Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > О масштабе хронотопа в исследованиях локальной истории города



О масштабе хронотопа в исследованиях локальной истории города

Саран Александр Юрьевич, кандидат исторических наук, завкафедрой истории Орловского государственного аграрного университета.

Уроженец Орла, всемирно признанный философ и культуролог М.М. Бахтин первым использовал термин «хронотоп» как понятие, объединяющее место и время. С одной стороны, термин может использоваться в литературоведении, которым по своей узкой научной специализации занимался Михаил Михайлович. Здесь хронотоп - это характеристика времени (хронология) и места действия литературного произведения (топография). Вместе с тем, понятие выходит за узкоцеховые рамки, оказывается применимым и даже желанным на гораздо более широком научном поле.

Наука хронология является вспомогательной исторической дисциплиной, она занимается изучением времени, особенностей его учета в разных культурах, а также проблем совмещения систем летоисчисления разных народов между собой – синхронизации. В ведении этой науки, в широком смысле слова, находится и понимание представителями одной культуры - ушедших или живущих представителей других культур. Это примыкает к проблеме, которой М.М. Бахтин посвятил немало времени и сил - проблеме диалога культур, то есть перевода языка одной культуры на язык другой и продуктивного их взаимодействия.

В культурологии же используются не только приемы хронологического определения дат, здесь время является временем культуры, это единовременный срез одновременно сосуществующих слоев культуры. Скорее всего, именно этот смысл следует вкладывать в первую часть бахтинского понятия «хронотоп».

Топография так же является специальной дисциплиной, разрабатывающей способы графического и вербального описания местности. Историческая топография рассматривает развитие способов описания местности в разные периоды развития разных культур мира. Опять-таки, рассматривая бахтинское применение понятия топографии, приходится предположить, что он использует его для характеристики региональных особенностей национальной культуры.

То есть, хронотоп - это пространственно-временная характеристика объекта на исторической карте развития национальной культуры в контексте мировой культуры. Такое понимание хронотопа позволяет применять это понятие для анализа культуры в самых разнообразных аспектах.

Автор попытался использовать методологические возможности концепции хронотопа в конкретно-историческом исследовании, тематически посвященном истории одной из улиц города Орла. В этом исследовании понятие «хронотоп» используется в его корневом значении. Берется определенный промежуток времени – со времени основания города во второй половине XVII века до конца XX века и конкретный участок городского ландшафта - Ленинская улица города Орла, до 1918 г. называвшаяся Болховской (впрочем, и впоследствии еще долго употреблялось наименование Болховская улица).

Насколько правомерно в качестве темы исследование выбрать улицу? Ведь улица, это только часть целого - города. Для ответа на этот вопрос придется обратиться к основам исторической науки. История, как и всякая наука, изучает явления в систематическом виде, выявляя внутренние и внешние связи явлений прошлого, определяя последовательности процессов во времени. Главным предметом исследования для историков является человечество, именно его развитие стремится осветить историческая наука. Но человечество состоит из отдельных этносов, народов и многие историки заняты именно этим предметом исследования. История одного народа, конечно, лишь часть целого - истории человечества, но целое складывается именно из историй отдельных народов. Не менее распространены исследования биографического характера - ведь народ состоит из отдельных людей. Таким образом, для описания человечества историческая наука использует несколько масштабирующих подходов - изучается человечество в целом, его составные части - народы и части его частей - отдельные люди. Следуя этой логике перехода от общего к частному, исследование, посвященное одной улице, не может противоречить канонам исторической науки с точки зрения выбора темы.

Если мы обратимся к краеведению, а настоящая работа носит краеведческий характер, то увидим те же задачи. Целью краеведения является комплексное описание края, а для этого необходимо выделить и описать составные части комплекса. Конечно, ими являются как природные, так и гомогенные, то есть созданные человеком, элементы. Поэтому краеведческими исследованиями занимаются как географы, геологи, биологи и другие представители естественных наук, так и исследователи человеческого сообщества - социологи, экономисты и, конечно, историки. Каждая из групп специалистов изучает свой участок, стремясь создать цельную общую картину локальной общности.

История городов и других населенных пунктов, несомненно, является частью истории края. И всем орловским любителям краеведения известны работы об Орле. Ливнах, Мценске и других поселениях нашего края. Но ведь города состоят из улиц, и серьезное исследование В.Г. Емельянова «Улицы города Орла» вновь напоминает об этом.1 В воронежском краеведении заслуженным авторитетом пользуются работы о литературных прогулках профессора О.Г. Ласунского по некоторым улицам Воронежа.2

А может ли одна улица стать предметом для историко-краеведческого исследования? В орловском краеведении подобных работ нет, но петербуржцам хорошо знакомы монографии, посвященные отдельным улицам - Невскому проспекту,3 Каменноостровскому (Кировскому)4 и проспекту Стачек (Петергофскому шоссе).5 Более того, краеведы «Северной Пальмиры» подготовили монографические исследования не только по улицам, но и по отдельным градостроительным объектам: зданиям,6 площадям,7 садам.8 Действительно, с точки зрения краеведа, каждый дом заслуживает отдельной работы, и книги, изданные в Москве и Ленинграде (Санкт-Петербурге), подтверждают верность, научность и осуществимость этого замысла.

