Вы здесь

    • You are here:
    • Главная > Микроистория украинского села 1920-х годов на страницах журнала Радянський селянин



Микроистория украинского села 1920-х годов на страницах журнала Радянський селянин

"Радянський селянин" - общественное, научно-популярное издание Наркомзема Украины, выходящее два раза в месяц с января 1924 г. Краткое вступление первого номера определяло основные задачи журнала, выдвигая при этом проблемы, волнующие конкретное село и крестьянина в частности: "Издание ставит перед собой задачу выяснять и освещать важнейшие стороны хозяйственной и общественной жизни на селе… Лишь при помощи самих крестьян и за их участием журнал может держать тесную связь с селом и откликаться на все потребности крестьянской жизни"[1]. Журнальная информация на предмет сельской жизни подчеркивает многоплановость издания, содержание которой представляют "передовые статьи по хозяйско-общественной жизни, фейлетоны…, статьи по вопросам землеустройства, землепользования, организации хозяйства, агрономической помощи; статьи о сельхозтехнике, о практике передовых хозяйств у нас и за рубежом…, статьи о сельскохозяйственной кооперации, о сельскохозяйственном образовании…, письма читателей, ответы на вопросы, объявления из культурной жизни"[2].
Своеобразие издания состоит не только в его особенной информационной функции, в сложности структуры, но и в богатстве его жанров. Условно их можно разделить на три группы: информативные, аналитические, художественно-публицистические.
Общей чертой первой группы - стремление более точно передать информацию о событии, факте. Заметки, сообщения, рассказы, отчеты, крестьянские репортажи составляют основные жанры этой группы в журнале. Рубрика "Жизнь на местах" ведает о сельскохозяйственных коммунах ("Новый мир", им. Мануильского и т.п.): "Коммуна им. Мануильского состоит из 11 незаможных семей общей численностью 42 человека. Коммуна имеет 6 плугов, 2 культиватора, 2 сеялки, 1 веялку, 6 коров, 1 свинью, 150 кур, маслобойку, орендует 2 мельницы. Коммуна обрабатывает 140 дес. земли"[3]. Рубрика "Житие-бытие крестьянское" в заметках, рассказах и сообщениях раскрывает о новом и необычном на селе: "Зажгли и мы свечу культуры", "Наш сельскохозяйственный кружок работает" и т.п.[4]
Второй номер журнала за 1924 год почти полностью посвящен памяти Ленина. Сельский репортаж передает хронику траурного события в слободе Б. Писарщина на Харьковщине: "27 января крестьянство принимало участие у похоронах славного вождя трудящихся В.И.Ульянова-Ленина. Возле РИК собралася сила крестьян. У трибуны поставили шеренги допризовников, представителей всех организаций. С грустью говорил секретарь РПК… Грустные стояли крестьяне, провожая вождя в могилу. А в этот момент телеграф передает: "Ленина опускают в могилу, склоните головы", и на нашем телеграфном филиале раздался выстрел из ружья"[5].
Вопросы землеустройства, как налоговая политика и "ножницы" цен были приоритетными в крестьянской среде. Тема землеустройства звучала достаточно часто на страницах журнала в рубрике "Ответы на вопросы". При необходимости на страницах издания крестьянин смог получить консультации. Крестьянин села Островка интересовался: "1924 года земкомиссия сельского совета отобрала у меня излишек земли. Имела ли она на это право?" Ответ: "Постановлением ВУЦИКа от 11 сентября 1923 года административный порядок отобрания земельных излишков был запрещен. В дальнейшем изымание земельных излишков разрешалось только через Окрземсудкомиссии, по требованию сельского совета и КНС, которыми было заявлено до 1 января 1924 года, к тому же все подобные дела должны быть рассмотрены О.В.К.З.С.К. до 15 апреля 1924 года"[6].
Политика "нового курса" вызывала интерес у крестьян-производителей укреплять, расширять собственное хозяйство. "Радянському селянину" адресовались вопросы связанные с арендой земли, использованием наемного труда, унаследованием собственности и др.[7] Крестьяне активизировали собственную позицию во время перевыборных кампаний на селе. Стремление избирать и быть избранными вызывало интерес у крестьян к своим личным и политическим правам. Журнал получал вопросы такого характера: "Лишаются ли избирательных прав члены семей тех лиц, которые лишены этих прав за конституцией?"(Полтавщина). Крестьян, лишенных избирательных прав, интересовало могут ли они быть членами сельскохозяйственного кооператива (села Киевского, Одесского округов)[8]. Канун "чрезвычайщины" тревожной неопределенностью сказывался на настроениях крестьян: "Могут ли меня считать за кулака? Я имею 12,78 дес. земли, 2 коня, 1 корову, телку, воз, сани, хлеб при 11 едоках?" (крестьянин Винницкого окр.)
Экономическая политика советского режима конца 1927 года, направленная на слом нэпа, определяла содержание информативных материалов "Радянського селянина": о хлебозаготовительных кампаниях, сельскохозяйственном налоге, о самооблоге и индустриальном заеме: "самооблог появился в условиях, когда село с большой напряженностью исполняло другие государственные и гражданские обязанности: уплата сельскохозяйственного налога, окладного страхования…" (с. Лесовое, Житомирский окр.)[9]
Административные, "военно-коммунистические" методы управления, нереальные налоги встречали сопротивление села: "Конечно было сопротивление. Некоторым хозяйствам было трудно оплачивать свой пай по самообложению. Местами нелестно встречали предложения представителей власти о самообложении" (с. Глинское, Николаевского окр.)[10]. Село интересовала правда: "Чем можно объяснить чрезвычайные меры советской власти по хлебозаготовкам в прошлом году?" (с. Висковцы Черниговского окр.)[11].
Специфику периодических изданий подчеркивает фактор обратной связи. "Радянський селянин" стремиться выражать сельское общественное мнение. Корреспонденции крестьян, статьи селькоров, представляли аналитический жанр издания. Основная цель этих материалов - передать авторское мнение по поводу тех или иных событий на селе и в стране. Рубрика "Глухие закутки" приглашала крестьян к диалогу, и они активно отозвались: "посыпались письма, искренне написаны, в некоторых разочарование, безнадежность, а в некоторых спокойный анализ ситуации. Но, безусловно, все горели желанием оздоровить "закутки"[12]. Интересовала крестьян культурно-бытовая сфера, работа общественных и государственных организаций на селе, взаимосвязь сельского совета и земобщества, землеустройство, борьба из самогоноварением. Сталинская "революция сверху" рождала крестьянскую корреспонденцию, посвященную раскулачиванию, принудительным хлебозаготовкам, заему для индустриализации, самообложению. Что каасется последнего, журнал публиковал откровенную крестьянскую мысль: "Не нужен нам этот самооблог. Мы и без воды и без мостов проживем! Вы только и знаете что шкуру дереть" (с. Дмитровка Очаковского района)[13].
Редакция поощряла и приглашала сельских жителей к обсуждению актуальных тем: "Особенно для нас важны сообщения о состоянии кооперации, коммун, артелей, о работе местного агронома, КНС, сельбуда и т.д. Ваша корреспонденция будет оплачена"[14].
В художественно-публицистическом жанре сочинялись крестьянские очерки, фельетоны, памфлеты, которые подчеркивали природный ум, народный юмор, находчивость. О приключениях во время проведения землеустройства поведала смешинка:
Хіба безбожні ми татари?! -
Кричав на сході дядько Клим.
Хіба якійсь ото "гитари"
Пошкодять нам розмірять клин?!
Ісход рішив: "Не дурні ми ".
Й теля в бога не з`їли.
Ділити землю як колись
Діди й батьки ділили."
І майже літо мотузки
По нивах всіх тягали.
І межі всюди де могли
Нові повстановляли"[15].
"Радянський селянин" в глазах крестьянства вырастал до уровня влиятельной, спасительной инстанции от бесчинств чиновников местной власти. "Местные органы часто не внимательны к мелким, но острым и болезненным крестьянским проблемам, - писал "Бюллетень Наркомзема", - что вызывает негативное отношение и недоверие крестьян к низовым земельным органам, подрывает их авторитет, и принуждает крестьян непосредственно обращаться в центральные учреждения НКЗС, ВУЦИКа, СНК…"[16].
Крестьянская корреспонденция проходила цензуру на предмет лояльности к большевистскому режиму. Приемлемы власти материалы рекомендовались к печати. Остальные, особенно те, которые превышали допустимую границу критики советского политического режима, составляли основу аналитических подборок взглядов крестьян и направлялись под грифом "Секретно" члену политбюро ЦК КП(б)У Медведеву или в ЦК КП(б)У[17].
Несмотря на опеку массового печатного слова со стороны режима, "Радянський селянин" отображал эпоху 1920-х годов и крестьянство в ней, кампании и аграрную политику советской власти, конкретизировал факты местной истории.

