
II. 1636 - 1680 гг. Резкое увеличение количества помещиков за счет пе-реведенных на службу в Орел дворян из Ливен, Ельца и других городов.
III. 1680 - 1725 гг. Период прекращения перевода в Орел дворян из дру-гих городов. Постепенное сокращение отказа новых поместий.
Во многом подобная периодизация носит условный характер. Но собы-тия, стоящие за этими датами, повлекли определенные изменения в характере и формах испомещения орловских дворян.

В Орловском уезде мы имеем дело с землевладением на поместном праве. В Орловской писцовой книге отражено поместное личное землевладе-ние, однако не везде определены размеры этого личного владения16.
Интересен аспект переходов земель среди орловских помещиков. По писцовой книге можно установить степень прочности поместного землевла-дения в пределах одного рода. Для этого обратимся к вопросу о том, на-сколько часто поместные земли переходили из одного рода в другой и как часто при переходе они удерживались в пределах одного и того же рода. Та-ким образом, мы увидим, как глубоко укоренился принцип наследственности в систему государственного земельного поместного хозяйства в конце XVI века.
Наследственность поместных земель можно считать установившейся уже в середине XVI столетия. Указ 1555 года устанавливает: отцовских по-местий не отнимать у сыновей, если они пригодны в службу17. В Орловской писцовой книге известны всякого рода наследственные переходы, хотя не всегда упоминается, за кем было поместье, прежде чем попало к настоящему владельцу. Из 1371 поместий прежние владельцы указаны в 423 случаях, следовательно, мы располагаем данными относительно перехода поместий в 30,7 % всего материала. Среди названных старых владельцев можно встре-тить дедов, отцов, братьев, мужей и других родственников настоящих вла-дельцев. Их 423 случаев указанных старых владельцев 256 относятся несомненно к родне, и 167, по-видимому, к посторонним. Мы говорим с до-лей сомнения о количестве посторонних лиц, так как некоторые из них могли быть тоже родней, только этого нельзя установить по их именам. Во всяком случае, с уверенностью можно утверждать, что на 100 переходов поместий более 60,5 переходов совершалось в пределах родов.
В сравнении с численностью орловского дворянства конца XIX в. чис-ленность дворянских семейств, уходящих своими корнями в XVI-XVII столе-тие, составляет 37,8% от общего числа дворянских фамилий, встречающихся в процессе исследования. В XVIII-первой половине XIX вв. дворянское со-словие губернии пополняется за счет приезжих дворянских семейств. Их количество составило 13,9%.
К началу XVIII века с продвижением оборонительной черты Русского государства далеко на юг и на запад города Орловского края утрачивают первоначальное значение порубежных крепостей и постепенно превращают-ся в торгово-ремесленные центры. Это, прежде всего, сказалось на измене-нии состава населения ряда городов. Пушкари, стрельцы, воротники и другие военные люди были частично выселены на южные границы государства, а оставшиеся уже в первой половине века слились с посадским населением и занимались ремеслом, торговлей или огородничеством.
В начале XVIII - первой половине XIX вв. в связи с земельными пожа-лованиями почти все дворцовые и казенные земли вместе с крестьянами бы-ли розданы дворянской знати. В собственность князю Кантемиру, генералу Ушакову и крупным помещикам была отдана Комарицкая волость, в собст-венность Голицыным, Шереметевым были розданы обширные государствен-ные и дворцовые земли в Ливенском и Кромском уездах, графам Чернышёву и Салтыкову - в Орловском уезде. По 5-ой ревизии, из 31 630 жителей Дмит-ровского уезда 29 612 были крепостными крестьянами, предки которых в на-чале века числились за дворцовым ведомством18.
В первой половине 70-х годов XVIII в. на территории Орловской, Сев-ской и Елецкой провинций19 находилось 5 062 дворянских имения20. В абсо-лютных показателях это значительно превосходит количество дворянского населения в южных районах (хотя в целом дворянство составляло незначи-тельный процент населения края).
К началу XIX века образуются латифундиальные дворянские владения. Богатейшими помещиками края были Голицыны и Апраксины, которым принадлежало здесь 63 села и деревни с 12 429 крестьянами21. Крупные зе-мельные пожалования были сделаны и графу М.Ф.Каменскому. В Орловском и Болховском уездах этому крепостнику принадлежало 7 498 десятин зем-ли22. Около 16 тысяч десятин принадлежало в нескольких уездах губернии князю А.Б.Куракину, свыше 10 тысяч десятин - графу И.Г.Чернышову в Ор-ловском уезде23.
Из 3494 дворянских имений в Орловской и Севской провинциях 2498 были мелкими имениями, имевшими до 60 крепостных24. Большое количест-во мелкопоместных дворян и является другой причиной многочисленности орловского дворянства по сравнению с другими губерниями Черноземного центра. В основном это были потомки средних и мелких служилых людей - детей боярских.