Выбор автором именно Болховский-Ленинской улицы обусловлен, отчасти, ее центральным положением в современном Орле, отчасти - богатой и относительно изученной историей. Вместе с тем, автор считает, что ничуть не меньше, чем Болховская-Ленинская, заслуживают отдельного изучения и монографического описания Садовая улица (ныне - улица Горького), Гостиная или Московская, Пушкарные и еще множество других улиц. Ведь каждая из них, как и всякий человек, совершенно индивидуальна и уникальна.

Особенностью исследования стал его энциклопедический характер, рассказ об одной из улиц города ведется с разных точек зрения: освещаются вопросы заселения и застройки, экономики и культуры, политики и коммунального хозяйства, они занимают равноправное положение в исследовании. Это определяется, отчасти - материалом, который удалось найти по столь специфической теме - история каждого дома на конкретной улице. А также позицией автора, который считает, что в историческом краеведении, или в локальной истории, желательно изучать жизнь края во всей ее полноте. Ведь для человека важна и жизнь духа, и жизнь тела, а, значит, он обустраивает городскую среду для удовлетворения всех своих потребностей. Это требует изучения не только истории библиотек и издательств, что как-то привычнее для краеведов, но также и продовольственных лавок, и системы канализации нечистот, что не очень-то пока привлекало внимание исследователей-гуманитариев. Но ведь всех нас волнует и крыша над головой, в особенности, если она почему-то протекает, и освещение на улице, и вообще все вопросы, которые определяют нашу повседневную и духовную жизнь в городе.

Основную часть работы составило описание каждого из домов на Болховской-Ленинской улице. Автор исходил из простого логического обоснования такого подхода, поскольку здание или городская усадьба является основной составной частью улицы как градостроительного объекта.

Прежде всего, в ходе исследования автором была осуществлена топографическая привязка зданий, располагавшихся на этой улице к бывшим собственникам этих зданий. Этот вопрос лежит в основе восстановления истории каждого дома, а он не решался ранее в местном краеведении, поскольку его реализация возможна только в рамках комплексного подхода к улице, как к единому объекту. А между тем он важен при решении проблем городской топографии до 1918 г., когда была введена обязательная нумерация домов. Ведь ранее адреса жителей, государственных учреждений, хозяйственных и культурных заведений определялись по имени владельца помещения. Нумерация домов стала использоваться на рубеже ХIХ-ХХ вв., но, как замечает геодезист В.Г. Емельянов, «дело в том, что в дореволюционные годы, да и в первые послереволюционные, нумеровались не отдельные дома, а целые домовладения. Это нужно учитывать тем, кто изучает документы, относящиеся к истории Орла» [1]. Среди горожан было принято называть дома и по известным магазинам, например, ориентиром на Болховской рубежа ХIХ-ХХ вв. служил магазин Калашникова (дом 34). Топонимика зданий продолжает развиваться и в настоящее время: дом 39 сейчас чаще называют «Северным банком», но среди градостроителей он больше известен как АТС, дом 25 чаще называют «Ягодкой», по названию расположенного в нем кафе.

Второй задачей, решаемой в указанном исследовании, стало определение состава государственных учреждений, учреждений культуры и хозяйственных заведений, располагавшихся в ХVII-ХХ вв. почти в каждом из домов на Болховской-Ленинской улице.

В работу включались и описания многих событий, связанных с описываемым зданием. Ведь, как писал академик Д.С. Лихачев, «здание никогда не существует само по себе. Оно несет в себе отпечаток времени и воспринимается всегда в контексте культуры. Я имею в виду, - говорил Дмитрий Сергеевич, - не только архитектурный ансамбль, но и историческую жизнь в архитектурной среде (выделено мною - А.С.). В домах жили писатели, композиторы, художники, актеры, политические деятели. В окружении архитектуры происходили события - действительные, а иногда и не менее важные - воображаемые: действие романов и повестей. Город тронула и украсила поэзия»[2]. Кроме того, что включает в «историческую» жизнь городского здания корифей отечественной культуры Д.С. Лихачев, автор настоящей работы учитывал еще и некоторые стороны хозяйственной жизни.