Примечания
1. Радянський селянин. 1924. Ч.1.
2. Радянський селянин. 1924. Ч.1. С.1.
3. Радянський селянин. 1924. Ч.3-4. С.20-21.
4. Радянський селянин. 1927. Ч.1. С.39-41.
5. Радянський селянин. 1924. Ч. 2.
6. Радянський селянин. 1925. №. 23. С.43.
7. Радянський селянин. 1925. №. 8, 9.
8. Радянський селянин. 1927. № 16, № 21.
9. Радянський селянин. 1928. № 4. С.1.
10. Радянський селянин. 1928. № 4. С.1.
11. Радянський селянин. 1928. № 11-12. С.25.
12. Радянський селянин. 1924. №.11-12. С.25.
13. Радянський селянин. 1924. №5. С.33.
14. Радянський селянин. 1924. №5. С.29.
15. Радянський селянин. 1925. №22. С.43.
16. Бюлетень Народнього Комісаріату земельних справ. Узаконень і розпоряджень урядів СРСР та УСРР, обіжники, накази, інструкції та розпорядження НКЗС. 1927. Ч. 14.-8.04.
17. Центральний державний архів громадських об'єднань України (далі ЦДАГО України). Ф. 1. Оп. 20. Спр. 2700; Спр. 2928.