К XVIII-началу XIX вв. относится и появление на территории Орлов-ского региона дворянских семейств Базилевских, Алексеевых, Батовых, Бец-ких, Бобринских, Грановских, Буйницких, Вальтеров, Гейденов, Данилевских, Длотовских, Дрилей, Дрейлингов, Жеховских, Зубковских, Зайчневских, Киреевских, Козловских, Лазаревичей, Леонтьевых, Мухорто-вых, Рибопьеров, Соловьевых, Соллогубов, Татищевых, Тепловых и других.
Все остальные дворянские фамилии (48,3%) появляются в регионе значительно позднее, во второй половине XIX - начале XX вв. Наибольшее число старинных семейств привилегированного сословия в XIX веке встре-чается в северных и центральных частях губернии, включая, Болховский, Мценский, Орловский, Карачевский уезды. Затем следуют уезды Брянский, Кромской, Малоархангельский и Дмитровский. Совсем незначительное их число наблюдается в Севском и Трубчевском уездах. По-видимому, это свя-зано с более поздним освоением этих районов25.
Общий объем землевладения дворянского сословия конца XVI столе-тия составил 16.367 десятин земли, а в конце XIX столетия - 87.073 десятины, т.е. за три столетия вырос более чем в 5 раз, при неизменном числе землевла-дельцев.
Для исследования движения дворянской земельной собственности, сравним данные по количеству принадлежащей им земли в различных зе-мельных группах за XVI и XIX век (за критерий взяли общепринятую в лите-ратуре дифференциацию земельных владений).

Таблица 1
Структура землевладения "коренного" орловского дворянства в XVI веке

Земельные группы Число семейств % Количество земли %
Мелкое (от 0 до 100 дес.) 50 49,5 2.488 15,2
Среднее (100 - 1000 дес.) 45 44,5 9.628 58,8
Крупное (свыше 1000 дес.) 6 6 4.251 26
ИТОГО 101 100 16.367 100

Источник: Смирнов П. Орловский уезд по писцовой книге 1594-1595 гг. С.150-155.

Таблица 2
Структура землевладения "коренного" орловского дворянства в XIX веке

Земельные группы Число семейств % Количество земли %
Мелкое (от 0 до 100 дес.) 24 25 1.160 1,3
Среднее (100 - 1000 дес.) 27 28 5.769 6,6
Крупное (свыше 1000 дес.) 45 47 80.144 92,1
ИТОГО 96 100 87.073 100

Источник: Материалы для истории и статистики Орловской губернии. Т.1, Орел, 1877. С.25-35.

Сравнение этих сведений позволяет увидеть, что за данный период времени происходят кардинальные изменения, как в численности владельцев, так и в их земельных владениях. В процентном отношении это выглядит сле-дующим образом.
Количество земли у мелких владельцев уменьшилось в течение веков с 15 до 1,3 %, т.е. почти в 12 раз. Число владельцев из этой группы сократи-лось вдвое. В средней земельной группе (от 100 до 1000 дес.) число владель-цев сократилось в 1,5 раза, с 44 до 28%, а в самих угодьях произошло сокращение почти в 9 раз. Обратное явление наблюдается в движении круп-ной земельной собственности "коренного" орловского дворянства: число крупных земельных магнатов увеличилось с 6 до 47%, а количество принад-лежащей им земли подскочило с 26 до 92,1%. Подобное увеличение собст-венности крупных землевладельцев происходит за счет мелких и средних собственников.
Из всего земельного фонда XVI века к концу XIX столетия уходит 4.910 десятин земли (30% земельного фонда "коренного" орловского дворян-ства). 70% земли остается в обращении владельцев. Значительные земельные потери дворянства связаны с изменениями пореформенного периода.
Из общего числа владельцев XVI века (101 семейство) к концу XIX ве-ка 33 семьи утрачивают свои земельные владения, в частности, 10 семей те-ряют их полностью, 23 - частично. Таким образом, полная потеря земельных угодий составляет 1.884 дес. (38 %), а частичная потеря составляет 3.026 дес. (или 62 %). "Орловские губернские ведомости" позволяют заметить переход земель, ранее принадлежавших дворянскому сословию, как владельцам из других сословий - купцам, мещанам, крестьянам, так и перераспределение этих земель внутри данного сословия путем их купли-продажи.
В свете всего вышесказанного позволим сделать следующие обоб-щающие выводы:
Основным источником формирования дворянства стало служилое на-селение ближайших городов (Карачева, Болхова, Мценска, Брянска), которое активно пополнялось до середины XVII столетия, со второй половины столе-тия перевод дворян из других городов практически прекращается. За первую половину XVII в. осваивается основной фонд поместных земель Орловского региона.
Складывание ядра орловского дворянства сопровождалось проникно-вением выходцев из служилых людей "по прибору" и тяглых сословий.

