Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Устная история в краеведческой деятельности в 30-70-е гг. XX века (на материалах краеведов Омского Прииртышья)



Устная история в краеведческой деятельности в 30-70-е гг. XX века (на материалах краеведов Омского Прииртышья)

Седельникова Наталья Александровна, ассистент кафедры истории и гуманитарных дисциплин, филиал ОмГПУ в г. Таре

Устная история как междисциплинарный метод
исследований в истории и общественных науках переживает период бурного и
плодотворного развития. Большой вклад в этот процесс внес британский
исследователь Пол Томпсон, труды которого раскрывают возможности устной
истории, содержат описание методики исследований и интерпретации
полученных результатов[1]. В современной российской историографии
наблюдается подъем интереса к "устной истории"[2].



Осознание событий своей жизни, своего поколения, окружающего
социума у человека происходит постоянно. Это осознание является через
процесс воссоздания, осмысления прошлого, того события или явления,
которое произошло в определенный промежуток времени и в данном месте.
Через призму событий мы прослеживаем преемственность поколений, и чем
дальше по времени устные свидетельства событий, тем больше хранят
меняющееся соотношение самих воспоминаний и обобщений, суждений об
историческом прошлом и конкретных данных связанных с личностью. Память
социальная - это память, хранящая накопленные в процессе развития
человечества опыт и транслирующая культурные ценности из поколения в
поколение, объединяющая поколения и обеспечивающая культурную
непрерывность. Отсюда, из определения, вытекают следующие функции
социальной памяти: сохранение накопленного человечеством опыта;

трансляция культурных ценностей из поколения в поколение;

объединение поколений, на основе человеческого опыта;

обеспечение культурной непрерывности в развитии человечества.



В исследовательской практике на наш взгляд раскрытие этих функций
социальной памяти полнее всего обеспечивает "устная история". Живые
свидетельства о конкретных явлениях, событиях в данном месте и в
определённое время накапливаются, сохраняются на протяжении многих
десятилетий в памяти людей и становятся достоянием науки, культуры и
общества в целом посредством применения устной истории. Устные источники
позволяют зафиксировать информацию, суждения о событиях, судить об
изменении отношения советских граждан к краеведческому движению и его
элементам.



Основным источником "устной истории" являются письма, биографии,
беседы, воспоминания участников исторического прошлого. В качестве
устных источников также выступают устные свидетельства прошлых лет,
зафиксированные в дневниках, слухи, устное народное творчество. В нашем
случае мы обращаемся к дневникам людей, которые занимались краеведческой
деятельностью. Их личные материалы и записи живых свидетельств
каких-либо событий являются богатым источником устной истории. На основе
краткого анализа отмеченных материалов попытаемся показать место устной
истории в сохранении и передачи историко-культурного опыта и
формировании социальной памяти народа.



Из материалов рукописей директора (1943-1957 гг. - период работы
директором музея) омского историко-краеведческого музея А. Ф.
Палашенкова (1886-1971годы жизни) прослеживается разностороннее изучение
культурных традиций определённых этносов, в частности, ненцев
полуострова Ямал[3]. Запись 1938 года содержит следующее описание его
наблюдений: "Ненцы гостеприимны. Любят угощать и очень обижаются, если
кто отказывается от угощения….. Песен с определенным текстом нет. Но
редко можно слышать с реки тягучие звуки ненца, едущего в лодке
(колданке) и что-то импровизирующего. Передают, что в своей импровизации
поёт он: мой лодка, мой река, мой рыба и т.п."[4]. В дальнейших записях
Андрей Федорович делает зарисовки жизни данного народа. "Утром в чумах и
возле них, помимо женщин и детей находились и мужчины, готовившиеся к
отъезду на рыбную ловлю. Здесь они живут, когда тепло. А там поедут в
более лесную местность, находящуюся на расстоянии одного дня пути.
Поперек входа над очагом перекладина для подвески чайника и котла. За
досками на землю положены сплетенный в виде щита из хвороста настил. На
нем травяная циновка, а затем уже сгружена постель, состоящая из оленьих
шкур."[5]. Эти записи позволяют проследить историческую и культурную
специфику в жизни ненецкого народа.

Собственное отношение к увиденному, выражено краеведом в оценках личных
наблюдений. Ярким примером является его оценка результатов обследования в
середине 1957 года ряда районных центров Омской области, которую он
сформулировал как "болезнь культуры XX века", имеющую следующие черты:
"… У всех районных центров есть много одинакового, общего, стандартного.
Все они удивительно похожи один на другой. Те же разбросанные дома с
большими участками, … те же пустыри в центре, именуемые здесь площадями,
почти полное отсутствие озеленения, непролазная грязь… Глазу не на чем
остановиться! Нет ничего примечательного и характерного!"[6].
Накопленный материал 1957 года позволил выявить оценку и этнографических
наблюдений. "… в деревне Имшегал живут зыряне, в Гриневичах - поляки и
др., и эти особенности этнографического состава видны на облике домов,
дворов, жителей и не стёрлись до сих пор."[7]. О ценности этих
материалов сами за себя говорят слова А. Ф. Палашенкова [8]: - "Я крепко
люблю Омск, Сибирь, ее просторы, многоводные реки, яркое солнце,
голубое небо… Много раз мне предлагали перейти на более выгодные места и
большие города …боюсь, что умру с тоски по Сибири, по Омску…"