Наконец, среди целей написания книги просматривается и третья - назидательная задача. Для ее описания можно вновь обратиться к работам академика Д.С. Лихачева, который уделял много сил защите культуры России. Он совершенно справедливо писал, что «уничтожить исторический... ансамбль можно не только разрушая, но и строя». «А поэтому архитектор, работающий в старом городе, должен обладать разнородными знаниями прошлого его, быть историком не только стилей и зодчества, но и историком литературы, историком искусства и т.д. Сохранение памятников архитектуры и «литературного антуража» особенно волнует и писателей, и литературоведов - особенно потому, что «литературные места» учитываются в расчетах наших архитекторов гораздо меньше, чем памятники архитектуры»[3]. Упоминаемая работа и должна была помочь градостроителям получить простой культурологический материал, связанный с объектами городского ландшафта. А это могло помочь им в осознании необходимости сохранении исторической городской среды, которая и определяет во многом стабильность в жизни горожан, по которой так истосковались жители России в беспокойные десятилетия ХХ века. Впрочем, эта задача оказалась невыполненной из-за того, что издать относительно массовым тиражом работу пока не удалось.

Перечисленные задачи определили структуру основного корпуса работы. Каждому зданию посвящена отдельная статья, которая состоит из описания нумерации дома в разные периоды истории города и нескольких исторических справок: об элементах архитектуры и выявленных подробностях строительства, перестройки или ремонта, о собственниках здания, некоторых обитателях, знаменитых посетителях и любопытных случаях, происходивших здесь, а также обо всех выявленных учреждениях и заведениях, когда-либо располагавшихся в его стенах. Каждая статья, по мере возможностей автора, насыщалась визуальной информацией, которая иллюстрирует, а порой и дополняет текст.

Исследование было выполнено, главным образом, на материалах Государственного архива Орловской области. Кроме того, автором были учтены сведения, помещенные в «Памятных книгах Орловской губернии» за 1860-1917 гг. и, частично, данные прессы. Информация, относящаяся ко второй половине XX в., получена в ГУП ООЦ «Недвижимость» и отделе архитектуры Администрации города Орла. Широко использованы также материалы книжного фонда областной библиотеки им. И.А. Бунина.

Большая часть работы по топографической привязке выполнена с использованием владельческих чертежей и планов усадебных мест по улице Болховской. Наложение их на карту города, которую составил в 1901 г. землемер-таксатор А. Андерсен и показал на ней планы большинства построек во всех трех частях города Орла, дает наиболее надежное основание для идентификации градостроительных объектов. На заключительной стадии работы был использован также «План г.Орла», составленный в 1879 г. архитектором А.С. Вишневским. Принят во внимание и «План г.Орла 1887 г.» составленный Н.И. Андреевым (отцом писателя Леонида Андреева), хотя на нем отмечены лишь отдельные усадебные места, а основную часть составляет лишь схема улиц.

Таким образом, выполненное исследование показывает необходимость использовать в работах по локальной истории с привлечением концепта хронотопа, по меньшей мере, трех уровней масштабирования. Масштаб основного плана, в данном случае, улицы, составляется из объектов более мелкого масштаба (отдельных зданий и усадебных мест). При этом основной объект исследования должен быть вписан в общую картину более крупного масштаба, для улицы, это, безусловно, город.

Опыт изучения истории центральной улицы города Орла позволяет выделить и основные гнезда практического наполнения концепта хронотоп в работах по локальной истории города. В масштабе улицы такими гнездами являются: описание исторических условий застройки, из которой формируется улица, ее развитие в связи с развитием города и городской среды, элементы городской инфраструктуры, проявляющиеся в наземной, под- и надземной частях улицы, значимые исторические события, связанные с улицей, типичные черты экономической, политической, социальной и культурной жизни, характерные для разных эпох прошлого.

По мнению автора, обязательным условием восстановления истории улицы является выявление всех градостроительных объектов, составляющих этот городской феномен – всех зданий, памятников, фонтанов, коммуникаций и т.п. При описании главного звена улицы – отдельного здания, продуктивно группировать исторические материалы в следующих гнездах: топографическая привязка здания вербальными и визуальными средствами, описание строительной истории и архитектуры здания, хронологический перечень владельцев, знаменательные или типичные события в основных сферах жизни, а также примечательные обитатели или посетители данного здания, следующим гнездом является описание государственных или общественных учреждений, располагавшихся в рассматриваемом здании с указанием датировки, завершает описание библиография и архивные отсылки.

Примечания

1. Емельянов В.Г. Записки орловского краеведа (Рукопись). Орел, 1991. С.140.

2. Лихачев Д.С. Архитектура в контексте культуры//Лихачев Д.С. Земля родная. М., 1983. С.120.

3. Лихачев Д.С. Земля родная. М., 1983. С. 115, 120.