"Коренное" орловское дворянство составляло третью часть от общего числа исследованных дворянских фамилий Орловской губернии XIX-начала XX вв. Чаще всего оно в конце XIX в. сосредоточивается в северных и цен-тральных частях губернии, что связано с более ранним освоением этих рай-онов. К концу XIX столетия наблюдается увеличение объема дворянского землевладения по сравнению с XVI веком. За период XVI-XIX веков проис-ходят кардинальные изменения в численности дворянских владельцев и их земельных владениях (увеличение численности крупных собственников и их владений и уменьшение численности и владений мелких и средних собствен-ников). Третья часть земельного фонда "коренного" дворянства XVI в. к XIX в. утрачивается владельцами.

Примечания
1. Наиболее полная информация по данному вопросу у нас имеется по Орловскому уезду будущей Орловской губернии XIX века. К тому же в XVI-XVII вв. Орловский уезд зани-мал значительно большую территорию, нежели в XIX-начале XX вв., т.к. его границы включали в себя территории ряда соседних уездов (Мценского, Болховского и др.).
2. Руммель В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. Т.1 - 2. 1886 - 1887.
3. "Жильцы" - один из разрядов служилого чина в Московском государстве.
4. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1 - Писцовые книги.
5. Информация о происхождении дворянских родов собрана по статьям, посвященным старинным дворянским фамилиям и взята из материалов, приведенных в Энциклопедиче-ском словаре Брокгауза и Евфрона. (см. Энциклопедический словарь Брокгауза и Евфро-на. Т.т. 1-82. СПб.,1890-1907).
6. Там же. С.148 - 149.
7. Стлб. Белгород ст., №275, Л.99.
8. Новосельский А.А. Правящие группы в служилом городе в XVII веке. С.315.
9. Новосельский А.А. Правящие группы в служилом городе. С.315 - 335.
10. См. любую верстальную десятню, например Тверскую 1622 г.: Сторожев В.Н. Твер-ское дворянство XVII века. Тверь, 1981, Вып. I.
11. Биографии некоторых представителей "верхов" служилого Орла заслуживают особого внимания. К примеру, Иван Елизарович Булгаков по своему имущественному положению стоял выше многих орловцев. Нам неизвестен его оклад, но, вероятно, он был выше 500 четвертей. В 1544 году он участвовал в казанском походе, в 1549 году находился воеводой в шведском походе. В конце 70-х годов Иван Булгаков был воеводой в Кокшайске. Шарап Иванович Анненков участвовал во многих боях против поляков в 1615 - 1617 гг., ездил с "государевым жалованьем" к ногайскому князю Иштеряку, а в 1617 - 1618 гг. вновь вое-вал против поляков, за что часть его поместий была пожалована в вотчины. Умер ранее 1646 г., оставив сыновьям более 200 душ крестьян. В приведенных нами и в других био-графиях "лучших орлян" бросается в глаза то, что они намного чаще, чем рядовые дворя-не, участвовали в военных действиях и дипломатических посылках. Именно "ратные" дела позволяли разбогатеть и выслужиться. Василий Соковнин вошел в состав "верхов" благодаря тому, что за освоение Астрахани получил четвертной оклад 50 рублей. Очевид-но, был увеличен и поместный оклад. Его брат Матвей получил крупную прибавку оклада за поездку в Хиву. (Писц. и переп. кн. № 14501, Л.л. 51, 53 об.; № 12301, Л. 73, 75).
12. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1 - Писц. и переп. книги. Эти фамилии мы встречаем в контексте рассматриваемого периода XIX - нач. XX вв.
13. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Писц. и переп. книги.
14. Испомещение - перевод населения в "служилые города" с наделением его землей в пользование.
15. РГАДА. Ф.1209. Оп.2. Д.15108.
16. "Личное" владение - владение, данное за службу и прекращаемое действовать после окончания службы.
17. Жданов Н.И. Материалы для истории Стоглавого Собора // Журнал Министерства на-родного просвещения. 1876, июль. С.32.
18. Материалы для истории и статистики Орловской губернии. Т.1, Орел, 1877. С.20.
19. В 1708 году территория России была разделена на провинции.
20. Недосекин В.И. Черноземный центр России и Слободская украина накануне и во вре-мя крестьянской войны 1773-1775 гг. // Известия Воронежского педагогического институ-та. Т.45, 1964. С.83.
21. ГАОО. Ф.580. Ст.2. Д.222.
22. ГАОО. Ф.6. Д.1652. Л.3.
23. ГАОО. Ф.691. Д.8. Л.л.2,4.
24. Недосекин В.И. Указ. соч. С. 85.
25. Известно, что в конце XVI-начале XVII в. Севск - небольшая пограничная крепость, возобновленная на запустевшем городище, которое находилось на территории дворцовой Комарицкой волости. С 1620 г. крепость получает важное военное значение (с 1619 г. в Севск назначается воеводство). Вплоть до начала XVIII в. в Севском уезде помещиков-крепостников не было. Трубчевский уезд в 1618 г. отошел по Деулинскому перемирию к Речи Посполитой, а в 1644 г. возвращен России. (Водарский Я.В. Дворянское землевладе-ние в России в XVII - первой половины XIX в. М., 1988. С. 174).