Одним из омских краеведов является Иван Семенович Коровкин,
который родился и жил в Любинском районе Омской области. Обращаясь к его
дневниковым записям периода 1938-1974 гг., в которых записаны
произведения устного народного творчества, его высказываниям и
наблюдениям, через призму социальной памяти мы имеем возможность
воссоздать картины событий и духовный мир человека, раскрыть оценку
людьми событийных явлений. Данные материалы отражают общественное
отношение не только к масштабным историческим событиям, но и отношение к
современной советской жизни. В записной книжке Ивана Семеновича
Коровкина много разных песен и частушек, зафиксированы многие события, и
в зависимости от общественной ситуации отдельные оценки и трактовки
этих событий начинают меняться - одни доминируют, а другие подавляются.
Материалы, собранные И. С. Коровкиным, действительно очень интересны.
Здесь следует отметить записанные им песни, которые Иван Семенович
сопровождает историей их возникновения или описанием обстановки, в
которой песня исполнялась. Например, "Посидел бы ты в окопах",
"Довольно, товарищи, спину нам гнуть перед старой продажною властью",
"Ой, товарочки-доярочки" и другие песни, наполненные эмоциональными,
повседневническими, мировоззренческими и ценностными ориентирами.
"Песни, созданные самим народом, переходят от поколения к поколению.
Проходят десятки лет, появляются новые люди, создается новая обстановка,
а песня по-прежнему живёт," - замечает Иван Семенович Коровкин[9].



При изучении плана-дневника Константина Ивановича Шабалина [10],
краеведа-любителя города Тары, нам предоставляется возможность
интерпретировать историческую реальность, в частности, с позиции
местной, локальной истории. Например, запись датированная в дневнике 19
июля 1968 года позволяет судить о планировании краеведческой работы в
рамках общей схемы советской истории. Речь идет о необходимости
проведения активом Тарского музея лекции в обществе глухих (но не для
глухих) на темы "Международное положение СССР" и "Борьба двух
идеологий". Понятно, что такие мероприятия имели особую значимость в
условиях существования тоталитарной идеологии.



Накопленные материалы иллюстрируют оптимистичную, востребованную
властью в данный период картину советской краеведческой работы на
региональном уровне. В них отмечается и высоко оценивается К.И.Шабалиным
факт открытия краеведческого музея, организация походов по деревням
района, участие Тарских краеведов в областных конференциях, посвященных
проблемам краеведения и т.п. Запись, сделанная в ноябре того же года
фиксирует факт роста культуры и положительные тенденции в подъеме
народного образования. Дневник содержит сведения, которые позволяют
сделать вывод о плановости краеведческой работы и ее ориентированности
на решение конкретных практических задач. В числе таких сведений можно
назвать задачу сбора музейных предметов, организацию и проведение бесед
на классных часах в школах г.Тары, необходимость развития издательской
деятельности активом краеведческого музея, организацию походов,
оформление экспонатов и т.п.



Таким образом, нами показаны различные срезы исторической
действительности, фиксированные в устных источниках. Устная история,
опираясь на различные источники, письменные и устные свидетельства
прошлых лет, открывает возможность приблизиться к осмыслению своей
истории людьми, которые были современниками данного периода, показать
процесс формирования социальной памяти как объективно обусловленной и
эффективной формы сохранения и обеспечения преемственности накопленного
опыта и познания истории, культуры и людей родного края.

Примечания

1. Томпсон Пол. Голос прошлого. Устная история/ Пер. с англ. М.: Издательство "Весь мир", 2003.- 368 с.

2. Орлов И. Б. Устная история: генезис и перспективы развития //
Отечественная история. 2006. № 2.- С. 136; Кринко И. Д. Устная история,
ее проблемы и возможности// Вопросы истории и методологии истории. Сб.
научных статей. Вып. 3.- Майкоп, 2001.- С. 37-48; Стрекалова Е. Н.
"Устная история" как одно из направлений "новой локальной истории":
Сборник научных статей. Вып. 3.- Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. - С.
297-302.

3. ГАОО. Ф. 2200. Д. 28. Оп. 1.

4. ГАОО. Ф. 2200. Д. 28. Оп. 1. Л. 54.

5. ГАОО. Ф. 2200. Д. 28. Оп. 1. Л. 35.

6. ГАОО. Ф. 2200. Д. 22. Оп. 1. Л. 72.

7. ГАОО. Ф. 2200. Д. 22. Оп. 1. Л. 24.

8. ГАОО. Ф. 2200. Д. 11. Оп. 1. Л. 18.

9. ГАОО. Ф. 2200. Д. 1011. Оп. 2. Л. 22.

10.Дневник К. И. Шабалина находится в Тарском историко-краеведческом музее.